WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 28 |

2. Общественная медицина. Общественные медики имеют дело с клиентами — отдельными физическими лицами. Основные причины, по которым обращаются люди к общественному врачу — проблемы и ситуации, которые возникли после перенесения человеком заболевания, личной трагедии, насилия, террора; для профилактики таковых путем изучения и постижения проблемы и ситуации, с которыми может столкнуться клиент; в случае неизбежных негативных изменений социальных условий, в которых он находится; в результате внутрисемейных коллизий (с детьми, родными); в результате собственного возрастного кризиса или личностной драмы; для научного прогноза наследственных заболеваний у него, его родных или детей. Общественный врач также помогает клиенту решать его любые проблемы и задачи, которые могут вызвать заболевания у него или его родственников, или снизить качество жизни. Вместе с тем, обратившись к общественному врачу, клиент также может прогнозировать и планировать изменения в сторону улучшения уровня и качества жизни. Общественный врач оказывается необходимым всегда, когда у человека резко изменяется социальный или психосоматический статус жизни, вне зависимости от причин (социальных, микросоциальных или личностных). Проблемы брака, семьи, здоровья и воспитания детей, здоровья престарелых членов семьи, отношение с родными, страдающими неизлечимыми или психическими заболеваниями; решение вопросов, связанных с изменением образа или стиля жизни, профессии или собственного психосоматического имиджа; проблемы, возникающие у клиента в связи с миграцией или эмиграцией, вынужденным переселением, — все это также находится в компетенции общественного врача.

3. Социологическая медицина. Это направление возникло как самостоятельная ветвь социальной медицины в связи с научно-практическими достижениями прежде всего в области медицины, медицинской генетики, медицинской электронной технологии. Это такие стремительно развивающиеся направления в указанных областях, как клонирование, трансплантация и имплантация органов и тканей, которые уже сегодня могут быть поставлены на конвейер; криогенизация органов, тканей и самого человека, искусственное оплодотворение, активное вмешательство в генетические программы человека и его иммунные процессы, математическое вычисление продолжительности жизни человеческого организма, того или иного его органа. Если все эти достижения современной медицины окажутся безнадзорными, то уже сегодня они смогут качественно изменить структуры современных обществ, изменив в корне фундаментальные представления человека о жизни, о себе, своих возрастных возможностях и смерти. Одно только клонирование, если станет повседневной реальностью, может полностью разрушить фундаментальные социальные структуры. Исчезнет семья. Не будет ни родителей, ни родственников, ни братьев, ни сестер, ни жен, ни мужей. Будут одни клоны.

Вычисление формулы смерти и возможность ее изменения в желаемом направлении способны обесценить жизнь человека как таковую, разрушить все накопленные человечеством за всю его историю культурные и религиозные ценности. Можно назвать и другие достижения современной науки и техники, имеющие прямое отношение к прогрессу в медицине, чтобы прогнозировать глубинные социальные преобразования, если не хаос. Так, трансплантация органов и тканей, изменяющая генетическую программу реципиента, порождает Франкенштейнов, которые будут порождать Франкенштейнов. Законы рода и племени перестанут работать.

Указанные выше и другие, подобные им, изменения в социальных структурах и в социуме глобально, которые неизбежно последуют за научно-техническим прогрессом в медицине и смежных с ней областях знания и практики, и предназначена изучать и предвидеть социологическая медицина. В конечном итоге дело касается человека, значит — его здоровья, общества, значит — и здоровья общества в целом.

С другой стороны, социологическая медицина изучает и анализирует непонятные врачам и биологам явления, такие, например, как глобальное постарение населения и резкий рост численности страдающих (также почти глобально) болезнью Альцгеймера, вместе с ее «омоложением», заставляющий говорить о стигме Альцгеймера.

4. Пенитенциарная медицина. Исторический опыт показывает, чем демократичнее институты власти, тем больше преступлений и преступников. Наше время, характеризующееся господством демократии в развитых странах, криминально, как никогда в истории человечества. Количество людей в тюрьмах в развитых странах увеличивается год от года в геометрической прогрессии. Так, в России к 1990 г. каждый сотый гражданин (с учетом младенцев и стариков) находился в местах лишения свободы.

Отмена смертной казни в ряде могущественных государств способствует увеличению числа преступников. Это одна сторона медали. Другая сторона медали — нарастающая генетическая мутация, результатом которой является массовое появление лиц с социопатическими характерами, девиантными и делинквентными формами поведения.

Пенитенциарная медицина занимается изучением:

• закрытых обществ — мест лишения свободы;

• врожденных преступников;

• взаимоотношений социальных факторов и психосоматической предрасположенности к агрессии и насилию;

• законов взаимоотношений и взаимосвязей лиц, находящихся в местах лишения свободы;



• законов объединения преступников в организованные группы;

• законов функционирования бандформирований;

• взаимоотношений и взаимосвязей «уставных» и «не уставных» между открытым обществом и закрытым, которым являются места лишения свободы;

• возможностей «блокирования» открытым обществом генетически предопределенных девиантных и делинквентных форм поведения;

• поиском методов дезактуализации агрессивных и насильственных тенденций у социопатической личности;

• генеалогии, географии, характерологии и этнической психологии преступной личности;

• общих закономерностей психологии преступника, социопата и личности, деятельность которой не является преступной, но выходит за рамки общепринятых норм поведения и морали.

Другими словами, речь идет об изучении генетических, психосоматических, характерологических и социальных взаимосвязей между «гением, безумием и злодейством».

5. Военная социальная медицина. Это направление возникло в связи с двумя непонятными для клинических медиков «болезнями»:

1) так называемым синдромом «бури в пустыне», возникшим у военных НАТО, принимавших участие в операции под этим названием в Ираке;

2) «балканским синдромом», неизвестным заболеванием, возникшим у миротворцев НАТО на Балканах (наличие слабой радиации на покрытиях снарядов ничего не объясняет, ибо симптоматика неизвестного заболевания исключает наличие радиационной болезни). У нас также до настоящего времени есть больные, ликвидаторы последствий Чернобыльской катастрофы, у которых радиационная болезнь была исключена, тем не менее ликвидаторы продолжали болеть и становиться инвалидами.

Жалобы советских «ликвидаторов» и солдат НАТО обеих кампаний чрезвычайно схожи.

При отсутствии каких-либо органических поражений человек страдает, нарастают слабость, истощаемость, общее, физическое и психическое недомогание, затем полностью теряется работоспособность, резко снижается порог сопротивляемости, формируется синдром иммунодефицита неспецифического характера. Кстати, чернобыльские ликвидаторы в большинстве своем были военные. Военная социальная медицина должна изучать то, что испокон веков волновало великих полководцев, а именно:

• моральное и психофизическое состояние всех и каждого, участвующих: а) в походах; б) в боевых действиях; в) после боевых действий;

• различные параметры оценок людей и местности, где происходили боевые действия. Так, сейчас должны бы работать социальные врачи в Ираке, на Балканах и в Чечне. «Население Белграда после НАТОвских бомбардировок» — актуальнейшая тема для социальных врачей, а также и «морально-психосоматическое состояние летчиков, бомбардировавших мирный Белград». Вспомним в этой связи судьбу летчика, причастного к атомной бомбардировке Хиросимы! Современная военная практика обогащена уникальнейшим «материалом», пока закрытым для социальных врачей.

Например, «загадочное» и «романтичное» убийство наследным принцем своей королевской семьи и его самоубийство. Не нужно быть военным психологом, чтобы видеть, что это произошло по законам военной операции. Точно так же можно сказать и о «выдаче» Гаагскому трибуналу бывшего президента страны. Каковы моральнопсихологические и социальные последствия этой акции для генофонда сербского народа и генофондов лиц, ответственных и участвовавших в этой «операции» Сравним эти последствия, например, с судьбами потомков Отто Скорцени или Дантеса.

Военная социальная медицина находится в настоящее время в стадии становления и выработки методов исследования и помощи лицам, являющимся с точки зрения клинической медицины здоровыми, но с выраженным снижением качества жизни и адаптационным синдромом.

Глава 1.2. Истоки социальной медицины. Становление основных понятий § 1.2.1. Египет времён фараона Эхнатона Хорошо известно, что Эхнатон — Аменхотеп IV (1368—1351 до н.э.) был великим реформатором не только в области религии (первый в мировой истории он пытался ввести единобожие), письменности, но и медицины. Он беспощадно боролся с мракобесием, жестоко преследовал колдунов, знахарей, магов за то, что они занимались лечением.

Эхнатон возвысил врачей (эта профессия в Древнем Египте передавалась по наследству) до уровня жрецов, т.е. второго после фараонов. Напомним, что международный медицинский знак — змея, обвивающая кубок, появился при реформах Эхнатона как свидетельство равенства царя (имеющего змею в своей короне) и врача для общества.

Развалины Ком-Омбо и Луксора хранят рецепты приготовления лекарств, планы хирургических операций и описания симптоматики различных телесных и душевных недугов, которые во многом не устарели и сейчас. По сути дела врач при Эхнатоне приобрел огромную социальную значимость, ибо отвечал за судьбы и здоровье сограждан. Общественное здоровье при Эхнатоне стало важнейшей государственной ценностью. Сформировались понятия «здоровье» и «болезнь», лишенные всякого мистического смысла.

До реформ Эхнатона древние египтяне собственно не имели представлений ни о здоровье, ни о болезнях, ни о страданиях. Конечно же, они при всем при том и болели, и страдали, и получали увечья и знали, что вредно, а что полезно для их организма. Просто все это осмысливалось совсем в иных категориях. Основные источники о древнеегипетской культуре и цивилизации (кроме пирамид и храмов) — «Тексты пирамид», «Заупокойные ритуалы царей», вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид, «тексты саркофагов», сохранившиеся на саркофагах, и «Книга мертвых» — опять же сборники заупокойных текстов. Из них можно почерпнуть сведения, как представляли себе древние египтяне все то, что потом (со времен эхнатоновских реформ) стали называть здоровьем и болезнями. Даже само понятие «боль» возникло при Эхнатоне. Так вот, боль, болезнь, травма, уносящие трудоспособность, душевное страдание и т.п., — все это были ступени в царство Осириса.





Поэтому только служители культа подземного бога могли помочь человеку в преодолении недугов, т.е. замедлить его движение по ступеням смерти, или, путем колдовских чар и заклинаний, остановить человека на той или иной ступени. Даже профессиональные врачи (профессия врача сложилась в древнем Египте и соседних к нему государствах около 3 тыс. лет назад!) вынуждены были овладевать и смежным ремеслом колдуна или мага, ибо в противном случае им просто бы не доверяли. До Эхнатона врачевание было колдовским делом.

Конечно же, социальные функции врача и колдуна были поделены и в доэхнатоновское время. Но те и другие, врачи и колдуны, занимались конкретными людьми и их здоровьем и болезнями. Общественным здоровьем занимались жрецы — первые «социальные медики» в истории человечества. Они всегда имели дело с людскими массами, умело ими манипулируя. Эхнатон лишил их такой общественной значимости.

Социальные функции радетелей человеческого здоровья (как общественного, так и индивидуального) он отдал врачам. Кстати, жрецов он лишил и возможности манипулирования общественным сознанием через веру, запретив поклонение всем богам и божкам и прежде всего богу колдунов и магов Осирису (жрецам он запретил поклоняться Амону). Разрушив храмы Амона и Осириса, он построил храм Солнцу — Ахетатон (ныне развалины Телль-эль-Амарны). Свои реформы он воспел в собственно сочиненных «Молитвах Солнцу» и «Книгах Дуаты».

Врачи древнего Египта отлично знали анатомию человека и клинику многих заболеваний. Они различали врожденные и приобретенные болезни. Так, скульптура отображает болезнь вен левой голени фараона Рамсеса II и следы хирургических вмешательств, что подтвердилось при изучении его мумии. Там же стоит и колосс самого Эхнатона — мужчины с женскими животом и бедрами. В Египте и в наши дни можно на каждом углу купить каменную голову Эхнатона — огромный череп из-за непомерно больших теменных костей. Так медики отблагодарили своего покровителя, донеся до потомков особенности его болезни (череп «штеттинского ткача» и атрофию яичек), имеющей, как показала история правления этого фараона, большие социальные последствия.

Во времена смуты после смерти фараона все вернулось на круги своя. Врачи, последователи Эхнатона, подверглись гонениям и в своей деятельности должны были вновь подчиняться жрецам — служителям колдовских храмов Тота, Сохмета, Исиды, Имхотепа (это боги из окружения Осириса, покровительствующие целителям-магам).

Должно было пройти около тысячи лет, чтобы в соседней с Египтом Греции родился человек, поднявший медицину из положения культовой служительницы до уровня важнейшей государственной дисциплины.

§ 1.2.2. Гиппократ как социальный врач Любой современный врач знает о Гиппократе (460— 370 до н.э.) хотя бы четыре вещи: 1) клятву Гиппократа, 2) маску Гиппократа (выражение лица при сердечнолегочной недостаточности), 3) шапку Гиппократа (повязку, которая накладывается на голову при травмах черепа), 4) темпераменты Гиппократа (сангвиник, холерик, флегматик и меланхолик).

Гиппократ поклонялся одному Богу — Асклепию (римский Эскулап). Это от него пошло называть врачей «асклепииды» (эскулапы). Жил Гиппократ в интересное время, во многом напоминающее наше. Ему было 30 лет, когда началась Пелопонесская война, в которой победила Спарта. Самый активный период деятельности Гиппократа совпадает с расцветом Лакедемона. Гиппократ умирает в возрасте 90 лет, и вслед за ним уходит в небытие величие Спарты после ее поражения в войне с Фивами. Он никогда не был в Спарте. Но именно государственный опыт Лакедемона, особенно, что касалось общественного здоровья, двусмысленного положения врача в Спарте, и великого, и опасного одновременно, тщательно изучался Гиппократом... Он имел оппонентов как бы с двух противоположных сторон: оттуда, из древнего Египта, где врачи оставались по сути дела служителями культа Осириса — бога смерти. И со стороны могущественной и здоровой Спарты, где болезни, как и уродства, считались самым постыдным делом.

Остановимся и мы на спартанском опыте оздоровления государства и народа несколько подробнее.

§ 1.2.3. Милосердие по-спартански «Милосердие по-спартански» реже употребляется в современном мире, чем, например, «спартанский образ жизни». Хотя в эпоху завоевания Европы галлами, во времена правления Фридриха II, Бисмарка, и, наконец, в гитлеровской Германии, «милосердие по-спартански» было каноном для врачей в их профессиональной деятельности.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 28 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.