WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 18 |

Мы объявили также, чтобы они украшались и прочими императорскими отличиями. И мы решили, чтобы так же, как украшено императорское воинство, был украшен и клир святой Римской церкви. И подобно тому, как императорской власти предоставлены различные службы, а именно спальники, привратники и всяческие хранители ложа, точно так же мы хотим украсить святую Римскую церковь. И дабы первосвященническая слава воссияла как можно ярче, мы решили, чтобы кони клириков святой Римской церкви были украшены сёдлами и попонами, то есть ярчайшей белизною, и чтобы клирики так на них и восседали. И мы решили, чтобы клирики, подобно нашим сенаторам, пользовались обувью с удонами, то есть украшенной белым полотном. Пусть же небесное, подобно земному, будет украшено во славу Бога! §4. Прежде всего, мы предоставляем нашим указом самому святейшему отцу нашему Сильвестру и его преемникам право собственным решением назначать священником и причислять к благочестивому числу клириков того человека, кого он пожелает по своему указанию. И пусть никто другой не дерзает поступать своевольно.

§5. Решили мы также и то, что сам он и преемники его должны пользоваться диадемой, то есть короной из чистейшего золота и драгоценных камней, которую мы пожаловали ему с нашей головы, и носить её на голове во славу Бога, в честь блаженного Петра. Но поскольку сам блаженнейший папа не захотел, чтобы эта корона из золота была возложена поверх священнической короны, которую он носит во славу блаженного Петра, тиару, ослепительным блеском сияющую, возложили мы руками нашими на его священнейшую голову, и в знак нашего благоговения перед блаженным Петром мы держали удила коня, исполняя для него службу конюха. И мы постановили, дабы все его преемники в знак особого отличия во время процессий носили эту же тиару в подражание власти нашей.

§6. Поэтому, чтобы величие понтификата не было унижено, но чтобы более, чем достоинство земной власти, было оно украшено славой и силой, мы передаём и оставляем вышеупомянутому блаженнейшему понтифику нашему, вселенскому папе Сильвестру наш дворец, как сказано выше, и город Рим, а так же все провинции, местности, города Италии и западных областей. Этим божественным и высочайшим нашим решением мы постановили, чтобы он и его преемники распоряжались этими владениями и чтобы владения эти оставались подвластны закону святой Римской империи.

§7. Поэтому мы сочли уместным перенести нашу империю и царскую власть к восточным областям и в наилучшем месте Византийской провинции построить государство нашего имени и там основать нашу империю, ибо, где первый из священников и глава христианской религии поставлен императором небесным, там не подобает иметь власть императору земному.

§8. Мы постановили, чтобы всё, что мы устанавливаем и утверждаем этой нашей императорской священной грамотой и другими божественными повелениями, оставалось нерушимым и незыблемым вплоть до конца мира. Поэтому перед Богом живым, который велел нам царствовать, и перед страшным его судом мы заклинаем этим нашим императорским повелением всех императоров – наших преемников, всех оптиматов, сатрапов, а так же славнейший сенат и весь народ во всём мире, который подчинён сейчас и который в будущем во все времена будет подчинён нашей власти, чтобы никто из них никоим образом не дерзнул посягнуть на это или в чём-либо повредить этому. И если (во что мы не верим) появится такой человек, который осмелится осквернить это или пренебречь этим, то пусть он будет проклят вечными проклятиями, пусть он и в здешней и будущей жизни чувствует, сколь враждебны ему святые Бога, первые из апостолов – Пётр и Павел, и пусть он погибнет, сожжённый в адской преисподней вместе с дьяволом и всеми нечестивцами. Скрепив собственными руками страницу нашего императорского постановления, мы возложили её над досточтимым телом блаженного Петра, главы апостолов.

Дано в Риме за три дня до апрельских календ в четвёртое консульство господина нашего Флавия Константина Августа и в консульство Галликана, мужа славнейшего.

Перевод И.А. Перельмутера.

Итальянские гуманисты ХV века о церкви и религии. М. АН СССР. 1963. С. 334 – 337.

Примечания Константин I Великий (ок. 285 – 337) – римский император (с 306). Объединил империю после долгой борьбы за трон с другими претендентами. Перенёс столицу в Константинополь, основанный на месте города Византия. Разрешил свободное вероисповедание христиан, и сам накануне смерти принял христианство.

Геласий – римский папа (492 – 496).

Оптиматы –аристократия, знать в Древнем Риме.

Понтифик – один из титулов папы римского.

Сильвестр – римский папа (314 – 335). Согласно преданию, крестил Константина и получил от него «Дарственную грамоту». Причислен к лику святых.

Вопросы и задания 1. Дайте характеристику «Дарственной грамоты Константина» как историческому источнику. Назовите его особенности.

2. С какой целью был создан этот документ 3. Попытайтесь самостоятельно, не прибегая к последующим отрывкам из сочинения Валлы, выявить в документе признаки его подложности.

2. Валла Л.

[Введение в «Рассуждение о подложности так называемой дарственной грамоты Константина»] Далее следуют отрывки из самого известного исторического труда Валлы трактата – памфлета “Рассуждения о подложности так называемой грамоты Константина”, изданного в 1440 году.

Он был написан по заказу неаполитанского короля Альфонса Арагонского, претендовавшего на завоевание Папской области.

Трактат, созданный в ограниченных интересах неаполитанского двора, перерос в общую критику основ власти папства. Позднее в эпоху Реформации он широко использовался против римского престола руководителями протестантского движения.

Много, очень много обнародовал я книг почти по всем областям знания. В этих книгах я осмеливался выражать своё несогласие с мнением некоторых выдающихся писателей, чей авторитет был непререкаем в течение очень долгого времени. И я возбудил этим против себя негодование у немалого числа людей, которые ненавидят меня за это и называют наглецом и святотатцем. Подумать только, что будут делать эти люди теперь! Как будут они неистовствовать! И если им представится возможность, с какой жадностью схватят они меня и как поспешно повлекут меня на казнь. Ведь я выступаю не только против умерших, но и против живых, я выступаю не против какого-нибудь одного человека, но против многих, я выступаю не только против частных лиц, но и против лиц, облечённых властью. И какой властью! Я дерзаю выступить против верховного первосвященника, который вооружён не одним лишь мирским мечом, но и мечом церковным. От этого меча ни один государь не укроет тебя своим щитом, повсюду смогут настичь тебя отлучение, анафема, проклятие. А если разумно говорил и действовал тот, кто сказал – «Я не хочу писать против тех, которые могут вписать меня в проскрипционный список», - то как уж следует мне остерегаться того человека, которому незачем даже прибегать к проскрипциям, который невидимыми стрелами своей власти сможет преследовать меня так неотступно, что мне останется только воскликнуть: «Куда пойду я от духа твоего, и от лица твоего куда убегу».

Но нельзя ли ожидать, что верховный первосвященник отнесётся к этому терпимее, чем отнеслись бы другие люди Ни в коем случае. Разве первосвященник Анания, когда Павел сказал, что совесть его чиста, не велел ударить Павла по устам тут же в присутствии трибуна, восседавшего в качестве судьи, разве Фазур, облечённый тем же саном, не бросил в тюрьму Иеремию за смелость его речей Правда, Павла от несправедливости первосвященника захотел и сумел спасти трибун и наместник, а Иеремию спас царь. Но какой трибун, какой наместник, какой царь, даже если и пожелает этого, сможет вырвать меня из рук верховного первосвященника, если он схватит меня! Однако ничто не может послужить причиной, чтобы двойной этот страх смутил меня и отвлёк меня от моего замысла… Я знаю, что люди давно уже желают услышать, какое же обвинение предъявляю я римским папам. Я предъявляю им тяжкое обвинение, я обвиняю их либо в беспечном невежестве, либо в чудовищной алчности, которая является идолопоклонством, либо в суетном стремлении к власти, которому постоянно сопутствует жестокость. Ибо уже в течение нескольких веков они либо не понимали, что Константинов дар – это подлог, либо сами этот подлог создавали, либо, следуя по стопам своих предшественников, защищали истинность этого дара, о подложности которого они хорошо знали. И этим они бесчестили величие первосвященства, бесчестили память древних пап, бесчестили христианскую веру и всё смешивали с убийством, с разрушением и преступлениями. Они утверждают, что город Рим – это их собственность, что им принадлежит королевство Сицилии и Неаполя, им принадлежит вся Италия, Галлии и Испании, германцы и британцы, им вообще принадлежит весь Запад, ибо всё это содержится в тексте дарственной грамоты. Итак, всё это принадлежит тебе, верховный первосвященник И ты намереваешься приобрести это вновь Ты хочешь отнять города у королей и князей Запада или заставить королей и князей, чтобы они платили тебе ежегодную дань А я, напротив, считаю, что будет справедливее позволить князьям лишить тебя всей власти, которой ты обладаешь. Ибо, как я покажу, о том самом даре, которым верховные первосвященники обосновывают свои права, ничего не было известно ни Сильвестру, ни Константину.

Перевод И.А. Перельмутера.

Лоренцо Валла. Рассуждение о подложности так называемой дарственной грамоты Константина. // Итальянские гуманисты ХУ века о церкви и религии. М. АН СССР. 1963. С.139 – 142.

Примечания Проскрипции – в Древнем Риме списки лиц, объявленных вне закона.

Ударить Павла по устам – см. Деяния апостолов (XXIII, 1 – 2).

Бросил в тюрьму Иеремию – см. Книгу пророка Иеремии (XX, 1 – 2). Фазур в русском синодальном переводе Библии назван Пасхором.

Вопросы и задания 1. Докажите, что текст принадлежит учёному эпохи Возрождения, мыслителю – рационалисту.

2. Докажите, что Валла принадлежал к исторической школе «эрудитов».

3. Назовите публицистические приёмы, используемые Валлой.

4. Охарактеризуйте особенности личности Валлы, проявление в его личности одного из «социальных характеров» эпохи Возрождения.

3. Валла Л.

[Историческая критика «Константинова дара»] Л. Валла остался в истории как основоположник исторической критики. Доказывая подложность «Константинова дара», учёный, значительно опережая своё время, использует её различные приёмы.

Он обращается к данным нумизматики и исторической географии, привлекает эпиграфические сведения. Проводя тщательный терминологический анализ грамоты, Валла убедительно доказывает, что её понятийный аппарат не соответствует другим документам IV века. Используя филологическую критику, он приходит к выводу, что текст написан не классической латынью IV века, а варварской средневековой латынью гораздо более позднего времени.

…Продолжим наши рассуждения. Мы поверили бы в то, что передача владений, о которых упоминает ваша дарственная грамота, действительно осуществилась только в том случае, если бы было известно, что Сильвестр принял этот дар. Но об этом ничего неизвестно. Вполне вероятно, говорите вы, что Сильвестр признал этот дар. С тем же правом я мог бы сказать: вполне вероятно, что Сильвестр не только признал этот дар, но даже домогался его, выпрашивал его, выманил его ценою униженных молений. Почему вы называете вероятным то, что противоречит здравому смыслу Только на том основании, что в грамоте говорится о даре, ещё нельзя делать вывод, что дар был принят. Наоборот, поскольку в ней не упоминается о принятии дара, то отсюда следует, что передача владений не была осуществлена. То обстоятельство, что Константин хотел принести дар, не служит ещё веским доводом в вашу пользу. Гораздо существеннее то, что Сильвестр отверг этот дар, ведь нельзя же оказать благодеяние вопреки воле того, которому оно оказывается. А мы должны предположить, что Сильвестр не только отверг этот дар, но своим молчанием он показал, что Константин не имеет права предлагать этот дар, а он сам не имеет права принять его.

Но чего не совершит слепая и всегда безрассудная человеческая жадность! Допустим даже, что вы можете представить нам истинные, неподдельные документы, удостоверяющие согласие Сильвестра. Значит ли это, что упоминаемые в них владения были действительно принесены в дар Где доказательства того, что Сильвестр вступил во владение Где доказательства того, что Константин передал эти дары Сильвестру Если Константин вручил Сильвестру только грамоту, то это значит, что он хотел не услужить ему, а поиздеваться над ним. Вполне вероятно, говорите вы, что тот, который вручает дарственную грамоту, передаёт и владение. Подумайте над тем, что вы говорите. Поскольку известно, что владения не были переданы, то возникает сомнение и в том, было ли передано право на эти владения. Вполне вероятно, что тот, который не передал владений, не хотел передать и своё право на них.

Неужели не ясно, что владения никогда не были переданы Отрицать это было бы делом безрассуднейшим. Разве Константин ввёл Сильвестра на Капитолий как триумфатора перед рукоплещущей толпой квиритов (а они были язычниками) Разве Константин усадил Сильвестра на золотое кресло в присутствии всего сената Разве он приказал должностным лицам (каждому в соответствии с его званием) приветствовать нового царя и поклониться ему А ведь всё это обыкновенно совершается при воцарении нового государя, дело здесь не ограничивается передачей какого-нибудь дворца, пусть даже Латеранского. Разве Константин совершил позднее вместе с Сильвестром поездку по всей Италии Посетил испанцев, посетил германцев и другие народы Запада Если же для них обоих было слишком обременительно посетить так много земель, то кому поручили они столь ответственное дело Кто передавал владения от имени цезаря, и кто принимал их от имени Сильвестра Такое поручение можно было возложить только на выдающихся и высокоуважаемых людей, и тем не менее мы не знаем, кто эти люди. Сколь весомы эти два слова «передавать» и «принимать»! На моей памяти (примеры из древности я опускаю) всегда, когда какой либо человек становился господином города, области или провинции, передача владений происходила именно так. Владение считается отданным другому лицу лишь в том случае, если прежние должностные лица удаляются, а новые назначаются на их место. Если даже Сильвестр и не настаивал бы тогда на этом, тем не менее для Константина было бы делом чести снять с постов назначенных им начальников и велеть Сильвестру заместить их другими лицами. Тогда бы он показал, что не на словах, а на деле передаёт владения. Нельзя же считать, что владение передано, если оно остаётся в руках тех же людей, которые управляли им раньше, и если новый господин не осмеливается их отстранить.

Не будем, однако, придавать значение этому обстоятельству и допустим, что Сильвестр вступил во владение и что всё это совершилось тогда таким необычным и противоестественным образом. Хотелось бы всё же знать, каких людей поставил Сильвестр во главе провинций и городов, когда Константин удалился Какие Сильвестр вёл войны Какие воинственные народы он покорил С чьей помощью он это осуществил Мы не знаем ничего об этом, отвечаете вы. По-видимому, всё это происходило в ночное время, и потому никто ничего не заметил.

Итак, Сильвестр обладал властью над всеми этими странами Кто же лишил Сильвестра его владений Ибо они не принадлежали ему постоянно. Как не принадлежали они никому из его преемников, по крайней мере, вплоть до Григория Великого (впрочем, и он не имел их в своей власти). Человек, который не владеет каким-либо имуществом и который к тому же не может доказать, что оно было у него отнято, никогда, конечно, и не владел этим имуществом. Если же он утверждает, что владел им, то он просто безумец.

… Пришло время нанести смертельную рану делу наших противников, и без того уже поколебленному и подорванному, и сокрушить его одним ударом. Почти во всех исторических сочинениях, заслуживающих этого названия, говорится о том, что Константин принял христианство вместе со своим отцом Констанцием, ещё будучи мальчиком, задолго до понтификата Сильвестра. Об этом сообщает нам Евсевий, автор «Церковной истории», сочинения которого перевёл на латинский язык, присоединив к ним две книги о своём времени, Руфин, который также был не из последних учёных, а оба они были почти современниками Константина. Прибавь к этому свидетельство самого римского понтифика, который был не только участником этих события, но и играл в них ведущую роль, который был не только свидетелем, но главным действующим лицом, который повествует не о чужом деле, а о своём собственном. Я имею в виду папу Мельхиада – непосредственного предшественника Сильвестра; он говорит следующее:

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 18 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.