WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |
ТЕМА НОМЕРА Эстония:

политическая борьба за место в истории Интенсификация исторической политики в Эстонии обусловлена «онтологическим кризисом», одной из причин которого является успешное завершение процесса вступления в ЕС и НАТО | АЛЕКСАНДР АСТРОВ о время «поющей революции» конца Опыт тоталитаризма выносится за рамки 1980-х Март Лаар, впоследствии не легитимного плюрализма в качестве своего Враз возглавлявший правительство рода «меры всех вещей политических».

Эстонии, выступил с лозунгом «Верните Описываемая «фундаментализация» народу его историю!». С тех пор прошлое тоталитаризма облегчает государственное неизменно было важным аргументом в противодействие «переписыванию истопостреституционной эстонской политике; не рии», как это происходит в России; с друбыло недостатка и в рефлексии на эту тему 1. гой стороны, она определенным образом В начале нового столетия наблюдается явная структурирует современный политический интенсификация исторической политики. дискурс, открывая новые возможности для Под интенсификацией я имею в виду не активного участия в нем малых государств, только повышение «градуса» дискуссий или которые традиционно являлись всего лишь то, что они стали происходить чаще, но и объектами политической активности «велиочевидное смещение акцентов. Прежде в ких держав». Такая структуризация как раз политических целях использовались главным и является предметом рассмотрения данной образом события межвоенного периода или статьи. Иными словами, для сообществ, коммунистическое прошлое отдельных пред- некогда зачисленных Гегелем в «народы без ставителей политической элиты, теперь же истории» 2, «историческая политика» становсе более заметное место в соответствующей вится инструментом политической борьбы риторике стали занимать понятия «тотали- за место в историческом процессе.

таризм», «геноцид», «преступления против Следует сразу отмежеваться от некоточеловечности». Подобное смещение акцен- рых трактовок происходящего, лишь на тов позволяет говорить именно об интенси- первый взгляд схожих с позицией автора.

фикации исторической политики, поскольку Например, от интерпретации, предло«тоталитаризм» и сопутствующие ему пре- женной недавно активистом российской ступления все чаще трактуются не как исто- «исторической политики» Александром рические события, допускающие различия Дюковым: «После распада СССР Эстония, позиций и оценок, а как незыблемое осно- как и другие Прибалтийские государства, вание глобальной политической истории. встала перед необходимостью построения Pro et Contra 2009 май — август АЛЕКСАНДР АСТРОВ новой национальной идентичности, не ветствующий контекст, можно убедиться, что советской, которая бы отвечала параметрам речь идет не о целенаправленном стремлезаданной независимости, антироссийским нии реализовать давние чаяния. Скорее очеустремлениям и так далее. И у Эстонии, видно обратное: после вступления в НАТО и несмотря на то, что это замечательная стра- ЕС в Эстонии усилилось ощущение неопредена и у нее накоплен достаточно маленький ленности. Это ощущение в конечном счете опыт собственного государственного бытия, привело к целой череде внутриполитических к сожалению, не оказалось других нацио- кризисов, ответом на которые и стала «антинальных героев, кроме членов полицейских тоталитарная» риторика. Важно понять, батальонов, Эстонского легиона ваффен- почему был найден именно такой ответ и СС, которые сражались против Советского почему он лежит в сфере внешней политики.

Союза. Именно поэтому их пытаются герои- Гипотеза, предлагаемая в данной работе, зировать, лепят из них новых национальных заключается в следующем. В течение десяти героев» 3. с лишним лет после восстановления незаВышеприведенный пассаж перекликается висимости основные параметры эстонской с мнением российской журналистки Галины публичной сферы во многом определялись Сапожниковой, много лет работающей в внешнеполитическими ориентирами, заданЭстонии. Сапожникова считает, что смена ными в самом начале 1990-х. Стремление в официальной эстонской риторики произо- НАТО и ЕС и высокая степень согласия по шла чуть ли не в одночасье, сразу после этому вопросу среди политической элиты вступления страны в Европейский союз 4. страны привели к тому, что болезненные и Подразумевается, что, почувствовав себя в потенциально конфликтные обстоятельства безопасности от восточного соседа, поли- прошлого были отодвинуты на второй план и тическая элита Эстонии наконец дала волю не стали предметом обсуждения в обществе.

застарелым, но тщательно скрываемым до С другой стороны, во имя скорейшей трансэтого фобиям. атлантической интеграции ключевые вопроНа первый взгляд у подобного подхода сы развития страны решались ограниченным есть резон. Наиболее ярким свидетельством сообществом экспертов-технократов, котоможно считать памятник эстонцам, сражав- рые концентрировались вокруг исполнишимся во Второй мировой войне в частях тельной власти вообще и министерства иноваффен-СС, установленный летом 2004 года, странных дел в частности 6.

или статью известного журналиста Каарела Сразу после вступления в НАТО, а затем Таранда, опубликованную за неделю до офи- и в ЕС общество оказалось в непривычной циального вступления Эстонии в ЕС. В этой для себя ситуации: в одночасье утратил свою статье, появившейся в одной из главных актуальность единый, консолидирующий ежедневных газет, Eesti Pevaleht, Таранд нарратив, который долгие годы подменял открыто пишет: то, что было немыслимым собой собственно публичную сферу. Более сразу после восстановления независимости, того, стало очевидным и отсутствие общетеперь становится осуществимым: всех недо- ственных институтов, которые могли бы вольных политикой интеграции «инозем- стать форумом для обсуждения болезненных цев» можно собрать в небольшом лагере на конфликтов. Именно в это время в средствах границе с Россией 5. массовой информации стала все чаще звуНо, присмотревшись к этим двум приме- чать мысль о том, что необходимо сформурам чуть внимательнее и поместив их в соот- лировать новую общенациональную цель, а 110 Май — август 2009 Pro et Contra Эстония: политическая борьба за место в истории среди политиков приобрела популярность определялся возможностью апеллировать идея заключения формального «обществен- не к интересам, а к идентичности могущеного договора». ственных западных партнеров. Поскольку Ситуация, сложившаяся в обществе в пери- для формулирования собственных интересов од с 2004-го по 2007-й год, может быть описана необходимо решить вопрос о своей идентичтермином «онтологическое беспокойство» 7. ности, малые государства региона успешно Суть этого понятия сводится к тому, что в использовали дискурс трансатлантической условиях неопределенности, угрожающей не солидарности с целью обуздания эгоистичестолько физическому выживанию субъекта, ских порывов великих держав 10.



сколько самой его идентичности, в качестве Этой стратегии был положен предел решения зачастую избирается привычная (не без участия самих малых государств) социальная роль, даже если она сопряжена с с началом войны в Ираке и вызванным “Стремление в НАТО и ЕС привело к тому, что потенциально конфликтные обстоятельства прошлого не стали предметом обсуждения в эстонском обществе”.

очевидными рисками. Сама по себе очевид- ею расколом внутри трансатлантического ность и привычность такого рода рисков ока- сообщества. В новой ситуации, хронологизывается предпочтительнее неопределенно- чески совпавшей с наступлением онтологисти 8. В моменты резкого изменения мирового ческого кризиса во внутренней политике порядка государства также предпочитают малых государств, последние столкнулись с привычные конфликты новым, неопробован- противоречиями по поводу американского ным моделям поведения 9. вторжения в Ирак между США и влиятельныОднако для малых государств подобная ми союзниками в Западной Европе 11. Малые стратегия выхода из «онтологического кри- государства должны были любыми путями зиса» далеко не всегда возможна. Риски, свя- избежать однозначного выбора между амезанные с участием в «реальной политике», риканцами и европейцами, поскольку он которая опирается исключительно на объ- означал бы конец идеи либерального трансективные национальные интересы и порой атлантического сообщества и лишал бы объявляется внеисторической константой «младших партнеров» главного инструмента, мирового порядка, могут оказаться непри- с помощью которого удавалось сдерживать емлемо высокими. Не в последнюю очередь эгоистичные интересы как тех, так и других.

потому, что такого рода «политический Решению этой задачи мешало предложенное реализм» не может гарантировать надежной Дональдом Рамсфельдом деление на «новую» поддержки со стороны великих держав, кото- и «старую» Европы, а также российские рые в рамках данной парадигмы международ- внешнеполитические усилия, направленные ных отношений должны руководствоваться на акцентирование двусторонних отношеисключительно собственными интересами. ний с великими державами в ущерб любым Опыт участия в международной политике формам многостороннего сотрудничества.

после окончания холодной войны, который Иными словами, на рубеже столетий как представлялся успешным малым государ- во внутренней, так и во внешней политике ствам Центральной и Восточной Европы, малых государств Центральной и Восточной Pro et Contra 2009 май — август АЛЕКСАНДР АСТРОВ Европы возникла потребность в новом дис- Если присмотреться к тому, как именно и курсе единства или сообщества, членство почему «новые философы» переопределяют в котором им было бы гарантировано. тоталитаризм, процитированная позиция В Эстонии внешнеполитическая элита стра- Дюкова, например, представляется неоправны была лучше других подготовлена для того, данно эгоцентричной. Эстонских политичтобы артикулировать такой дискурс (или, ков, вполне сознательно переписывающих по крайней мере, его разрабатывать). Один историю, меньше всего интересует при этом из ее бесспорных лидеров Тоомас Хендрик Россия 13. Как и в экономике, основные интеИльвес, в тот момент временно находивший- ресы эстонской «исторической политики» ся не у дел, в 2003 году, еще до формального находятся на Западе, где разворачивается вступления в ЕС, выступил с резкой критикой весьма своеобразное противостояние, как Рамсфельда, так и совместного письма определенное Глюксманом как «Запад проЖака Дерриды и Юргена Хабермаса. По его тив Запада» 14. Для Эстонии, помимо всего мнению, антиамериканизм последних грозил прочего, это означает выход за рамки другоЕвропе ошибкой исторического масштаба 12. го, более раннего историко-политического Переход от критики разнообразных «рас- дискурса «спора историков», в свое время во кольников» к некоему подобию позитивной многом определившего параметры восстапрограммы потребовал времени. Первый новления независимости.

серьезный документ такого рода появился примерно через год после публикации пись- Спор историков ма Дерриды—Хабермаса. Интересно, что Термин «спор историков», Historikerstreit, изнасреди его инициаторов оказались два амери- чально обозначал полемику об отношении канских сенатора, Джон Маккейн и Джозеф немцев к германской истории и идентичноБайден, тогда выступавших единым фронтом сти вообще и, в частности, к Холокосту, котопротив внешнеполитического курса Буша, рая развернулась в момент окончания холодВацлав Гавел, а также один из ведущих евро- ной войны. Германские правые трактовали пейских атлантистов Карл Бильдт, сыграв- Холокост как вынужденный ответ Германии ший не последнюю роль в формировании на равнозначные по сути сталинские репреспостреституционной идентичности Эстонии. сии, а левые — как уникальное по своей бесчеЭстонию опять представлял Ильвес, но ловечности преступление нацизма, коренивтеперь уже в роли депутата Европарламента. шееся в «особом пути» развития Германии.





Документ этот известен как «письмо 115-ти», Политически Historikerstreit закончился побенаписанное по поводу трагедии в Беслане, но дой левых 15, которая не только укрепила посвященное, главным образом, критическо- послевоенный консенсус в самой Германии, му анализу российской политики. но и во многом определила общеевропейское Среди подписантов был и известный отношение к истории в ходе начавшегося французский эссеист Андре Глюксман, один вскоре процесса расширения ЕС.

из основателей группы «новых философов». Когда после крушения Берлинской стены Именно их трактовка «тоталитаризма» и дебаты, подобные Historikerstreit, стали один основанное на ней понимание характера за другим вспыхивать по всей Центральной современных международных отношений и Восточной Европе, ЕС выдвинул негласное сыграли, на мой взгляд, не последнюю роль условие: кандидаты на членство в сообщев упомянутой выше смене акцентов в эстон- стве должны были принять не столько конской исторической политике. кретный европейский консенсус по вопросу 112 Май — август 2009 Pro et Contra Эстония: политическая борьба за место в истории истории, сколько установку на создание общественных дебатов и законодательных единого коммуникативного пространства. инициатив в область рутинных администраЭто пространство подразумевало разделе- тивных решений.

ние на «частную» и «общественную» сферы; При этом речь не шла о прямом давлении участникам европейской интеграции пред- со стороны ЕС или НАТО; скорее о том, как лагалось формировать общеевропейскую сами эстонские политики понимали те, инообщественную сферу на основе консенсуса, гда негласные, правила игры, которым им заведомо оставляя за рамками этого процесса надлежало следовать для достижения главболее спорные, зачастую вообще не поддаю- ной политической цели: вступления в обе щиеся обсуждению вопросы своей «частной» международные организации. В этом смысле идентичности. позиция многих из них была предельно “Эстонских политиков, переписывающих историю, меньше всего интересует Россия. Основные интересы эстонской «исторической политики» находятся на Западе”.

Однако если для «старых» членов ЕС точно обозначена одним из бывших миниэто означало подтверждение на новом стров иностранных дел Тривими Веллисте.

уровне принципа невмешательства в их Активный противник поправок к Закону о внутренние дела, то в случае с государствами- языке, на которых настаивали накануне раскандидатами все выглядело иначе. Многим ширения ЕС международные организации, из них еще только предстояло сформировать Веллисте в конечном счете согласился с тем, свою внутреннюю общественную сферу, в что их следует принять; аргументируя свою том числе и посредством выяснения отноше- позицию в парламенте, он говорил о «конний с прошлым. А поскольку отношения эти фликте между опытом Эстонии и опытом в Центральной и Восточной Европе редко международного сообщества, который склакогда были сугубо внутренним делом отдель- дывался в ином историческом контексте» 16.

но взятых государств, ЕС старался регули- Как показали последующие события, ровать этот процесс, особенно когда дело подлинная проблема заключалась в том, касалось пограничных споров или статуса что ко времени произнесения этих слов национальных меньшинств. конфликт между опытом Эстонии и опытом Применительно к Эстонии внешнее регу- «старой Европы», «сложившимся в ином лирование предполагало присутствие мис- историческом контексте», затрагивал не сии ОБСЕ, мандат которой касался межэт- только отношение к истории и национальнических отношений внутри страны, и ной идентичности. Он касался тех процедур, требование разрешить пограничные споры уже утвердившихся за годы восстановленс Россией. По мере того, как вступление в ной независимости, посредством которых ЕС и НАТО все больше оформлялось в прак- это отношение выяснялось. Если в «старой тическую задачу, подлежащую планомер- Европе» новый консенсус стал результатом ной реализации в соответствии с жестким напряженной, многолетней и, главное, графиком, задаваемым извне, отношения открытой полемики, наподобие Historikerstreit, с Россией, как и отношение к местным рус- в Эстонии произошла двойная деполитизаским, стали все больше смещаться из сферы ция общественной сферы. Вопросы, лежавPro et Contra 2009 май — август АЛЕКСАНДР АСТРОВ шие в основе государственной идентично- ных полюсов эстонского общества. Позиция сти, вытеснялись оттуда, с одной стороны, в одних выразилась в крылатой фразе JOKK, область технократического администрирова- расшифровывающейся как «юридически все ния, а с другой — в сферу политики безопас- корректно»; они настаивали на неуместности ности. в политической жизни этических требоваКульминацией этой тенденции явился ний, выходящих за рамки формального соотлихулаский кризис 2004 года. В августе в ветствия закону.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.