WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 30 |

Человеку свойствен Путь Духовного Развития, поэтому он, не охлаждая своих эмоций, должен привести в гармонию душу, эмоции и разум под влиянием Духа. Духовно-нравственной нормой поведения и соответственно всех психических процессов Человека должно стать исполнение КЗГ и Законов Духовного Развития или попросту, Заповедей Божьих. В соответствии с Эволюцией Человечества, человек должен стать духовным. Духовность – это неспособность человека даже подумать плохо о любом другом человеке и способность принимать любую реальность (все происходящие с ним события) со смирением и благодарностью к Богу.

Все известные психологии психические процессы протекают в тонкоэнергетических телах природной души (занимающих объём всего биополя) под постоянным контролем Духа, затем реализуясь через разум, принимающий окончательные решения, и головной мозг посредством физического тела, как инструмента воздействия на окружающий Мир Материи. Поэтому в настоящее время для всех отраслей психологии наиболее актуально изучение духовных аспектов человека, то есть влияния Духа на все известные психические процессы и сому. «Психология Духа» – должна стать новым научным направлением, и не только в психологии, но и во всех современных науках о человеке.

Итак, Человек – это Дух, биоэнергоинформационный субъект, космическая индивидуальность, существующая вечно;

имеющий разум, природную душу и физическое тело, как инструменты воздействия на окружающий Мир Материи, меняющиеся на каждое последующее земное воплощение. В силу божественной природы человека ему свойствен Путь Духовного Развития.

Библиографический список 1. Агни-Йога : в 6 т. – М. : Русский Духовный Центр, 1992. – 2064 с.

2. Библия. – М. : Всесоюзн. Совет евангельских христиан, 1985. – 1319 с.

3. Каленикин С. Мы как часть высшей реальности // Наука и религия. – 1999. – № 8. – С. 2–7.

4. Меркулов А. И. Философско-религиозная антропология // Проблемы духовных ценностей в философии и культуре / под общ. ред. С. С. Чернова. – Новосибирск : Изд. «Сибпринт», 2010. – Гл. 1. – С. 10–47.

5. Нефедов Е. И., Хадарцев А. А., Яшин А. А. Единое информационное поле ноосферы и биофизикохимические основы жизнедеятельности // Вестник новых медицинских технологий. – 1996. – Т. III. – № 4.– С. 9–11, 113.

6. Последний Завет. – С-Пб. : Изд. Общ-ва Ведической Культуры, 1996.

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ МЕХАНИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ КАК ОСНОВА МОДЕЛИРОВАНИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ Е. А. Шишкина Астраханский филиал Саратовской государственной юридической академии, г. Астрахань, Россия Summary. This article is dedicated to methodology of modeling complicated global and other social processes which are very important in zone of civilization ' s bifurcation. Everything is becoming possible if we use not only social but physical and mathematical knowledge allowing to create long-term models of society's evolution. These models are based on analogies of regularity which are using in mechanical and social systems. The knowledge and long-term models can expand the horizons of sociological vision, enrich the opportunities of social prognosis.

Key words: social system; mechanical system; system fluctuations; social forecasting; social processes; globalization.

Трансформации социального пространства на стадии глобализации имеют глубоко противоречивый характер, обусловленный разрушением старого порядка и одновременным формированием нового общественного уклада. Множественность и неоднозначность глобальных процессов создают почву для формирования проблемных полей как в обыденной жизни, так и в формате их научного осмысления. Потребность в преодолении неблагоприятного влияния глобального передела на общественное развитие обусловливает необходимость в разностороннем анализе происходящих изменений, и, что наиболее важно, в предвидении перспектив развития человеческой истории, определении нового вектора социальной эволюции. В этих условиях существенно возрастает прогностическая функция науки.

Взаимопроникновение политических, экономических, межэтнических, транскультурных потоков есть основополагающее свойство глобализации. Оно распространяется на все сферы социальной жизни, не исключая науку. Междисциплинарность научного познания становится и объективной неизбежностью, и логической потребностью. Знания человека разрослись до такой степени, что изучение мира с помощью математики, физики, биологии, социологии и пр. в отдельности уже представляется недостаточным. Появление в современной науке таких дисциплин, как биохимия и биофизика, или таких понятий, как «социотехническая система» и «геосоциальные процессы», сочетает в себе основы различных предметных областей и указывает на необходимость получения сведений одновременно из разных отраслей науки для решения социальных проблем. «Явления такого рода в современном социологическом знании выступают значимыми свидетельствами внутрипарадигмальной категориальной недостаточности; обнаруживается отсутствие понятий, которыми можно было бы описать новые явления, заполнить возникшие пустоты в категориальных рядах» [5, с. 23].

В рамках глобальной техносферы появились системы нового порядка – социотехнические. Возникла необходимость в создании эффективных средств управления ими и, как следствие, в обновлении методологии социологических исследований, в использовании знаний и принципов негуманитарных наук для изучения общественных процессов.

Аналогии между живыми и искусственными системами были описаны в XIX веке в рамках механистического понимания общества. В. Ф. Освальд заметил, что закономерности функционирования общества подобны механическим закономерностям, а социальная структура аналогична структурам неорганического мира. В 50-е годы ХХ столетия появляется книга Н. Винера «Кибернетика», которая определилась им как наука об управлении и связи в живых организмах и машинах. «С открытием законов термодинамики и развитием синергетики стало ясно: процессы эволюции биоты по большому счету происходят по тем же законам самоорганизации, что и процессы эволюции неживой материи» [9, с. 7.]. Эволюция природы как универсальный процесс подчиняет себе развитие и социума, и технического пространства, отражая их диалектическое единство, в результате чего «механистический и биологический подходы к изучению социальных систем могут применяться в конкретных случаях. При всей спорности методологического обоснования их сторонники внесли заметный вклад в социальную теорию и, прежде всего, в методику измерения социальных явлений» [8, с. 14].



Глобализация как историческая фаза мирового процесса демонстрирует переход всей общественной системы на новый виток развития и имеет возможность выбора нового канала эволюции. «Развиваться с качественными изменениями, с возрастанием уровня организации способны лишь открытые системы, в которых каждый процесс предстает как противоречивое единство самообусловленности и внешней обусловленности, единство внутренних и внешних противоречий» [1, с. 40]. Деструктивные и конструктивные трансформации, переживаемые глобальным сообществом, подобны колебаниям механической системы, приводящим ее в нестабильное состояние. Вынужденные колебания механических систем поддерживаются внешней силой, периодически изменяющейся по величине и направлению, а система, выведенная из равновесия, под действием внутренних сил стремится возвратиться в первоначальное положение путем многократных колебаний около него. Глобализация как внешний механизм, управляющий развитием социума, разрушает старый порядок и дестабилизирует социальную систему.

Но внутренние механизмы самоуправления возвращают ее в состояние равновесия, тоже не сразу, а посредством затухающих колебаний. А. И. Пригожин в историческом развитии социума выделил структуры социального времени – конечные периоды, каждый из которых является самостоятельной объективносубъективной системой, степень управляемости которой ниже доктринально-предполагаемой. Завершается он по исчерпании потенциала заложенных в него и произведенных перемен на стадии «затухания» [13, с. 8–9].

Демографический взрыв и агрессивность глобальных антропогенных практик, нацеленных на увеличение капитала, территориальное и ресурсное господство, экономическое и политическое доминирование, некомпенсируемую эксплуатацию природной среды, способствуют сохранению вынужденных колебаний общественной системы, ее расшатыванию и допускают возможность резонанса. Возрастание амплитуды колебаний глобальных процессов при совпадении с частотой собственных колебаний социальной системы способно привести ее к разрушению. «Если общество не отреагирует адекватно на внешний вызов и не перестроится, в исторической перспективе это ведет, скорее всего, к кризисной ситуации, когда придется тратить гораздо больше ресурсов, чем в изначальный момент кризиса. Не исключен и фатальный вариант» [6, с. 19]. Система может качественно измениться либо вообще перестать существовать, она может стать как более хаотичной, так и может возникнуть новая упорядоченная структура [10, с. 90].

Реакция на внешние воздействия зависит от свойств системы – она может отличаться от реакции систем, имеющих монотонно изменяющиеся характеристики: от автоколебательных систем, от систем с вынужденными колебаниями, от резонансных систем и пр. Реакция может быть как нормальной, так слабой и сильной. «Последнее характерно для систем, находящихся в неустойчивом и критическом состоянии и сильно реагирующих на слабое триггерное воздействие, играющее роль спускового крючка» [2, с. 406]. Различные объекты в одно и то же время по-разному реагируют на одни и те же внешние воздействия. Причины этого заключаются как в изменении характера воздействий, так и в свойствах самих объектов – стремлении то к порядку, то к хаосу. Смены относительно упорядоченных и хаотических состояний также происходят то ритмично, то беспорядочно. Колебания социальной системы выглядят как изменение состояний (спады и подъемы) различных общественных сфер.

Суть любых колебаний – стремление то к порядку, то к хаосу до тех пор, пока эта борьба не завершится победой одной из двух противоположностей. «Одним из важнейших свойств системы является то, что она обладает поведением. Сложные системы – организмы, личности и общества – обладают способностью накапливать и передавать информацию, и в них возникают процессы управления и самоорганизации. Такая система, подвергнувшись разрушительному воздействию, способна возвращать себя в равновесие» [11, с. 4]. Следовательно, процесс глобальных противоречий должен закончиться стабилизацией социальных процессов.

Нестабильность современных обществ – главный итог глобализации, но эта неустойчивость, возможно, и есть залог гармоничного развития мира [17]. Важнейшим условием процесса гармонизации является не только понимание того, «какие воздействия выводят из равновесия общество, не то, как разлаживается связь отдельных элементов и подсистем между собой, а именно то, как система устраняет результаты этих нежелательных вмешательств в процессе ее функционирования, как она умудряется «выживать» в этих сложных обстоятельствах, как возникают те силы, которые эти результаты устраняют, и до какого предела социальная система сохраняет свою способность к самовосстановлению» [11, с. 4–5].





Понимание общества и искусственно созданных механизмов как системы позволяет выявить общие структуральные и функциональные аналогии, а вместе с ними закономерности, свойственные системам любого типа. «Взаимодействие индивидов происходит таким образом, что этот процесс можно рассматривать как систему в научном смысле и подвергать ее теоретическому анализу, успешно применяемому к различным типам систем в других науках» [11, с. 75].

В то же время при изучении социального пространства по принципу аналогий с искусственными объектами весьма важным остается факт того, что общество является более сложной системой в сравнении с механической. В отличие от трехмерного пространства Эвклида социальное пространство многомерно.

«Структура пространств функционирует одновременно, как инструменты и цели борьбы в разных полях» [3, с. 42]. В этих условиях линейным и однозначным представлениям о социальных процессах нелинейная наука противопоставляет гораздо более сложные и неоднозначные представления, требующие в каждом конкретном случае тщательного исследования, сомнений и размышлений» [14]. Даже функциональная часть физики не может избежать рассмотрения неопределенности и случайности событий [4]. А в современной постнеклассической картине мира анализ общественных структур предполагает исследование открытых нелинейных систем, в которых велика роль исходных условий, входящих в них индивидов, локальных изменений и случайных факторов. В этих случаях значимыми становятся действия и социальных групп, и отдельной личности.

Для того чтобы понять причинную природу развития и функционирования той или иной системы живого организма или сложной технической системы, необходимо объединение всех научных факторов, в том числе тех, которые кажутся (или даже являются в каком-то смысле) противоречивыми [18, с. 7].

При изучении сложных систем всегда так: науки разные, а объект один. Но чтобы постичь его в целостности, науки тоже должны объединиться [12, с. 530]. Стоит только выработать реалистический взгляд на ноосферу и гиперорганическую природу социальных связей, как становится понятной современная природа и причина конфликтов и волнений, колеблющих человеческий пласт [16, с. 530]. В своих взаимоотношениях с внешней ситуацией система действия должна, в некотором смысле, стремиться к оптимизации отношений между ее внутренними потребностями и значимыми компонентами ситуации. Вследствие того, что природа внешнего окружения постоянно изменяется, оптимальное отношение является ограниченным во времени и в пространстве [11, с. 5–6].

Моделирование социальной реальности и перспектив ее развития, основанное на сопоставлении механических и социальных процессов, не является универсальным средством научного познания и не дает ответы на все вопросы, волнующие человечество. «В отличие от простых систем классической физики будущее социальных систем, равно как и сложных природных систем, является непредопределенным… Это ведет к наличию конечного горизонта видимости, за пределами которого с позиций наблюдателя в текущий момент времени поведение системы является хаотическим. Будущее время такой системы становится ветвящимся, содержащим различные и меняющиеся альтернативы. Тем самым в ней возникает неопределенность, которую нельзя полностью устранить приобретением новых знаний» [7, с. 12–13].

Именно этим обстоятельством зачастую аргументируют свою позицию противники обозначенной концепции. Но, как верно заметил В. Садовничий, вряд ли можно в науке создать конечную модель, которая бы в точности повторяла бесконечную структуру.

Понятие о бесконечности укоренено в самом человеческом естестве. Никогда не наступит время, когда человек будет знать ответы на все, что его интересует [15, с. 9]. Неопределенность будет всегда, ибо абсолютное знание невозможно [12, с. 67].

Кибернетика и синергетика, внесшие наибольший концептуальный вклад в современное миропонимание, еще не вплетены должным образом в ткань материалистической диалектики [1, с. 9]. В то же время развитие теории неравновесных процессов в физических, биологических и социальных системах представляет собой одну из важнейших задач социологии и естествознания. Моделирование сложных глобальных и иных социальных процессов, особенно значимых в зоне бифуркации цивилизации, возможно с привлечением не только чисто социологического, но и физико-математического знания, создающего перспективу для методологии, основанной на точных математических расчетах, способствующего расширению горизонтов социологического видения, обогащению возможности социального прогнозирования.

Библиографический список 1. Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. – М. : ВЛАДОС, 1994.

2. Атлас временных вариаций природных антропогенных и социальных процессов. Т. 2. Циклическая динамика в природе и обществе / сост.

С. И. Александров, А. Г. Гамбурцев. – М. : Научный мир, 1998.

3. Бурдье П. Социология политики. – М. : Socio-Logos, 1993.

4. Винер Н. Кибернетика и общество. – М. : Изд-во иностранной литературы, 1958. URL: http://www.uic.unn.ru/pustyn/lib/viner.ru.html 5. Григорьев С. И., Субетто А. И. Основы неклассической социологии: новые тенденции развития культуры социологического мышления на рубеже XX–XXI веков. – М. : РУСАКИ, 2000.

6. Ельчанинов М. С. Природная среда и модернизация // СОЦИС. – 2007. – № 8.

7. Костюк В. И. Информация как социальный и экономический ресурс. – М. : ИЧП «Издательство Магистр», 1997.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 30 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.