WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 18 |

«Церковь достигла того, что не только народы, но сами римские государи, владевшие всем миром, обратились к вере Христовой и к таинствам веры. Из них муж благочестивейший Константин был первым, который открыто перешёл в истинную веру и дал разрешение своим подданным во всём мире не только становиться христианами, но также строить церкви; и для этой цели он постановил предоставить земельные участки. Наконец, этот же государь, о котором мы говорим, принёс бесчисленные дары и начал сооружение храма, явившейся первой обителью блаженного Петра. Он даже покинул свой императорский дворец и предоставил его блаженному Петру и его преемникам». Итак, Мельхиад не говорит ни о каких других дарах Константина, кроме как о Латеранском дворце и земельных владениях, о которых Григорий очень часто упоминает в своём «Списке».

Кто же после этого может запретить нам поставить под сомнение подлинность Константинова дара, если дар был принесён ещё до Сильвестра и состоял только в частных владениях …Что уж сказать о другой, ещё более дикой, нелепости Разве это совместимо со здравым смыслом – говорить о Константинополе, как об одном из патриарших престолов в то время, когда он не был ещё ни патриаршим, ни престолом, когда он не был ещё христианским городом, когда он не был ещё так назван, когда он не был ещё основан и не был даже намечен к основанию Ведь «привилегия» была дарована на третий день после того, как Константин стал христианином, и тогда был ещё Византий, а не Константинополь. Да ведь этот глупец и сам говорит о том же;

пусть меня назовут лгуном, если это не так. Недалеко от конца «привилегии» он пишет: «Поэтому мы сочли уместным перенести нашу империю и царскую власть к восточным областям и в наилучшем месте Византийской провинции построить город нашего имени и там основать нашу империю».

Если он хотел перенести империю в другое место, значит, он ещё не перенёс. Если он хотел там основать империю, значит, он ещё не основал. Если он хотел построить город, значит, он ещё не построил. Итак, Константин не мог бы говорить о патриаршем престоле, об одном из четырёх престолов, о христианском городе, о городе, называемом Константинополем, о городе, основанном; ведь если верить истории, на которую Палея ссылается, Константин даже не помышлял тогда об основании этого города. А это чудовище, Палея ли он, или кто-то другой, кому Палея следует, не замечает того, что вступает в противоречие с этой историей. Ведь в ней говорится, что Константин не по собственному почину, а по велению Бога, полученному им во сне, не в Риме, а в Византии, не через несколько дней после крещения, а через несколько лет принял решение основать город и дать ему имя, которое было ему указано в его сновидении. Кому не ясно, что тот, кто сочинил «привилегию», жил во времена гораздо более поздние, чем Константин, что этот человек, желая приукрасить свою выдумку, часто забывал о том, о чём говорил прежде, а именно о том, что всё это произошло в Риме на третий день после крещения Константина Вот уж к кому можно с полным правом отнести эту истёршуюся от времени пословицу: «Лжецы должны иметь хорошую память».

Почему он говорит о провинции Византии, тогда как то был город, называвшийся Византий Место отнюдь не столь просторное, чтобы на нём был основан такой большой город: ведь старый Византий заключён внутри стен Константинополя! А этот человек говорит, что в его лучшем месте должен был быть основан новый город! Почему это он помещает Фракию, в которой находился Византий, на востоке, тогда как эта страна расположена на севере! Что же Константин, видно, не знал того места, которое он выбрал, чтобы на нём основать город; он не знал, под каким небом оно находится, город это или провинция, какое пространство он занимает.

Перевод И.А. Перельмутера.

Итальянские гуманисты ХУ века о церкви и религии. М. АН СССР. 1963. С. 159 – 161, 164 – 165, 174 – 175.

Примечания Квириты – полноправные граждане в Древнем Риме.

Григорий Великий – папа римский (590 – 604).

Евсевий – (ок. 263 – 339). Епископ Кесарии. Римский историк.

Автор многочисленных трудов, среди которых наиболее известны «Церковная история» и «Житие императора Константина».

Руфин – (345 – 410). Римский историк. Перевёл «Церковную историю» Евсевия с греческого языка на латинский и написал её продолжение в двух книгах.

Папа Мельхиад – папа римский (311 – 314).

Григорий – см. Григорий Великий.

Палея – имя, стоящее перед рядом документов «Декрета Грациана» (в том числе и перед «Константиновым даром») Вопросы и задания 1. Охарактеризуйте источниковую базу Валлы.

2. Назовите приёмы исторической критики, используемые Валлой.

3. Назовите публицистические приёмы, используемые Валлой.

4. Охарактеризуйте личность Валлы по этому тексту.

5. Попытайтесь выявить ошибки Валлы.

6. Докажите, что текст принадлежит мыслителю эпохи Возрождения, представителю гуманистической историографии.

Семинар № 2. Политическая школа итальянской гуманистической историографии.

Никколо Макиавелли Вопросы 1. Политическая школа итальянской гуманистической историографии.

2. Жизнь и деятельность Макиавелли.

3. Исторические взгляды Макиавелли.

Доклады и сообщения 1. Жизненный путь Макиавелли.

2. Теория политического круговорота Макиавелли.

Источники Макиавелли Н. Сочинения. Т.1. М; Л.: Academia, 1934. 507 с.

Макиавелли Н. О военном искусстве. М.: Воениздат, 1939.

223 с.

Макиавелли Н. Избранные сочинения. М.: Художественная литература, 1982. 503 с.

Макьявелли Н. История Флоренции. 2-е изд. М.: Наука, 1987.

447 с.

Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. О военном искусстве. М.: Мысль, 1997. 639 с.

Макиавелли Н. Сочинения. СПб.: Кристалл, 1998. 653 с.

Макиавелли Никколо. // Антология мировой политической мысли: В 5 томах. Т. 1. Зарубежная политическая мысль: истоки и эволюция. М.: Мысль, 1997. С. 257 - 266.

Обязательная литература Историография истории нового времени стран Европы и Америки. М.: Высшая школа, 1990. С. 24 - 35.

Дополнительная литература Алексеев А.С. Макиавелли как политический мыслитель. М.:

Изд. Л.А. Васильева, 1880. 336 с.

Баткин Л.М. Макьявелли: Опыт и умозрение // Вопросы философии. 1977. № 12. С. 105 - 119.

Баткин Л.М. Макьявелли: Никколо Макьявелли и его трактат «Государь» // Баткин Л.М. Итальянское Возрождение: Проблемы и люди. М.: РГГУ, 1995. С. 345 - 362.

Бицилли П.М. Макиавелли. // Бицилли П. М. Место Ренессанса в истории культуры. СПб.: МИФРИЛ, 1996. С. 207 -122.

Вайнштейн О.Л. Историография средних веков в связи с развитием исторической мысли от начала средних веков до наших дней. М.; Л.: Соцэкгиз, 1940. 376 с.

Вайнштейн О.Л. Западноевропейская средневековая историография. М.; Л.: Наука, 1964. 482 с.

Гегель Г.Ф. Конституция Германии // Политические произведения. М.: Наука, 1978. С. 151 – 155.

Грамши А. Современный государь // Грамши А. Избранные произведения. В 3-х томах. Т. 3. М.: Политиздат, 1959. С. 111 – 216.

Гуковский М.А. Итальянское Возрождение. 2-е изд. Л.: ЛГУ, 1990. 624 с.

Деборин А.М. Социально-политические учения нового и новейшего времени. В 3-х томах. Т. I. Социально-политические учения нового времени. М.: АН СССР, 1958. 628 с.

Долгов К. Гуманизм, Возрождение и политическая философия Никколо Макиавелли // Макиавелли Н. Избранные сочинения. М.: Худ. лит., 1982. С. 3 – 128.

Косминский Е.А. Историография средних веков: V в. – середина XIX в.: Лекции. М.: МГУ, 1963. 430 с.

Маркова И.С. «Анти-Макьявелли» Фридриха II и его русские переводы // Проблемы культуры итальянского Возрождения. М.: Наука, 1979. С.106 - 111.

Никколо Макиавелли: Pro et contra: Личность и творчество Макиавелли в оценке русских мыслителей и исследователей: Антология. СПб.: РХГИ, 2002. 696 с.

Рассел Б. Макиавелли // Рассел Б. История западной философии. Кн. 2. Новосибирск: НГУ, 1994. С. 19 –26.

Реале Д., Антисери Д. Никколо Макиавелли и теоретизация автономии политики // Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. II. Средневековье. СПб.: Петрополис, 1995. С. 311 - 316.

Рутенбург В.И. Италия и Европа накануне нового времени.

Л.: Наука, 1974. 373 с.

Рутенбург В.И. Жизнь и творчество Никколо Макьявелли / / Макьявелли Н. История Флоренции. 2-е изд. М.: Наука, 1987.

С.352 - 390.

Рутенбург В.И. Титаны Возрождения. 2-е изд. СПб.: Наука, 1991. 151 с.

Темнов Е.И. Макиавелли. М.: Юрид. лит., 1979. 71 с.

Хлодовский Р.И. Кризис в ренессансной Италии и гуманизм Макьявелли: Трагедия «Государя» // Из истории социальных движений и общественной мысли. М.: Наука, 1981. С. 133 - 157.

ТЕКСТЫ 1. Макиавелли Н.

Предисловие к «Истории Флоренции» «История Флоренции» написана Макиавелли в 1520 – 1525 годах, опубликована после смерти автора в 1532 году. Находясь в ссылке, Макиавелли получает заказ на подготовку книги от Флорентийского университета, возглавлявшегося кардиналом Джулио Медичи. Приводимый отрывок позволяет ясно увидеть особенности творчества Макиавелли как представителя «политической школы» гуманистической историографии, его представления о предмете и задачах истории. Макиавелли сосредотачивает внимание на ключевых периодах истории города – государства, ожесточённой внутриполитической борьбе в поворотные моменты его существования.

Вознамерившись изложить деяния флорентийского народа, совершённые им в своих пределах и вне их, я спервоначалу хотел было начать повествование с 1434 года по христианскому летосчислению, - со времени, когда дом Медичи благодаря заслугам Козимо и его родителя Джованни достиг во Флоренции большего влияния, чем какой-либо другой. Ибо я полагал тогда, что мессер Леонардо Аретино и мессер Поджо, два выдающихся историка, обстоятельно описали всё, что произошло до этого времени. Но затем я внимательно вчитался в их произведения, желая изучить их способ и порядок изложения событий и последовать ему, чтобы заслужить одобрение читателей и вот обнаружилось, что в изложении войн, которые вела Флоренция с чужеземными государями и народами, они действительно проявили должную обстоятельность, но в отношении гражданских раздоров и внутренних несогласий и последствий того и другого они многое вовсе замолчали, а прочего лишь поверхностно коснулись, так что из этой части их произведений читатели не извлекут ни пользы, ни удовольствия. Думаю, что так они поступили либо потому, что события эти показались им маловажными и не заслуживающими сохранения в памяти поколений, либо потому, что опасались нанести обиду потомкам тех, кого по ходу повествования им пришлось бы осудить. Таковые причины, - да не прогневаются на меня эти историки, - представляются мне совершенно недостойными великих людей. Ибо если в истории что-либо может понравиться или оказаться поучительным, так это подробное изложение событий, а если какойлибо урок полезен гражданам, управляющим республикой, так это познание обстоятельств, порождающих внутренние раздоры и вражду, дабы граждане эти, умудрённые пагубным опытом других, научились сохранять единство. И если примеры того, что происходит в любом государстве, могут нас волновать, то примеры нашей собственной республики задевают нас ещё больше и являются ещё более назидательными. И если в какой-либо республике имели место примечательные раздоры, то самыми примечательными были флорентийские. Ибо большая часть других государств довольствовалась обычно одним каким-либо несогласием, которое в зависимости от обстоятельств или содействовало его развитию, или приводило его к гибели; Флоренция же, не довольствуясь одним, породила их множество.

Общеизвестно, что в Риме после изгнания царей возникли раздоры между нобилями и плебсом, и не утихали до самой гибели Римского государства. Так было и в Афинах, и во всех других процветавших в те времена государствах. Но во Флоренции раздоры возникали сперва среди нобилей, затем между нобилями и пополанами и, наконец, между пополанами и плебсом. И вдобавок очень часто случалось, что даже среди победивших происходил раскол. Раздоры же эти приводили к таким убийствам, изгнаниям, гибели целых семейств, каких не знавал ни один известный в истории город. На мой взгляд, ничто не свидетельствует о величии нашего города так явно, как раздиравшие его распри, - ведь их было вполне достаточно, чтобы привести к гибели даже самое великое и могущественное государство. А между тем наша Флоренция от них словно только росла и росла. Так велика была доблесть её граждан, с такой силой духа старались они возвеличить себя и своё отечество, что даже те, кто выживал после всех бедствий, этой своей доблестью больше содействовали славе своей родины, чем сами распри и раздоры могли ей повредить. И нет сомнения, что если бы Флоренции после освобождения от гнёта императорской власти выпало счастье обрести такой образ правления, при котором она сохраняла бы единство, - я даже не знаю, какое государство, современное или древнее, могло бы считаться выше её: столько бы достигла она в военном деле и в мирных трудах.

Ведь известно, что не успела она изгнать своих гибеллинов в таком количестве, что они заполнили всю Тоскану и Ломбардию, как во время войны с Ареццо и за год до Кампальдино, гвельфы в полном согласии с неподвергшимися изгнанию могли набрать во Флоренции тысячу двести тяжеловооружённых воинов и двенадцать тысяч пехотинцев. А позже, в войне против Филиппо Висконти, герцога Миланского, когда флорентийцам в течение пяти лет пришлось действовать не оружием (которого у них тогда не было), а расходовать средства, они истратили три с половиной миллиона флоринов; по окончании же войны, недовольные условиями мира и желая показать мощь своего города, они ещё принялись осаждать Лукку.

Вот поэтому я и не понимаю, почему эти внутренние раздоры не достойны быть изложенными подробно. Если же упоминавшихся славных писателей удерживало опасение нанести ущерб памяти тех, о ком им пришлось бы говорить, то они в этом ошибались и только показали, как мало знают они людское честолюбие, неизменное стремление людей к тому, чтобы имена их предков и их собственные не исчезали из памяти потомства. Не пожелали они и вспомнить, что многие, кому не довелось прославиться каким-либо достойным деянием, старались добиться известности делами бесчестными. Не рассудили они так же, что деяния, сами по себе имеющие некое величие, - как, скажем, все дела государственные и политические, - как бы их не вели, к какому бы исходу они не приводили, всегда, по-видимому, приносят совершающим их больше чести, чем поношения.

Поразмыслив обо всём этом, я переменил мнение и решил начать свою историю от начала нашего города. Но отнюдь не имея намерения вторгаться в чужую область, я буду обстоятельно описывать лишь внутренние дела нашего города вплоть до 1434 года, о внешних же событиях буду упоминать лишь постольку, поскольку это окажется необходимым для разумения внутренних. В описании же последующих после 1434 года лет начну подробно излагать и то, и другое. А для того, чтобы в этой истории были понятнее все эпохи, которых она касается, я прежде чем говорить о Флоренции, расскажу о том, каким образом Италия попала под власть тех, кто ею тогда правил.

Все эти первоначальные сведения как об Италии вообще, так и о Флоренции займут первые четыре книги. В первой будут кратко изложены все события, происходившие в Италии после падения Римской империи и до 1434 года. Вторая охватит время от начала Флоренции до войны с папой после изгнания герцога Афинского. Третья завершится 1414 годом – смертью короля Неаполитанского Владислава. В четвёртой мы дойдём до года и начиная с этого времени будем подробно описывать всё, что происходило во Флоренции и за её пределами вплоть до наших дней.

Перевод Н.Я.Рыковой Макьявелли Никколо. История Флоренции. 2-е изд. М. Наука. 1987. С. 7 – 9.

Примечания Дом Медичи – влиятельный флорентийский род, создавший огромное состояние коммерческими операциями. Правил во Флоренции и Тоскане с 1434 по 1737 год (с небольшими перерывами).

Козимо Медичи – (1389 – 1464), с 1434 года фактически полновластно правил Флоренцией, формально в рамках республиканских институтов.

Джованни Медичи – (1360 – 1429), первый представитель дома Медичи, достигший высших должностей.

Леонардо Аретино (Леонардо Бруни) – (1370 или 1374 – 1444), выдающийся историк. Автор «Истории Флоренции» (1439), один из создателей современной хронологии (проводил деление истории на древнюю, средние века и новое время). Защитник республиканского государственного устройства, противник тирании.

Поджо (Браччолини) Джованни Франческо – (1380 – 1459), автор философских и политических трактатов, художественных произведений. Им написана «История народа Флоренции».

Нобили (знатные) – феодальные и дворянские роды.

Попаланы – ремесленники, торговцы, купцы.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 18 |






















© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.