WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |
ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ И КЛИНИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ КАФЕДРА ОБЩЕЙ И КЛИНИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ Волчанский М.Е.

СОЦИАЛИЗАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ В НАУКАХ О ЧЕЛОВЕКЕ И ОБЩЕСТВЕ методическое пособие для студентов медицинских вузов Волгоград 2004 Рекомендовано учебно-методической комиссией Совета факультета социальной работы и клинической психологии Волгоградского государственного медицинского университета Утверждено на заседании кафедры общей и клинической психологии «_»2004г.

1 «Ни при каких обстоятельствах в человеке не может проснуться кто-то другой, о ком он прежде ничего не подозревал. Жить – значит медленно рождаться. Это было бы чересчур легко – брать уже готовые души».

Экзюпери НАУЧНЫЕ ОБРАЗЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ В XX ВЕКЕ:

ТЕОРЕТИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Проблема социализации была поставлена в науке в конце XIX века. Она стала интенсивно изучаться, начиная с 30-х годов XX столетия, а к началу 70-х годов превратилась в одну из самых популярных проблем человекознания.

Анализ многочисленных концепций социализации показывает, что все они, так или иначе, тяготеют к одному из двух подходов, расходящихся между собой в понимании роль самого человека в процессе социализации (хотя, конечно же, такое разделение, во-первых, весьма условно, а во-вторых, достаточно огрубленно).

Первый подход утверждает или предполагает пассивную позицию человека в процессе социализации, а саму социализацию рассматривает как процесс его адаптации к обществу, которое формирует каждого своего члена в соответствии с присущей ему культурой. Этот подход может быть определён как субъект — объектный (общество — субъект воздействия, а человек — его объект).

Сторонники второго подхода исходят из того, что человек активно участвует в процессе социализации и не только адаптируется к обществу, но и влияет на свои жизненные обстоятельства и на себя самого. Этот подход можно определить как субъект — субъектный.

* * * Первый «субъект — субъектный» подход имеет давнюю традицию и представлен целым рядом научных школ и концепций. Одним из его основоположников был французский социолог конца прошлого века Эмиль Дюркгейм. Исследуя отношения человека и общества, он неоднократно обращался к вопросам социализации, воспитания и развития подрастающих поколений. Не разводя эти понятия, Дюркгейм понимал под социализацией «ежеминутно испытываемое ребёнком... давление социальной среды, стремящейся сформировать его по своему образцу и имеющей своими представителями и посредниками родителей и учителей». Каждое общество, считал он, имеет некий идеал человека, который не только в моральном и интеллектуальном, но даже в физическом аспекте до известной степени универсален, одинаков для всех его членов. В то же время он отмечал, что в рамках каждого общества идеал человека имеет свои особенности в зависимости от мезо- и микрофакторов, характерных для данного общества. Но эти особенности, по мнению Дюркгейма, не могут быть существенными.

«Общество, — отмечал он, — может выжить только тогда, когда между его членами существует значительная степень однородности. Воспитание устанавливает и подкрепляет эту однородность, фиксируя у ребёнка с самого начала существенные, типичные характеристики, требуемые коллективной жизнью. Но, с другой стороны,... воспитание гарантирует постоянство... разнообразия, будучи само по себе разнообразным и специализированным».

Суть позиции Э.Дюркгейма, таким образом, в признании за обществом активного начала и приоритета его перед человеком в процессе социализации.

Результаты теоретических построений Э.Дюркгейма во многом стали основанием развернутой социологической теории функционирования общества, описывающей в том числе и процессы интеграции человека в социальную систему, разработанную американцем Т.Парсонсом.

Парсонс определял социализацию: как «интериоризацию культуры общества, в котором ребёнок родился»; как «освоение реквизита (набора) ориентации для удовлетворительного функционирования в роли».

В основе процесса социализации, как считает Т.Парсонс, лежит «генетически данная пластичность человеческого организма и его способность к обучению». Универсальная задача социализации — сформировать у вступающих в общество «новичков», как минимум, чувство лояльности и, как максимум, чувство преданности по отношению к системе.

Согласно его взглядам, человек «вбирает» в себя общие ценности в процессе общения со «значимыми другими». В результате этого, следование общепринятым нормативным стандартам становится частью его мотивационной структуры, его потребностью.

Первичная социализация, закладывающая основу всего последующего функционирования человека, по мнению Парсонса, происходит в семье.

В семье, отмечает он, складываются фундаментальные мотивационные установки человека. Социализация в семье происходит благодаря действиям психологического механизма, который работает на основе сформулированного 3.Фрейдом принципа «удовольствия–страдания» приводится в действие с помощью вознаграждения и наказаний. Этот механизм включает в себя процессы торможения (аналог фрейдовского вытеснения) и субституции (перенос или смещение), а также процессы имитации и идентификации.

Особый интерес имеет то, что в результате специального исследования Т.Парсонс сформулировал функции школьного класса в процессе социализации: эмансипация ребёнка от первичной эмоциональной привязанности к семье;



интернализация общественных ценностей и норм на более высоком уровне, чем в семье; дифференциация детей в свете их достижений и их оценки; селекция и распределение человеческих ресурсов применительно к ролевой структуре взрослого общества.

Согласно Парсонсу, социализация в любой роли (мужчины, женщины, работника и т. д.) влечёт за собой появление у социализируемого чувства неполноценности. Это связано с тем, что исполнение им роли, в том числе возрастной и половой, неизбежно подвергается неоднозначным оценкам агентов социализации, а в конечном счёте и собственной самооценке, которая может оказаться весьма невысокой. Особенно распространено это чувство у людей, принадлежащих к культурам, для которых характерен явно выраженный и высоко оцениваемый комплекс достижения (например, в англо-саксонских культурах).

Чувство неполноценности находит выражение в различных формах: в индивидуально отклоняющемся поведении; в создании компенсирующих субкультур (подростковых, криминальных); в появлении субкультур, отвергающих потребность в достижении (хиппи, кришнаиты и др.) или переориентирующих её в непривычные для общества сферы (т. н.

контркультура).

Теория Т.Парсонса оказала влияние на многих исследователей социализации. Назовём лишь наиболее известных: Дж.X.Баллантайн, Э.МакНейл, Дж.У.Огбю, Дж. и Э.Перри, Р.Дж.Хэвигхерст. Они и многие другие, исследуя социализацию, одни более явно, другие менее, рассматривают её как «субъект– объектный» процесс. Такой подход определил и ключевые понятия в их анализе социализации:

интернализация, принятие, освоение, адаптация.

Трактовка самого понятия социализации представителями этого подхода также в основном адекватна воззрениям Т.Парсонса, о чем свидетельствует анализ словарно-справочной литературы. В качестве типичного примера можно привести определение, данное в Международном словаре педагогических терминов Г.Терри Пейджа, Дж.Б.Томаса, Алана Маршалла (1987 год):

«Социализация — это процесс освоения ролей ожидаемого поведения в отношениях с семьей и обществом и развития удовлетворительных связей с другими людьми».

Теперь остановимся на характеристике другого подхода, сложившегося в исследованиях социализации, который условно можно определить как «субъект – субъектный», т. е. подчеркивающий активную роль самого человека в процессе социализации. В большой мере основоположниками этого подхода можно считать американских ученых Ч.Кули, У.Томаса и Ф.Знанецкого и Дж.Г.Мида.

Ч.Кули, автор теории «зеркального Я» и теории малых групп, считал, что индивидуальное «Я» приобретает социальное качество в коммуникациях, в межличностном общении внутри первичной группы (семьи, группы сверстников, соседской группы), т. е.

в процессе взаимодействия индивидуальных и групповых субъектов У.Томас и Ф.Знанецкий выдвинули положение о том, что социальные явления и процессы необходимо рассматривать как результат сознательной деятельности людей, что, изучая те или иные социальные ситуации, необходимо учитывать не только социальные обстоятельства, но и точку зрения индивидов, включенных в эти ситуации.

Дж.Г.Мид, разрабатывая направление, получившее название символического интеракционизма, центральным понятием социальной психологии считал «межиндивидуальное взаимодействие».

Совокупность процессов взаимодействия, по Миду, конституирует общество и социального индивида.

Богатство и своеобразие имеющихся у того или иного индивидуального «Я» реакций и способов действий зависят от разнообразия и широты систем взаимодействия, в которых «Я» участвует. В то же время социальный индивид является источником движения и развития общества.

Мид выделяет в системе «Я» две подсистемы:

«I» и «me». «Ме» представляет собой свойственную данному индивиду совокупность установок, интернализованную в процессе группового взаимодействия. «I», напротив, имеет автономный характер, являясь источником спонтанного, непредсказуемого поведения, отражает специфику реакций индивида на социальные стимулы. Реагируя отклоняющимся от ожиданий и норм образом, «I» вносит в структуру взаимодействий изменения, которые, суммируясь, изменяют содержание того или иного социального процесса.

Мид считал, что естественным типом поведения, в результате которого индивид, овладевает системой значений данного общества и осознает себя, является ролевая игра. Мид различает два этапа такой игры — «р1ау» и «game», соответствующие двум основным этапам социализации ребенка и развития его самосознания.

На первом этапе, когда сфера деятельности ребенка ограничена и он взаимодействует с узким кругом лиц непосредственного окружения, ребенок повторяет, имитирует действия окружающих. По выражению Мида, он «берёт роль» других людей.

Попеременно принимая на себя роли других, он действует соответственно требованиям принятых ролей, овладевая, тем самым, социальными отношениями определенной ситуации. На этой стадии «Я» ребёнка состоит из суммы образов других людей, которым он подражает. Причем, сумма ролей других не представляет собой системы.

Соответственно и «Я» ребёнка, как устоявшаяся структура, как идентичность на этой стадии ещё не существует. Переход от одной роли к другой может быть мотивирован и не мотивирован. Здесь отсутствует жёсткая связь между ролями, которая объединяла бы их в целое. Такая связь появляется на второй стадии развития ребёнка. Это период игры по правилам (game).





По мере расширения сферы деятельности и общения отношения, в которые ребёнок вступает с окружающими, усложняются, приходят в систему.

Теперь уже ребёнок не беспорядочно принимает роли других и переходит от одной роли к другой, но делает это по системе по правилам игры. Точность, эффективность действия в одной роли предполагает знание другой роли и знание отношений между всеми ролями участников игры, т. е. правил игры.

Организация, «упорядоченность» правил игры отражается в системе представлений ребёнка о себе, который усваивает теперь не просто отношения частной ситуации, а организованные отношения групповой деятельности.

Игра в понимании Мида — это не только механизм овладения отношениями игровой ситуации, но и модель социального взаимодействия индивидов в группе. Игра по правилам в концентрированной форме воспроизводит процесс овладения отношениями социальной ситуации вообще, не обязательно игровой. Благодаря этому закладывается фундамент зрелого социального Я, и складывается идентичность, целостность представлений о себе, которая отражает целостность и системность социальных отношений общества.

«Устойчивость индивидуального Я предполагает равнение не просто на отдельных «значимых других» (родителей, друзей и т.д.), требования и отношения которых могут существенно расходиться, а на «генерализованного другого». Таковым может быть не только конкретный коллектив, члены которого непосредственно общаются друг с другом, но и более общие и абстрактные безличные социальные образования, например, общественные институты и ценности, в их деятельности воплощенные.

Индивидуальное Я, заключает Мид, есть по самой сути своей социальная структура, возникающая из социального опыта».

Идеи Ч.Кули, У.Томаса, Ф.Знанецкого и Дж.Г.Мида оказали мощное влияние на разработку концепций социализации с точки зрения субъект – субъектного подхода. Возрастающая активность его сторонников отучается авторами десятитомной Международной энциклопедии по вопросам воспитания (1985 год), которые отмечают, что «последние исследования характеризуют социализацию как систему коммуникационного взаимодействия общества и индивида».

Один из типичных представителей этого подхода — У.М.Уэнтворт отмечает, что процесс социализации, будучи частью реальной культуры общества, является по своей природе интерсубъектным: Ребенок от рождения становится его полноправным участником. Он прямо предлагает рассматривать социализацию как интеракцию, которая есть диалог «активностей». По его мнению, «социализация — это определяемая наличествующими структурами (деятельность) и противоборствующая им деятельность новых членов, направленная на их вхождение в существующий мир или его сектор».

Подобная точка зрения свойственна не только Уэнтворту. Еще в 1969 году Гарри Рэйнгольд, рассматривая семейную социализацию, писал:

«Ребёнок... может выступать и как социализатор по отношению к родителям. Он направляет их поведение таким образом, что они оказываются должными проявлять заботу по обеспечению его нормального роста и развития. Он является действенным членом общества в том смысле, что поручает своим родителям роль попечителей, из отдельных индивидуумов он организует семью».

Возвращаясь к концепции Уэнтворта, надо отметить, что она базируется на двух положениях: а) общество не является главенствующей детерминантой в процессе социализации личности; б) личность и общество «взаимопроникают». Из этого он делает следующие выводы. Социализация через процесс взаимодействия представляет «мир взрослых» «новичку» (ребёнку). Социализация «конструирует» минимум мира, который всегда неполон, а потому проблематичен как с точки зрения взрослых, так и с точки зрения детей. Пытаясь свести к минимуму проблематичность мира, представляемого в процессе социализации, «взрослые» и «новички» устанавливают между собой определенный порядок, «договорную реальность».

Таким образом, социализация не только представляет «мир взрослых», но также конструирует и новый мир, устанавливаемый договором в процессе интеракции.

Следовательно, как «новичок», так и агенты социализации становятся субъектами социального контроля и социальной демократии.

Анализ источников позволил Ю.И.Кривову сделать вывод о том, что Уэнтворт не одинок в подобных взглядах на процесс социализации. В рамках антропологии; воспитания попытку представить трансактную модель социализации как «культурной трансмиссии» предпринял Ф.О.Джиринг. Сходные позиции лежат и в основе «теории социального научения» А.Бандуры, концепции социализации через развитие альтруистических личностных установок Ф.Дж.Раштона.

Сейчас существует довольно большое число концепций социализации подрастающих поколений, разработанных в рамках этнографии, социологии, социальной психологии. Их характеристику и анализ можно найти в работах И.С.Кона «Ребёнок и общество» и «Психология ранней юности». Мы же кратко рассмотрим лишь концепции Джона Кристофера Коулмена (Великобритания), Ирвина Таллмена (США) и Ури Бронфенбреннера (США).

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.