WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 30 |

Соответственно, национальная идея может создаваться на основе исторической памяти. В XXI в. по-прежнему актуальны слова Н. А. Бердяева: «Расшатались идеологические основы русского консерватизма и идеологические основы русского радикализма. Нужно прийти в иное идейное измерение. В мировой борьбе народов русский народ должен иметь свою идею, должен вносить в неё свой запас духа» [2, с. 102]. Уточним только, что не только русские как этнос, но и все граждане нашей многонациональной страны.

Однако попытки создания новых историко-государственных праздников пока не достигают результата. Например, 4 ноября до сих пор воспринимается, скорее, как дополнительный выходной день, чем общегосударственный праздник. Думается, главный недостаток подобного подхода отличается в его изначальной узости;

он рассчитан не на всех граждан России, во-первых, по причине давности времен, во-вторых, не распространяется на все этносы России. В самом деле, 1613 год, как впрочем, и вся эпоха Смутного времени, не у каждого человека вызывают значительные исторические ассоциации, а многие народы Сибири и Кавказа вообще в тот период не входили в состав нашей страны.

Объединение вокруг значимых исторических дат возможно только на основе их понимания большинством граждан России. И в первую очередь, понимания их значения для государства, будущего, лично для себя. Победа во Второй мировой войне остаётся символом в том числе и потому, что показывает возможность для нашей страны быть на равных с ведущими мировыми державами, не только в собственно политическом смысле, но и в области науки, техники и т. д. «Россия всегда, несмотря ни на что, возрождалась, потому что в трудные времена народ объединялся». Россия – родина великих научных открытий и великой культуры – таковы высказывания граждан нашей страны в ходе социологических опросов [3, с. 25].

Патриотизм может стать той объединяющей национальной идеей, которая сплотит всех граждан России. Однако для достижения этого необходимы усилия не только со стороны государства, но и общества. Отметим, что, на наш взгляд, основы патриотизма должны закладываться в семье, с первых сознательных шагов растущего человека. Затем воспитание будущего гражданина (вспомним некрасовские «поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан») должно продолжаться в школе, особенно на уроках истории, литературы, обществознания. Патриотическое воспитание должно осуществляться на примере исторических личностей. Чтобы стать патриотом своей страны, надо прививать любовь к родителям, уважение к старшим. Важное внимание должно уделяться и пропаганде подлинного независимого внешнеполитического курса нашей страны. К моменту окончания средней школы, получения высшего или среднего специального образования каждый гражданин должен уважать свою страну, гордиться ею, понимать, что это его подлинное Отечество.

Однако человек должен видеть заботу и внимание к себе на государственном уровне, чтобы не попасть в руки различных националистических организаций, разжигающих межнациональную рознь и подрывающих основы российской государственности. Справедливы слова Аристотеля: «Едва ли ктонибудь будет сомневаться в том, что законодатель должен отнестись с исключительным вниманием к воспитанию молодёжи, так как в тех государствах, где этого нет, и самый государственный строй терпит ущерб» [1, с. 628].

Таким образом, в условиях глобализирующегося мира патриотизм и национальная безопасность России взаимосвязаны. Решение проблемы патриотического воспитания возможно только на основе консолидации государства, общества и личности вокруг общего исторического прошлого, объединяющей всех граждан РФ. От решения этой задачи зависит будущее развитие России, так как стремительно набирающий ход XXI век будет во многом переломным для развития техногенной цивилизации, а борьба за право быть лидером глобализации будет, по всей вероятности, только обострятся.

Библиографический список 1. Аристотель. Политика. Книга 8 // Сочинения : в 4-х томах. – Т. 4. – М., 1983. – С. 628.

2. Бердяев Н. А. Судьба России : книга статей. – М., 2007. – С. 9.

3. Касамара В. А., Сорокина А. А. Постсоветская ностальгия в повседневном дискурсе россиян // Общественные науки и современность. – 2011. – № 6. – С. 18–31.

4. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до года // Конституционно-правовой статус Совета Безопасности Российской Федерации / под общей ред. Н. П. Патрушева. – М., 2009.

5. Траба Р. Польские споры об истории в XXI веке // Pro et Contra. – 2009. – № 3 – 4. – С. 43 – 64.

6. Фукс А. Н. Школьные учебники по отечественной истории. – М., 2008.

ИНФОРМАТИЗАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ Л. М. Юсупова Астраханский государственный университет, г. Астрахань, Россия Summary. The article deals with the problems of modern society in the context of globalization. The author believes that the information plays an increasingly important role in social development. Argues that computerization transforms the value foundations of society.

Key words: information society; informatization; values.

В современном мире информатизация становится неотъемлемой частью реальности. Информационные технологии, распространяясь во всех сферах жизни общества, качественно отражаются на способах и формах жизни конкретного индивида. Информационное общество наряду с упорядоченными функциональными потоками информации характеризуется также хаотичными информационными волнами, заполняющими остальное культурное пространство индивида. Этот информационный хаос часто превалирует над функциональным порядком.



Современная цивилизация всё большими темпами развивается в направлении структурно-функциональной информатизации. Глобализация мирового экономического пространства уже немыслима без сопутствующего ей распространения информационных технологий. Наряду с существенным увеличением операциональных возможностей для социальноэкономического развития, обеспеченных информатизацией, в свою очередь, претерпевает значительные изменения и духовная сфера жизни общества.

Тенденции развития информационного общества определяют векторное смещение ценностных ориентаций, главными из которых являются доминирование материальных интересов субъекта над духовной сферой, замещение духовной культуры узкопрофессиональными знаниями, замена нравственных идеалов гедонистическими и утилитаристскими нормами, вытеснение реального живого общения виртуализированной формой и ориентация досуга на развлекательность.

Инверсированность системы ценностей информационного общества наиболее ярко выражается при сопоставлении с классической системой ценностей. На вершине пирамиды находятся ценности приятного и неприятного, базирующиеся на чувствах наслаждения, удовольствия, боли и страдания. Изменение системы нравственных ценностей в эпоху виртуализации совершается посредством преломления через культуру общества и интересы отдельного индивида.

Таким образом, изменение систем ценностей и приоритетов социального развития можно определить как кризисные тенденции развития информационного общества. Определяющими ценностями информационного общества становятся информация и виртуализация, модифицирующие отношения людей и формы общения между ними. Доступ к информации и информационным ресурсам органичен материальными возможностями индивида. Эфемерность информации приводит к отсутствию избирательности при выборе потребляемой информации. Классические ценности сменяются новой ценностной системой, значительная часть которых связана с виртуализацией жизни общества и отдельного индивида. Доминирующими факторами в отношении к информации становятся прагматичность и утилитарность, что, в конечном итоге, приводит к снижению ценности самой человеческой личности.

Библиографический список 1. Философия // Всемирная энциклопедия / под ред. А. А. Грицанова. – М. : АСТ; Мн. : Харвест, 2001. – 1312 с.

СОЦИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА ПОСТЧЕЛОВЕКА В ТЕХНОКРАТИЧЕСКОМ МИРЕ С. И. Иванова Поволжский государственный технологический университет, г. Йошкар-Ола, Республика Марий Эл, Россия Summary. The modern world, which characterized as super-complex, global and technocratic of all levels of social life leads to a number of serious problems of personality. Modern man on the one hand has unlimited potential, but with a different frame driven into captivity from his own inventions. All it drive us to the situation when the “post-human” became not the creator, but the “factor”, “device”. The article observes and analyze the beginning and possible future of the “post-human”.

Keywords: postmodern; actor; post-human; the nature of man.

Мир постмодерна, в котором мы сейчас живём, характеризуется сверхсложностью, компьюторизированностью во всех сферах, невероятной быстротой течения времени и глобальностью всего происходящего. Сейчас мы можем наблюдать рождение новой среды обитания людей – искусственной абиотической реальности, технократической цивилизации, которая, в свою очередь, рождает нового человека.

Создаются невиданные на Земле искусственные субстраты: химические соединения, электромагнитные поля, генетические монстры. Информация превратилась в самостоятельную сущность, наряду с веществом и энергией. Иногда её соотносят или прямо ставят на место материи. В виртуальнокомпьютерном мире она действительно "материя". В. А. Кутырев в своей работе «Культура и технология: борьба миров» назвал эти процессы «креалитической революцией». Если неолитическая революция была орудийной, то креалитическая – субстанциальная. Информация и техника из средства деятельности человека превращается в среду его обитания [2, с. 43].

Новая субстанция мира проявляется на всех его уровнях и формах. Торжество искусственного в отношениях между людьми трансформирует общество в социотехническую систему, заменяя непосредственное общение его членов коммуникацией.

Связывая людей информационно, коммуникация разделяет их эмоционально. Искусство, религия, мораль, философия, культура в целом переживают тот же этап – рационализируются и интеллектуализируются, становятся беспочвенными, из них выхолащивается спонтанное, чувственное, интуитивное, метафорическое и метафизическое содержание. Даже наука, взятая как открытие и исследование мира, терпит поражение, вытесняясь проектированием и изобретательством, методологией и технологией. В конце концов, культура умирает, превращаясь в технологию. Вершиной торжества искусственного стало появление компьютерной реальности, субстанция которой не вещи, а отношения. Социологи давно исследуют проблемы, когда человек отказывается жить в реальном мире и полностью «уходит» в мир искусственный, компьютерный, где живёт уже не сам человек, а его «аватар».

Современная наука всё более полно охватывает многообразные отношения и связи человека с миром (абиотические и биотические факторы, общество, культура, техника и т. д.). В системе тех или иных связей человек изучается то как продукт биологической эволюции, то как субъект и объект исторического процесса, то как естественный индивид с присущей ему генетической программой развития и определённым диапазоном изменчивости [3, с. 18].





Западные и отечественные мыслители о постмодернизме и постчеловеке говорят уже около четверти века, однако пока мы не можем утверждать, что постмодерн полностью вытеснил традиционную культуру. Полемика между модернизмом и постмодернизмом является полемикой между «ещё культурой» и «уже техносом», осознаваемым пока как «информационная цивилизация». Культура существует вопреки и благодаря природе. Она её только трансформирует. Технос же отрицает, превращая не в продукт, а в материал природу как таковую, в том числе её высший уровень – земную биоту.

Из неё устраняются способы регулирования человеческих отношений, обусловленные его природой как телеснодуховного существа, оттесняясь правилами функционирования социо-технической системы.

Модернизм как высшая стадия прогресса, переступая через традиционного, исторического и гуманного человека, оставляет его позади себя. Теряя собственно человеческое содержание и входя в противоречие с естественной субстанцией мира, прогресс приобретает постчеловеческий характер. В социотехнической системе межчеловеческие отношения перестают регулироваться до- и внерациональными способами:

чувствами, обычаями, верой, любовью и ненавистью, идеалами, противопоставлением добра и зла, греха и наказания, прекрасного и безобразного. Торжествует принцип пользы, либерализма и расчёта, а иррациональность и непредсказуемость событий возникает как результат нелинейности развития и сверхсложности самой социотехнической системы.

Человек как важнейшее звено системы управления машинами и механизмами принимает сложнейшую информацию о ходе технологических процессов, осуществляя управление системой. Положение человека в области материального воспроизводства изменялось неоднократно. Из творца машинного воспроизводства человек превратился в одновременно созидающее и зависимое от техники существо. Как верно написал Н. А. Бердяев ещё в начале прошлого века:

«Всё в мире находится под знаком кризиса, не только социального и экономического, но также и культурного, но и духовного кризиса, всё стало проблематическим» [1, с. 31]. С ростом технического прогресса и массовой демократизации культуры связана основная проблема кризиса – проблема личности и общества. Личность, стремящаяся к эмансипации, всё более оказывается подавленной обществом, обобществлённой, коллективизированной. Это результат процесса отчуждения, вызванного технизацией и демократизацией жизни. Технический и экономический прогресс современной цивилизации превращает личность в своё орудие, требует от неё непрерывной активности, использование каждого мгновения жизни для действия. Уклад жизни современного человека отрицает созерцание и грозит совершенно вытеснить его из жизни, сделать его невозможным. Не каждый человек может выдержать такой темп жизни. Отщепление от общества, уход от цивилизации к истокам, природе, отказ от технического прогресса и модернизации стали признаками новой категории современных людей – дауншифтеров. Это совершенно иной способ бегства – бегство в «традиционную реальность».

Постмодернизм – это «метафизика» искусственного, бесприродного, бестелесного и бездуховного компьютерновиртуального мира. Это – смерть философии как мудрости и даже как мировоззрения. Её жизнь в том, что продолжает существовать вопреки постмодернизму, сохраняясь вне сферы его распространения. Её современный основной вопрос – взаимодействие естественного и искусственного, земного и космического, фундаментализма и постмодернизма. Философия становится традицией. Как человек – если он целостный, духовный, культурно-исторический.

От культурного многообразия к социотехническому монизму, когда различие между странами состоит в уровне приобщённости к информационно-техническим достижениям – такова суть идеологии общечеловеческих ценностей. Иными словами, тектура есть культура человека, потерявшего связь с природой, окружённого искусственной реальностью извне и пронизанного ею изнутри. Таков образ жизни всё большего числа людей, и он не может не отражаться в их индивидуальном и коллективном сознании. Постмодернизм как время и исторический этап, тектура как способ бытия в нём есть проявление глобального кризиса культуры, иррадирующего во все другие сферы жизни и меняющего идентичность человека как родового существа.

«Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» – писал К. Маркс [2, с. 38]. И вступая в техническое общество, в Технос, мы воочию видим превращение Homo sapiens, человека культурного и гуманного в нечто техноподобное. Тип общества, развёрнутый во времени и соотнесённый с историей, есть его этап.

Каждый этап истории коррелятивен «своему» человеку.

Однако по мере и в процессе перерастания культуры в цивилизацию и технос, человек как субъект жизни всё чаще выступает в качестве «агента деятельности» – актора. Актор – агент и продукт отчуждения, трансформации закрытых (целостных, тоталитарных), "тёплых и душных" обществ в открытые (свободные и холодные).

Перерастание культуры в цивилизацию на человеческом уровне состоит в том, что увеличивается количество мест, профессий, времени, когда личностное поведение не нужно и не только в производстве, но и в межчеловеческих связях, когда оно заменяется расчётом, имиджем, психотехникой – поведением актора. Как цивилизация есть культура, потерявшая душу, так актор есть личность за вычетом ненужной духовности – очищенный разум.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 30 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.