WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |
АЛЕКСЕЙ МИЛЛЕР ТЕМА НОМЕРА Россия:

власть и история Историческая политика последовательно разрушает пространство для общественной дискуссии внутри страны и в отношениях с соседями | АЛЕКСЕЙ МИЛЛЕР ля обозначения связи профессио- к постановке новых вопросов. В той мере, в нальной историографии и коллек- которой различные группы историков подДтивной памяти с политикой исполь- вержены сходным воздействиям политичезуется целый ряд понятий. Их ассортимент ских факторов, мы можем говорить о том, варьирует от страны к стране 1, и это может как политизация истории функционирует не быть предметом отдельного исследования. только на индивидуальном, но и на группоВ России мы, главным образом, имеем дело вом уровне. Речь идет, например, о контекс такими терминами, как «политизация сте национальных историографий, который истории» и «политика памяти». В последнее был определяющим для историков со времен время все чаще используется термин «исто- Леопольда фон Ранке, и во многом остается рическая политика». Отправной точкой для определяющим сегодня. Мы часто говорим этой статьи, во второй части которой речь также о делении историков по их политичепойдет о ситуации в России, будет попытка ским предпочтениям, которые оказывают определить различия в содержании этих влияние и на методологические подходы, — понятий. Разумеется, такое разграничение — отсюда такие термины, как «либеральные дело конвенции, и то, что следует далее, это историки», «консервативные историки», именно попытка такую конвенцию предло- «историки-марксисты» и т. д.

жить. Вместе с тем признание того факта, что Политизация истории — по сути дела неиз- историк в своем творчестве испытывает бежная и неизбывная вещь. Она начинается влияние современных обстоятельств и уже на индивидуальном уровне: в своих собственных политических пристрастий, исследованиях всякий историк в большей является исходной точкой для выработки или меньшей степени находится под влияни- определенных механизмов, которые позвоем современной ему общественной ситуации, ляют снижать это влияние — через рефлексобственных политических взглядов, а также сию и самоконтроль, внятное изложение национальной, религиозной, социальной альтернативных точек зрения, внимательное идентификации. В определенном смысле эта отношение к профессиональной критике.

связь является источником постоянного раз- В сфере изучения причинно-следственных вития и обновления истории 2, потому что связей, оценок событий и деятелей прошлоновое время и ситуация, равно как и личный го история не может претендовать на статус опыт, каждый раз подталкивают историков объективной науки и способность устано6 Май — август 2009 Pro et Contra Россия: власть и история вить «истину». Нормой признается стремле- прошлого), об акцентировании внимания на ние к объективности и исследовательский одних сюжетах истории и замалчивании или поиск, неотъемлемыми элементами которого маргинализации других, о выплате пенсий являются дискуссия, плюрализм мнений, ветеранам одних событий и отказе в таких причем не только внутри сугубо профес- выплатах ветеранам других.

сиональной сферы историков, но и в пред- Государство также влияет на политику ставлении результатов работы историков памяти и исторические исследования через обществу. Профессиональные нормы предпо- регулирование доступа к архивам, через лагают такое построение аргумента, которое определение стандартов исторического открыто для верификации, то есть проверки образования (то есть того минимального источников и критики тех логических ходов набора тем и фактов, которые учащийся и ценностных установок, которые использу- обязан знать), а также через приоритетное ет автор. Выработка этих принципов далась финансирование исследований и изданий цеху историков непросто, тем больше мы о тех или иных проблемах истории и т. д.

должны их ценить. Политика памяти столь же неизбежна, как и Политизация истории не ограничивается политизация истории, — нет обществ, начивлиянием политической злобы дня на про- ная с племенных, которые так или иначе фессиональных историков. Ее можно видеть не регулировали бы эту сферу. Наличие и в привычке читателей искать в сочинениях парламентской оппозиции, а также незавиисториков мнения по актуальным вопросам. симых общественных и профессиональных Эта привычка еще больше закрепляется отто- объединений 3, отстаивающих представлего, что некоторые ученые, порой в ущерб ния, отличные от позиции той партии или профессиональной этике, стараются соответ- группы, которая в данный момент находится ствовать подобным ожиданиям аудитории. у власти, как правило, способствует сохранеО политизации истории можно говорить нию плюрализма в политике памяти.

и в том случае, когда политики используют «Места памяти» 4, создаваемые в рамках «исторические» аргументы в своих высту- политики памяти, могут быть «закрытыми», плениях. Это явление также распространено то есть фиксирующими строго определенповсеместно и, по всей видимости, неис- ную интерпретацию исторического события требимо. В то же время в демократических или персонажа, а могут быть «открытыми», обществах уже накоплен опыт, когда исполь- создающими пространство для диалога и раззование исторических аргументов делает личных трактовок 5.

политиков легкой добычей критики как Неотъемлемой частью политики памяти со стороны соперников по политической является политика «забывания». Забывание борьбе, так и со стороны профессиональных может быть «вытесняющим», когда общество историков. не касается определенных, чаще всего недавО политике памяти мы говорим тогда, них событий как особенно болезненных и когда дело касается различных обществен- конфликтогенных.



Примером вытесняющего ных практик и норм, связанных с регули- забывания могут служить первые 15—20 лет рованием коллективной памяти. Речь идет отношения к теме нацистского прошлого в о коммеморации (то есть о сооружении ФРГ, отношение во Франции того же периода памятников и музеев, об отмечании на к теме коллаборационизма и Виши или отногосударственном или местном уровне как шение к гражданской войне в Испании после особо значимых определенных событий падения франкистского режима. Как праPro et Contra 2009 май — август АЛЕКСЕЙ МИЛЛЕР вило, такое забывание через определенное тьи, предсказывающие спад интереса к этой время сменяется повышенным интересом теме 6. Но сегодня мы скорее наблюдаем историков и общества к «забытым» темам. новый этап активизации политики памяти Забывание может быть также «отрицаю- и политизации истории. Более того, в этой щим», когда ключевые общественные силы сфере происходят некоторые принципиизбегают признания и обсуждения опреде- ально новые процессы, которые требуют ленных постыдных или преступных событий описания, анализа и, на мой взгляд, особого прошлого. Отрицающее забывание демон- термина для их обозначения. За неимением стрирует Япония, до сих пор избегающая лучшего я предлагаю использовать термин разговора о преступлениях, совершенных «историческая политика». Он заимствован японцами во время Второй мировой войны, мною у польских сторонников этого нового или современная Россия, — например, в том, подхода к проблемам истории и памяти, что, что касается поведения советских солдат в конечно, порождает определенные проблеоккупированной Германии. мы. Мое понимание природы исторической Бывает и «понимающее» забывание, когда политики принципиально отличается от предфокус общественного внимания смещается ставлений ее сторонников, как явных, так и в сторону от какого-либо события или про- «стыдливых». С моей точки зрения, у этого цесса после того, как предприняты усилия термина есть важное достоинство: он верно по обсуждению, в том числе обсуждению определяет те отношения, которые возникавины и ответственности. В современной ют между политикой, выступающей здесь как Германии, где нацистское прошлое осознано, существительное, и историей, которая служит не отрицается и не замалчивается, с некото- лишь прилагательным. Термин подчеркивает, рых пор признание ответственности уже не что речь идет именно о политическом феномеисключает, как когда-то, обращения к прежде не, который должен изучаться, прежде всего, «закрытой» теме страдания немецкого граж- как часть политики, и тем отличается от полиданского населения во время и после Второй тизации истории и политики памяти в той мировой войны. Это тот случай, когда освое- трактовке, которая дана выше.

ние народом темы вины и ответственности за трагедию Второй мировой войны откры- Происхождение понятия «историческая вает возможность обратиться и к теме его политика» собственных страданий в ходе этой войны. В 2004 году группа польских историков Таким образом, политика памяти может заявила о том, что Польше необходимо разбыть более или менее открытой для влияния работать и проводить собственную версию и диалога различных общественных сил и исторической политики. (Подробнее см. стаисториков, более или менее продуктивной в тью Роберта Трабы в этом номере Pro et Contra деле врачевания ран прошлого, преодоления на с. 34–64.) Они не скрывали, что заимствувнутринациональных и межнациональных ют термин (polityka historyczna) из немецкого конфликтов. Но она может также порождать Geschichtspolitik. В ФРГ понятие Geschichtspolitik новые конфликты, создавать сознательно возникло в начале 1980-х годов. Тогда новоизискаженные образы прошлого. бранный христианско-демократический канцПроблематика политизации истории и лер Гельмут Коль, сам имеющий ученую стеколлективной памяти уже давно является пень историка, решил использовать историпредметом изучения. Литература предмета ческую проблематику для закрепления своего поистине огромна. Появляются даже ста- политического успеха. Он назначил профес8 Май — август 2009 Pro et Contra Россия: власть и история сионального историка Михаэля Штюрмера Польские сторонники исторической политическим советником и заговорил о политики тоже говорили о необходимонеобходимости «морально-политического сти утверждения здорового патриотизма с поворота» в Германии. Важный элемент этого помощью истории, а также о противостоя«поворота» состоял в том, чтобы утвердить нии «искажениям» польской истории внуболее позитивный характер немецкого три страны и за рубежом. Можно сказать, патриотизма с тем, чтобы он не строился что они поступили честно, когда решили исключительно на признании собственной заимствовать понятие «историческая вины за преступления Третьего рейха. Для политика» для обозначения своей програмэтой цели следовало скорректировать под- мы, — она вполне отвечала приведенному ход к теме ответственности за преступле- выше определению. В Польше это понятие ния нацизма, который сформировался в прочно укоренилось и с 2004 года является 1960—1970-е годы, когда у власти в ФРГ были не просто предметом ожесточенной поле“Те явления, которые получили имя «историческая политика», существенно отличаются от политизации истории и политики памяти”.

социал-демократы, и прочно ассоциировался мики, но и объектом анализа, на результаты с ними в политическом плане. Выдержанные которого я во многом опираюсь в собв этом духе выступления историков Эрнста ственных попытках понять этот феномен.

Нольте, самого Штюрмера и ряда их союзни- Действия в духе исторической политики ков привели в 1986—1987 годах к знаменитому в последние десять лет типичны практиHistorikerstreit —«спору историков» о причинах чески для всех стран Восточной Европы;

возникновения нацизма и мере его ответ- часто заимствуются и конкретные формы ственности за Вторую мировую войну (более ее реализации, хотя далеко не везде сторонподробно о «споре историков» см.





в мате- ники исторической политики готовы сами риале Ютты Шеррер на с. 89–107). В ходе характеризовать свою деятельность подобэтой дискуссии Коль и его союзники из числа ным образом 7. Стремясь легитимировать немецких историков получили столь жесткий историческую политику, ее сторонники отпор, что Geschichtspolitik была свернута, не любят утверждать, что в ней нет ничего успев толком набрать обороты. Жесткость принципиально нового, что все и всегда так реакции — порой даже излишняя — подавляю- поступали и поступают и «ненормальной» щего большинства немецких историков на является, наоборот, ситуация, в которой у выступления Нольте во многом была связана государства нет ясной и энергичной истоименно с тем, что они воспринимались как рической политики. Мое принципиальное часть исторической политики. Понятие расхождение со сторонниками историчеGeschichtspolitik прочно вошло в немецкий ской политики состоит как раз в том, что лексикон как обозначение «интерпретации я считаю те явления, которые получили истории, избранной по политическим, то имя «историческая политика», во многом есть партийным, мотивам, и попытки убедить новыми и существенно отличающимися от общественность в правильности такой интер- политизации истории и политики памяти, претации». как они были описаны выше.

Pro et Contra 2009 май — август АЛЕКСЕЙ МИЛЛЕР Природа и механизмы исторической па или партия, которым принадлежит власть политики в данный момент, перестают быть тождеКак это обычно бывает с относительно ственны государству. Общественная сфера новыми явлениями, историческую политику становится плюралистической, власть уже не так просто «ухватить» и четко описать, не может претендовать на контроль над ней, тем более что ее механизмы и задачи, как тем более репрессивный. Плюралистической правило, сознательно скрываются. Феномен становится школа, в который учитель истоисторической политики особенно сильно рии, соблюдая образовательный стандарт, проявляется в посткоммунистических обще- должен обладать свободой в выборе учебниствах, но это лишь отчасти объясняется ка и трактовки изучаемых событий и проповышенным общественным интересом к цессов. Историку в его научной деятельности истории и ее «белым пятнам», оставленным должна быть обеспечена независимость и в наследство коммунистической цензурой. интеллектуальная свобода. Доступ к архивам Наследие прежнего режима также важно на должен быть равным для всех и регулироуровне интеллектуальных привычек и реф- ваться законом, а не административными лексов, а также доступного историографиче- решениями. Государственное финансироваского багажа. ние школы и исследований не предполагает Но суть вопроса как раз в том, что мы права той группы или партии, которая в имеем дело с обществами посткоммунистиче- данный момент стоит у власти, диктовать скими, то есть освободившимися от прежних содержание преподавания и исследований, жестких форм авторитарного идеологиче- поскольку это не деньги данной партии, а ского контроля. Об исторической политике бюджет страны, сформированный из налов строгом смысле слова следует говорить гов граждан; политическая сила, стоящая у только применительно к обществам демо- власти, не может претендовать на идеологикратическим или, по крайней мере, более ческую монополию.

или менее плюралистическим, заявляющим Именно в этих новых условиях — в той или о признании демократических ценностей, в иной степени соблюдаемых (или имитируютом числе свободы слова. Собственно, имен- щих соблюдение) — возникает набор практик, но в этих условиях и возникает политика как с помощью которых отдельные политические конкуренция различных политических акто- силы стремятся утвердить определенные ров, партий и точек зрения. В авторитарных интерпретации исторических событий как режимах советского типа вмешательство вла- доминирующие. Иными словами, используя сти в изучение истории и политику памяти административные и финансовые ресурсы было основано на официальной презумпции государства, те политические силы, которые идеологической монополии, на механизмах находятся у власти, осуществляют идеолоцензуры и административного контроля гическую индоктринацию общества в сфере над профессиональной историографией. исторического сознания и коллективной «Инакомыслящие» историки подвергались памяти. (Речь идет о таких исторических проработке на партсобраниях, а упорствую- событиях и процессах, по которым в общещие изгонялись из профессии. стве нет консенсуса, которые являются предВ обществе, претендующем на то, чтобы метом дискуссии.) быть демократическим, все эти механизмы Полагаю, что для понимания феномена меняются. В отличие от прежней коммуни- исторической политики важен не только, стической системы партии-государства, груп- и даже не столько вопрос, что именно про10 Май — август 2009 Pro et Contra Россия: власть и история пагандируется. Важнее то, как это делается, парламентами актах предусматриваются какие методы используются в этой пропаган- уголовные наказания для тех, кто оспаридистской работе. вает такую трактовку. Эта практика харакСовременная историческая политика не терна не только для Восточной Европы может в полном объеме вернуться к прежним, (о примере Украины см.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.