WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |
ТЕМА НОМЕРА Эволюция постсоветских режимов Двадцатилетняя история посткоммунизма иллюстрирует необычность всей истории XX века. Его отличает ожесточенная коллективная борьба резко антагонистичных друг другу картин человеческого будущего. В противоположность этому, XXI век кажется более циничным | Стивен ХэнСон о мере приближения двадцатой мов, к 2011 году уже имели на руках достаточгодовщины распада СССР среди уче- но четкие версии произошедших изменений, Пных и аналитиков вновь разгораются чтобы приступить к их сравнительному споры о том, как оценивать и трактовать изучению. В самом деле, «посткоммунистичемарксистско-ленинский эксперимент про- ский разлом» на Европу и Евразию, проанашлого века от его подъема и расцвета до лизированный Жаком Рупником еще в 1999упадка и краха. Какое наследие он после себя м в связи с другой важной годовщиной — оставил Поскольку почти повсюду в мире десятилетием падения Берлинской стены, используется арабская десятичная система за последующие двенадцать лет только счисления, психологически объяснимо, расширился 2. Посткоммунистические страпочему в этом году мы думаем об этом чаще, ны, которым повезло быть допущенными в чем, скажем, в тринадцатую или восемнадца- Европейский союз во время первой и второй тую годовщину падения Советского Союза. волн его расширения на Восток, в настоящее «Круглые» даты становятся естественными время обладают устойчивой демократией и точками притяжения для коллективных дей- обошлись (за исключением редких случаев ствий в различных социологических контек- националистических эксцессов в некотостах 1. Поэтому неудивительно, что и соци- рых из них) без ожесточенных межгосударологи стремятся приурочить к подобным ственных и межэтнических конфликтов. В юбилеям широкие дискуссии, призванные противоположность этому три из пяти поствыявить коллективное мнение о положении советских государств Центральной Азии до вещей в соответствующей научной области. сих пор остаются под руководством автокраНесомненно также, что специалисты, тии еще советской эпохи. В Туркменистане занимающиеся трансформациями коммуни- (еще одном постсоветском государстве стических и посткоммунистических режи- Центральной Азии) после смерти в году абсолютного диктатора Сапармурата ДАННАЯ ПУБЛИКАЦИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ПЕРЕРАБОТАННЫЙ Ниязова наметилась вялая либерализация.

В СТАТЕЙНЫЙ ФОРМАТ ТЕКСТ ВЫСТУПЛЕНИЯ СТИВЕНА ХЭНСОНА НА КОНФЕРЕНЦИИ “POST-SOVIET SPACE: TWENTY YEARS AFTER THE Наконец, в пятой центральноазиатской COLLAPSE OF COMMUNISM”, ПРОШЕДШЕЙ В ЕВРЕЙСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ В ИЕРУСАЛИМЕ 16—17 МАЯ 2011 ГОДА стране, Кыргызстане, к хронической политиPro et Contra 2011 сентябрь – октябрь Стивен ХэнСон ческой нестабильности добавились вызываю- уровень «гражданской культуры» в высокоурщие беспокойство вспышки насилия на этни- банизированной среде с образованным насеческой почве (между киргизами и узбеками). лением в главных промышленных центрах В странах же, расположенных между этими Советского Союза 6. Примерно одинаковая двумя полюсами, почти всюду у власти стоят траектория экономического развития таких разного рода «гибридные режимы», которые евразийских стран, как Россия и Украина, иногда экспериментируют с конкурентными после 1991-го (несмотря на резкие различия выборами, что позволяет оппозиционным в стратегиях проведения экономических группам время от времени поучаствовать в реформ) позволяет нам отбросить также политической жизни; однако в целом для предположение о зависимости макроэконоэтих режимов характерны длительные пери- мических результатов в Евразии и в любом оды квазипатримониального правления и другом месте от скорости приватизации, незаинтересованности в создании и укрепле- либерализации цен и обеспечения стабильнии правового государства 3. ности конвертируемой валюты 7. Напротив, “Необходима общая теория эволюции режимов, которая подскажет, в каких временных рамках институциональные изменения становятся научно репрезентативными”.

Теперь, когда после краха коммунизма те аналитики, которые подчеркивали важпрошло двадцать лет и упомянутые выше ность создания на посткоммунистическом тенденции развития посткоммунистических пространстве эффективных политических режимов устоялись, можно было бы прийти институтов как предпосылки надежного обек некоторым согласованным выводам по спечения прав собственности и создания данной проблематике. Следовало бы, напри- исправно функционирующих финансовых мер, признать, что теории, предсказывавшие систем 8, оказались правы.

быстрый переход посткоммунистического Короче говоря, результаты поставленмира к демократии в результате кропотливой ного самой историей эксперимента в облаработы посткоммунистических элит над кон- сти эволюции режимов, каковым оказался ституциями 4, оказались просто неверными, распад Советского Союза, обеспечили и не только в постсоветском контексте, но огромный прогресс в научном осмыслении и вообще. Напротив, нужно с полной опре- важнейших политических и экономических деленностью сказать, что то направление процессов, происходящих в современном научной мысли, которое делало упор на мире. Располагая данными о трансформаинституциональное наследие и географиче- ции посткоммунистических режимов за два скую среду в качестве факторов, определя- последних десятилетия и наблюдая новые ющих пределы возможных трансформаций явления, например, революции 2011 года в режимов, подтвердило свою состоятель- арабском мире, социологи способны сегодность 5.



Мы должны отвергнуть некоторые ня продвигаться вперед, не тратя времени положения теории модернизации, придавав- на бесплодное обсуждение ошибочных шие преувеличенное значение культурным гипотез, утверждающих, в частности, будто корням демократических ценностей и на незамедлительного проведения демократиэтом основании предсказывавшие высокий ческих выборов достаточно, чтобы обеспе106 Cентябрь – октябрь 2011 Pro et Contra Эволюция постсоветских режимов чить успешный «переход» к демократии на что строгий научный подход не позволяет Ближнем Востоке, что новые информацион- считать промежуток времени, равный ные технологии эффективно нейтрализуют (а не — скажем — 10, 13 или 27) годам, наинаследие колониального и авторитарного более представительным для оценки итогов прошлого, что главным фактором, который политических, экономических и культурных определит политическое развитие этого изменений в странах бывшего советского региона в будущем, явится степень вовлечен- блока. Рассуждая логически, для решения ности арабского населения в «гражданскую вопроса о том, какие именно институциокультуру» под влиянием модернизации и нальные изменения должны приниматься в что успешное экономическое развитие на расчет при выборе между конкурирующими Ближнем Востоке требует немедленного пре- оценками изменений режима, необходимо кращения государственных вливаний в при- сначала четко сформулировать общую теовилегированные отрасли, приватизации госу- рию эволюции режимов, которая подскадарственной собственности и проведения жет, в каких временных рамках то или иное жесткой монетаристской политики. Вместо институциональное изменение становится того, чтобы уповать на маловероятную воз- научно репрезентативным. Одни аналитики можность появления крупного мыслителя утверждают, что кажущаяся неточность прос принципиально новыми теоретическими гнозов относительно политических и эковзглядами, которые позволили бы успешно номических перемен на посткоммунистичепрогнозировать дальнейшее развитие собы- ском пространстве не означает неточности тий, огромному большинству социологов теорий, на которые эти прогнозы опираютуже давно следовало бы целенаправленно ся, так как в более длительной перспективе заняться анализом того, как политическое и упомянутые теории оказываются правильсоциально-экономическое институциональ- ными; например, Андерс Ослунд утверждает, ное наследие, доставшееся арабам от рухнув- что массовая приватизация в ельцинской ших авторитарных режимов, в сочетании России, на протяжении большей части с оказываемым на них давлением и благо- 1990-х годов казавшаяся катастрофической, приятными возможностями, обусловленны- в эпоху Путина стала источником быстрого ми географической близостью Ближнего экономического роста в стране 9. Другие Востока к центрам мирового развития, могло аналитики могут утверждать обратное: в бы повлиять на эволюцию режимов в стра- рамках короткого временного интервала их нах этого региона. теории оказываются правильными, а долгоОднако ничего подобного не происхо- срочные результаты в принципе непредскадит. Почему В этой статье я утверждаю: зуемы, и, следовательно, теоретикам даже не основная причина отсутствия научного стоит пытаться их предвидеть 10. И вправду, прогресса, который мог бы иметь место на поскольку у нас нет ничего, что хоть сколько основе анализа данных и материалов двад- бы напоминало консенсуальную теорию эвоцатилетней эволюции посткоммунизма, люционного изменения режимов, отсутствузаключается в том, что мы пока так и не ет и профессиональная заинтересованность смогли договориться, что следует считать в отслеживании того, насколько точны решающим, определяющим доводом в поль- конкретные социальные прогнозы, тем зу произошедших изменений или, наоборот, более что ни профессиональный статус, ни неизменности режима. При более тщатель- вознаграждение ученых не зависят от того, в ном рассмотрении становится понятно, какой мере сбываются их предсказания 11.

Pro et Contra 2011 сентябрь – октябрь Стивен ХэнСон Ключевые элементы эволюционной простые люди реагировали на эти две «ревотеории люции»: первую они изначально встретили Для того чтобы исправить ситуацию, необхо- с очевидным массовым скептицизмом, а димо решить некоторые базовые эпистемо- вторая резко и драматически поменяла прилогические проблемы в социальных науках. вычный для них образ жизни 13. Но как бы ни Как уже было сказано, существует проблема оценивать этот конкретный случай, главное длительности временного отрезка, по исте- заключается в том, что в настоящее время у чении которого мы можем с основанием нас нет общепризнанной теории, с помощью судить, сбылся или не сбылся теоретически которой можно было бы научно определить обоснованный прогноз изменений режи- тот момент, когда прекращает свое существома. Однако за этой проблемой кроется еще вание один режим и ему на смену приходит более фундаментальная: а что следует счи- другой.

тать «изменением режима» Удивительно, Несколько схематизируя, специалистов но, несмотря на недавний всплеск интереса по сравнительной политической науке, заник «типам режимов» в сравнительной полито- мающихся долгосрочными историческими логии, у нас до сих пор нет общепринятого трансформациями, можно разделить на две определения термина «режим».





А как след- группы. Первая сфокусирована на институствие отсутствует и приемлемая методика циональных изменениях, вторая — на измепроведения различий между фундаменталь- нениях режима, или режимных изменениях.

ной трансформацией режима и другими К первой группе принадлежат такие ученые, видами институциональных изменений. как Пол Пирсон, Кэтлин Зелен и Джеймс Политические события, которые одним Махони, которые бьются над тем, как подойученым кажутся радикальной сменой поли- ти к проблеме пат-зависимых процессов с тического строя, другими оцениваются лишь позиций теории рационального выбора в ее как поверхностные перемены, маскирующие микрополитической версии, описанной в глубинную историческую преемственность, работах Дугласа Норта 14 и Брайана Артура 15, и наоборот. и которые пришли к выводу, что научная траНапример, Арчи Браун 12 утверждает, что диция рационального выбора вовсе не пропосле прихода к власти Михаила Горбачёва тиворечит более ранним структуралистским советский «ленинизм» в СССР сменился концепциям исторических изменений 16.

социал-демократией, то есть произошла фун- В работе Зелен о типах профессиональнодаментальная смена типа режима. Но если технического обучения, охватывающей более это так, то нам придется признать, что чем вековой период немецкой истории, подизбрание Горбачёва Генеральным секретарем черкнута удивительная преемственность в на заседании Политбюро в марте 1985-го — этой области, несмотря на приходящиеся столь же революционное событие, как и на это время закат Второго рейха, падение распад СССР в декабре 1991 года. Оба этих Веймарской республики, крах нацистской события являются примерами фундаменталь- империи, послевоенный раздел и последуюного «изменения режима»: в первом случае щее воссоединение страны 17. Аналогичным это переход от ленинизма к демократиче- образом Махони 18 прослеживает итоги разскому социализму, а во втором — переход от вития Латинской Америки, связывая их с социализма к радикальному капитализму. особенностями европейских колониальных Побывав в России в 1986 и 1992 годах, я завоеваний в этом регионе, которые имели был свидетелем того, насколько по-разному место несколько столетий назад. К сожа108 Cентябрь – октябрь 2011 Pro et Contra Эволюция постсоветских режимов лению, ни один из этих авторов не уделяет благодаря новым case studies. Недавно в рамдостаточного внимания причинам, непо- ках этой традиции Стивен Левицки и Лукан средственно обусловливающим бросающиеся Уэй провели превосходное исследование, в глаза смены типа режима в рамках выбран- проанализировав десятки «гибридных режиной ими хронологии. Поэтому радикальные мов», возникших после окончания холодной режимные трансформации в описываемые войны и располагающихся между полюсами авторами периоды (взлет и падение нациз- демократии и автократии. При этом такие ма у Зелен и подъем и упадок перонизма в «гибридные режимы» рассматриваются как Аргентине у Махони) выглядят — в широком устойчивые политические системы, способисторическом контексте — скорее этапами ные просуществовать сравнительно долгое преемственного развития. Конечно, ни одно время 20. Но поскольку отсутствует большая исследование не может дать ответы на все дедуктивная теория, из которой бы выводи“Политические события, которые одним ученым кажутся радикальной сменой политического строя, другими оцениваются лишь как поверхностные перемены”.

вопросы, и в этом свете выполненная автора- лись различные типологии режимов, предми аналитическая работа по выявлению при- ставленных в этих работах, любые суждения чин поразительного воспроизводства одних о том, какие изменения режима считать и тех же институтов на протяжении столетий «решающими», ситуативны и сделаны ad hoc.

вполне заслуженно может быть названа нова- Например, Линц и Штепан 21 оценивают торской. Как бы то ни было, основное вни- переход от сталинизма к постсталинизму мание Зелен и Махони уделяют источникам в странах советского блока как изменение преемственности, а не перемен, поэтому они типа режима — от «тоталитаризма» к «посттои не дают нам прочной теоретической базы талитаризму». Согласно их анализу, страны, для понимания более радикальных, револю- которые выросли из режимов первого типа, ционных периодов истории, когда рушится существенно отличаются от тех, которые весь институциональный дизайн (к числу наследуют режимам второго типа. В противотаковых может быть отнесен и крах лениниз- положность этому Марк Ховард согласен ма в 1989—1991 годах). с Кеном Джоуиттом, определяющим весь Другая группа компаративистов основное период советского эксперимента с 1917-го внимание уделяет объяснению краткосроч- по 1991 год как «ленинизм», и анализирует ных изменений режимов. При этом они ленинистское наследие как теоретически опираются на типологию режимов, пред- одно и то же во все периоды 22. Сам факт, ставленную в работах Роналда Даля, Хуана что между учеными, работающими в рамках Линца и Альфреда Штепана с их акцентом одной и той же таксономической традиции, на противопоставление демократии авто- могут существовать столь серьезные разноритаризму. Варианты этих базовых типов гласия по ключевым вопросам классификарежимов, появляющиеся в результате присо- ции режимов, препятствует поступательному вокупления к «демократии» и «авторитариз- движению научного знания.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.