WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |

Переход видового понятия в родовое, которое обычно бывает в иерархически организованных системах, в высказываниях информантов не наблюдается. Гиперонимами в подгруппах «рабочая обувь» и «легкая обувь» остаются все те же – обутки, обуй и т.п. Прямое использование в качестве гиперонимов общерусских слов сапоги, тапочки, ботинки, вытеснивших из активного употребления названия самодельной обуви, встречается редко. Носители диалекта, указывая на неполноту соответствия предметов, говорят: как тапочки, но не тапочки. Составители АС вводят в качестве гиперонимов для «рабочей обуви» - ботинки, сапоги, реже тапочки – для «легкой обуви». Чаще для этой подгруппы составители АС не находят иного гиперонима, кроме самого общего – обувь.

Естественно пронаблюдать, насколько системно представлена в АС эта устаревшая группа слов. Непременными дифференциальными признаками группы должны быть назначение (функция) и особенности внешнего вида [Судаков 1986:

105]. Они должны быть ведущими, существенными признаками, но определяющими становятся иные признаки, что связано с особенностями жизни казаков-первопроходцев на отдаленной окраине страны, где не было сапожных мастерских, фабрик, приходилось надеяться на способности сельских умельцев и собственную изобретательность. В рассказах жителей это подчеркивается, постоянно звучат слова «своедельская» - «не базарская».

Изготовление обуви, преимущественно рабочей, в этих условиях не было стандартизировано, поэтому объединяющим в АС оказался признак «сделанная кустарным способом, в домашних условиях».

Существенные признаки – особенности кроя и материал – определяют и разграничивают наиболее общие подгруппы – «рабочую обувь типа сапог» и «легкую обувь». В пределах этих подгрупп возникают оппозиции: летняя – зимняя, мужская – женская, сыромятная – замшевая («из половинки»), из ткани, стеганая – валеная, кожаная – меховая, будничная – праздничная, но они оказываются мало значимыми:

- Сошьют будничны воротяшечки, в церковь тоже в них пойдем (Уш.Шим.).

Это и понятно, так как все оппозиции размыты, ведь практически не было различий в будничной и праздничной обуви, мужской и женской, она была «и в пир и в мир».

Составителями эти признаки включались в дефиницию как атрибуты гиперонима. Так, прилагательные легкая вобрало и понятие примитивная, и удобная, без голенищ.

Для подгруппы легкая обувь показательна лексическая мотивация, определяющими признаками бывают:

- способ изготовления – шитанки, стеженочки (стеганая обувь);

- особенности кроя – воротяшки, выворотки, выворотяшки (из шкуры мехом внутрь), заворотяшки (охотничья, мехом наружу);

- материал – деревянки, собачины;

- внешний вид – моршни, моршки;

- способность издавать легкий звук при ходьбе, шаркать – чирки, шептуны, шепоточки.

Осознание мотивационных отношений нередко звучит в высказываниях говорящих:

- Моршни сморщатся, когда их соберешь (Алб. Скв.).

- С козлинки сделают воротяшки, вывернут (Союз. Окт.).

Множественность обозначений осложняется словообразовательной вариантностью: выворотки – выворотники – выворотяшки, появляются слова с уменьшительно-ласкательными значениями: чирки – чирочки, воротяшки – воротяшечки и т.п.

Сопоставление лексем в пределах одной группы слов АС убеждает в том, что словарные характеристики рассматриваемой группы предельно приближаются к оценкам этой лексики жителями бывших казачьих сел Приамурья. Они многогранны, иллюстрируют специфику самих предметов, для которых в целом ряде случаев трудно найти объединяющее слово, кроме самого общего – обувь.

Специфика реальных предметов проявляется в невозможности отождествить ряд близких номинаций. В сознании амурских жителей существуют несколько оппозиций, которые не позволяют объединить в синонимический ряд такие лексемы, как воротяшки и шептуны, так как покрой у них разный. Однако несомненна синонимия воротяшек и чирков в 1-м значении – «чирки как вортяшки, только без голяшек. Чирки кроятся на две половины и сшиваются», но она не отражена в АС. Шептуны скорее сближаются с моршнями (моршками). Избыточна в дефиниции к бродням и ичигам оценка «не пропускающие влагу». В отдельных случаях необходимо ввести помету «устар.».

Возможны и другие частные уточнения.

Не все явления этнического плана укладываются в лаконичные характеристики, типичные для 80-х гг. К примеру, битая печь – не просто «глинобитная печь», как дано в АС, а печь, сбитая из сырой глины в один день – глинобитная печь; жареха – «жареная пища» (АС), но это и обычай угощения свежим жареным мясом по поводу удачной охоты или забоя домашнего животного:

- Мы кабанчика забили, приходи на жареху, на свежину (Черн. Магд.).

Оказываются за пределами толкования важные профессиональные тонкости, а также проявления национального менталитета, уходящего в глубину веков, – гостеприимства русского человека, Каждая группа, формируясь исторически, имеет свои особенности. Время меняет также поколения читающих людей, а «словарное время» тоже оказывается довольно значительным. Так, основные записи для «Словаря русских говоров Приамурья» были сделаны в 60-70-е годы ХХ века. Это нередко рассказы старожилов, родившихся в XIX веке. Будущий Амурский словарь ориентирован уже на читателей XXI века. Составители АС, к счастью, они же и наблюдатели, - люди, сформировавшиеся в ХХ веке. Им предстоит в новом издании Словаря установить «связь времен».

В этом отношении возникают сложности с толкованием некоторых народных праздников, гуляний. К примеру, в АС слова вербохлест и подкопенница толкуются как религиозные праздники, что не совсем оправдано. Известно, что народные гулянья и праздники в основе своей могут быть дохристианскими и христианскими. Однако отмечено, что народное языковое сознание русских объединило эти разные истоки: религиозные события переосмыслились, получив и иную мотивацию, связанную с сезонными работами, природными явлениями, суеверными приметами, и соответствующее народное обозначение.



Так, в АС слово вербохлест истолковано как устар. «весенний религиозный праздник». Сопроводительный контекст из Константиновки (Амур.) включает народную пословицу «Вербохлест – бей до слез. Рано вставали, вербу рвали и в церковь шли».

В с. Черняево отмечено: «В вербохлест девки гусарики надели и пошли гулять, а ноги позамерзли». Явно, что этот праздник связан с вербным воскресеньем. В «Словаре русского языка» вербное воскресенье рассматривается как устойчивое сочетание и дается без ограничительных помет [МАС 1981: 1, 150].

Согласно легенде, в последнее воскресенье перед Пасхой Иисус Христос пришел в Иерусалим и был радостно встречен людьми с ветвями вербы иерусалимской, или масличной ивы.

На Руси это воскресенье стало называться вербным воскресеньем. По поверью, сообщенному В. Далем, скотину выгоняют в поле первый раз вербой с вербного воскресенья [СД 1955: 1, 178]. И это, по народным приметам, спасает скот от болезней и увечий. На Амуре вербное воскресенье имеет синоним вербохлест. В сложном слове вербохлест сохраняется отголосок древних представлений, а в высказывании говорится об обычае идти в этот день к церкви с веточками вербы. Таким образом, в АС-дефиниция слову может быть следующей: «Устар. Народное название христианского праздника, предшествовавшего пасхе;

вербное воскресенье. В этот день принято идти в церковь с ветками вербы. Согласно поверьям, ветки вербы оберегают от болезней и увечий, поэтому их устанавливают в домах, ими выгоняют скот в первый раз весной в поле».

Подкопенница в АС объясняется так: «Устар. Религиозный праздник в честь богородицы ()». Говорящие точную дату не называют, но особенности этого дня характеризуют следующим образом:

- В июле подкопенница будет, сердитая, богородица: копны, зароды разворачиват, часто загорались зароды (Н-Андр.

Бел.).

Уместно к этому толкованию в АС-2 добавить: «народное название религиозного праздника в честь богородицы. По приметам, в этот день часты грозы с ураганным ветром».

Надо сказать, что некоторые дни из святцев совпадали с сезонными работами. Полагался отдых, а тех, кто нарушал запрет работать в день праздника, ждала небесная кара. Сравните:

- Завтра Кирика будет – грозный праздник. Прокопьев, Кирика, Ильин – это грозный праздник (Е.-Ник. Окт.).

- В Кирики Улиты работать нельзя. Грозы бывают в этот день (Е.-Ник. Окт).

- Прокопьев день – годовой же праздник, тоже грозный, с ево начинают хлеб жать (Е.-Ник. Окт.).

Вероятно, у прилагательного грозный, кроме значения «обильный грозами, грозовой», в сочетании со словом праздник возникает значение «согласно приметам и поверьям, знаменующий наказание, кару». Значение не отмечено в АС.

Внешне несложно словосочетание годовой праздник. В АС годовой праздник дается как «устар., престольный праздник».

Характеристика явно недостаточная, так как для читателя XXI века сочетание «престольный праздник» непонятно, оно устарело в современном литературном языке. Годовым, то есть единственным в году, главным для данного села, считался праздник в день святого, чье имя носит церковь села, имеет престол этого святого. Следовательно, для АС-2 возможна дефиниция: годовой праздник «Устар., единственный в году, для села главный праздник в память того церковного события или того святого, в честь которого построена церковь села; престольный праздник».

Вполне вероятно, что в связи с усилением религиозного просветительства, интереса к православной мифологии эти зна ния могут активизироваться и соответственно возрастет употребительность этих словосочетаний.

В отдельных случаях существующее значение слова оказалось невыявленным. Так, в связи с самовольным, тайным выходом замуж, в русских говорах Приамурья известны устаревшие выражения бегловая свадьба, свадьба убегом. Соответственно, следовала просьба о прощении у родителей. АС отмечает слово простины (прощины) – «Устар. Обряд прощения родителями молодоженов, обвенчавшихся тайно». Естественно, обряд этот социально-этнического плана, не религиозный. Однако чаще (вероятно, в надежде на благоприятный исход) этот покаянный акт приурочивали к прощеному воскресенью – последнему дню масленицы. Об этом - реплика в АС:

- На простины на масленицу ездили (Черн. Магд.).

Следовательно, у диалектного слова простины (прощины) в русских говорах на Амуре необходимо выделить не одно, а два значения:

1. «Устар. Последний день масленицы; прощеный день. В этот день родные, близкие идут в гости друг к другу, угощаются блинами и просят друг у друга прощения».

2. «Устар. Обряд прощения родителями молодоженов, обвенчавшихся тайно».

Таким образом, в наблюдаемых говорах произошло переосмысление некоторых праздников: в связи с забвением религиозных мотивов стали актуальными (а возможно, и были прежде) другие семантические признаки – природные, фенологические, социальные и т.п. Задача составителей АС-2 – учитывать эти фоновые знания в словарных статьях. Статья также – приглашение к размышлению для всех, кому дороги судьбы родного слова.





Литература 1. АС 1983 – Словарь русских говорах Приамурья. – М.:

Наука, 1983.

2. МАС 1981 – Словарь русского языка в четырех томах / Под ред. А.П. Евгеньевой. – М., 1981.

3. СД 1955 – Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. – М., 1995.

4. Гак 2001 – Гак В.Г. Словарь В.И. Даля в свете типологии словарей // Вопросы языкознания. – 2001. – № 3.

5. Демидова 1982 – Демидова К.И. Системные отношения на лексико-семантическом уровне в диалектной форме национального языка // Системные отношения в лексике и фразеологии. – М., 1982. С.3-15.

6. Кирпикова 2001 – Кирпикова Л.В. О соотношении языковых представлений носителей диалекта и лексикографа // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. – Благовещенск, 2001. С.163-168.

7. Козырев, Черняк 2000. – Козырев В.А., Черняк В.Д. Современная лексикография в образовательном пространстве // Актуальные проблемы русистики. – Томск: ТГУ, 2000. – С.173-179.

8. Нефедова 1977 – Нефедова Е.А.Об описании значений слов конкретной лексики // Вестник Московского университета. Сер.9. Филология, 1977. - №3. – С.55-63.

9. Ростова 2000 – Ростова А.Н. Стратегия толкования значений слов говорящими: обусловленность языковыми факторами и когнитивными способностями // Актуальные проблемы русистики. – Томск, 2000. С.187-193.

10. Судаков 1986 – Судаков Г.В. Предметно-бытовая лексика в ономасиологическом аспекте // Вопросы языкознания. – 1986. – №6. – С.105-112.

О.Ю. Галуза, БГПУ Словарь одного говора как особый тип диалектного словаря (к вопросу о проекте словаря албазинского говора Амурской области) В типологии диалектных словарей, представленной О.И. Блиновой [Блинова 1984:126], особо выделен словарь одного говора, объектом лексикографирования в котором является «лексическая микросистема». Считается, что именно в данном типе словаря с наибольшей точностью можно отразить различные системные отношения и связи, проиллюстрировать примерами функционирование сосуществующих в одной диалектной системе языковых единиц. Однако возможности такого словаря не являются безграничными: невозможно выявить и показать в полном объеме все богатство словарного состава говора. Поэтому, по словам Ф.П. Сороколетова, «говорят о необходимости показа основных особенностей лексической системы говора», т.е. показа «наиболее существенных черт говора, выделяющих его из ряда других говоров и противопоставляющих его литературному языку» [Сороколетов 1981: 8].

Одним из видов системных отношений, которые могут быть отражены в словаре одного говора, являются связи и отношения между вариантными единицами. В диалектной лексикографии есть подобный опыт. Например: Словарь современного русского народного говора (д. Деулино Рязанского р-на Рязанской области) [Словарь совр. нар. говора (д. Деулино) 1969 ], Полный словарь сибирского говора [Полный словарь сиб. говора 1992-1995], Словарь вариативной лексики сибирского говора З.М. Богословской [Богославская 2000].

Факты свидетельствуют, что многочисленнее всего вариантные единицы в говорах вторичного образования. Наиболее полный список вариантных рядов оказывается возможным представить только в аспектном вариативном словаре [Богославская 2000]. В диалектном словаре полного типа [Полный словарь сиб. говора 1992-1995] также в достаточном объеме по казаны варианты слов, которые по своей отнесенности к формам национального языка могут быть общерусскими, диалектнопросторечными, диалектными. Меньшими возможностями в этом плане обладает дифференциальный словарь. Однако и в нем, думается, варианты слова, функционирующие в системе одного говора, должны быть отражены полностью, независимо от их принадлежности к общерусским, диалектным или диалектно-просторечным лексическим единицам. Это позволит более точно и объективно представить лексико-семантическую систему говора, показать ее отличия от системы литературного языка, даст возможность исследовать отношения, возникающие внутри вариантных рядов, а также межсловные связи однокорневых образований в говоре.

Изучаемый нами албазинский2 казачий говор входит в группу русских говоров Приамурья, сформировавшихся в середине Х1Х века. Носителями его в настоящее время являются потомки забайкальских казаков, первых поселенцев на Амуре.

Данный говор имеет севернорусскую основу и относится к вторичным, говорам позднего образования. История же самого села Албазина началась в ХVII веке. Это самое древнее, первое поселение русских на Амуре, которое сохранило свой колорит и до сих пор. Необыкновенно самобытной была и остается речь коренных жителей. Об этом свидетельствуют следующие записи.

1970 год. «Вот уже девяносто девять лет ноги носят по земле, а теперь ни голосу ни выносу. Уроженка я албазинская, и мать моя тутока родилась... Куда-то молодушка убежала, ло потинку бросила и шитонки мне не дала. Колька, пореви её» (Д.В. Исакова, 99 лет).

Это говор двух близлежащих сел, Албазина и Джалинды, Сковородинского района Амурской области, которые в силу территориального расположения, прочности родственных связей жителей сохраняют однородный состав населения и однородный говор.

1979 год. «Надо нам лохматину, идёшь в магазин. Опеть эти помягче, а те посушее. Шчас в магазине таки не продают.

Платте, подстафеточка маленька. Вот тут обложка положка. Браво они на тебе. Из собачины бурки шили всяки, всяки» (Е.А. Сухоносова, 67 лет).

2001 год. «Идёт, в меня кидат и кидат. Я его догнала да напучкала ему. А мать его потом жалуется: девка твоя мово парня чуть не убила, не порешила» (Зайцева А.К., 81 год).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.