WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |
СТАТЬИ Русский ХХ век:

истоки, начало и конец Авторы нового труда по истории российских политических систем считают, что главная причина несостоявшейся демократизации России в конце ХХ века — субъективная недостаточность лидеров как реформаторской части номенклатуры, так и демократического движения Виктор Шейнис потоке исторической литерату- знать неочевидность прописных истин, ры последних лет прошла почти неоднозначность подходов разных авторов, незамеченной (тираж — 1000 экз.) выработать и научиться защищать свой собВфундаментальная работа Игоря ственный взгляд на вещи. Такова провоциДолуцкого и Татьяны Ворожейкиной рующая манера изложения в книге, кстати, «Политические системы в России и СССР характерная и для ранее опубликованных в ХХ веке» *. Между тем эту книгу хотелось учебников Долуцкого: вас убеждает наша бы настойчиво рекомендовать не только аргументация Вспомните или узнайте о специально изучающим отечественную других позициях. Не согласны Предложите историю, но и самому широкому кругу свое объяснение событий, поступков, побед читателей. Подзаголовок (исходящий не или поражений, попытайтесь обосновать то от авторов, не то от издателей) гла- свой подход...

сит: «Учебно-методический комплекс». Однако работа Долуцкого и Согласимся с таким определением жанра: Ворожейкиной по содержанию и назнаэто действительно учебное пособие, неза- чению шире своего названия и тем более менимое для хорошо подготовленного или подзаголовка. Это научное исследование, в очень любознательного, думающего чита- котором представлена развернутая концептеля, готового вслед за авторами одолеть ция истории, а не только смена политичеколоссальные пласты литературы (истори- ских систем в СССР — России в ХХ столеческой, историософской, социологической тии. Междисциплинарный подход к более и иной), а также источников. Но курс обуче- чем вековой истории с приглашением читания читатель пройдет нетривиальный. Ему теля к диалогу и спору заслуживает обстояпредложено не просто усвоить обширный тельного разговора в широкой аудитории.

материал, а включиться в дискуссии, осо- Можно надеяться, что он еще предстоит.

Здесь же по необходимости выделены лишь три сюжета: какой отпечаток предшествую* Долуцкий И.И., Ворожейкина Т.Е. Политические системы в России и СССР в ХХ веке: Учебно- щая история России наложила на страну в методический комплекс. М.: Университет; КнижХХ веке, как этот век для нее начинался и ный дом, 2008. Т. 1. 438 с.; Т. 2. 449 с.; Т. 3. 455 с.; Т. 4:

чем закончился.

Хрестоматия. 207 с.

Pro et Contra 2009 январь — февраль ВИКТОР ШЕЙНИС Российские исторические а «поощрение доносов, подкуп, круговая трансформации порука как элементы государственного конБольшинство историков сходятся во мне- троля наличествуют вместе с доминированинии, что прошедший век для нашей страны ем госсобственности и ее неразрывным единбыл коротким (укороченным): он начал- ством с властью». Производные от такого ся в 1917-м и закончился где-то в 1990-х всеобъемлющего государства, выступающего годах. Поэтому в центре внимания у раз- как единственный субъект исторического личных авторов оказываются то «история развития, — тотальная несвобода подданных;

Советского Союза», или «советский век», православная церковь, подчиненная госудато «утопия у власти», «советская трагедия», рю; внешняя экспансия и имперское созна«Советская Россия: возрождение держав- ние; пресловутая «соборность». За выживаности и четвертая катастрофа» 1. Каждое ние самодержавия русский народ заплатил из этих названий (всей книги или, как в крепостным правом (т. 1, с. 19, 68, 69).

последнем случае, большого ее раздела) Этот строй, настаивают авторы, опредене нейтрально к избранной концепции. лило не татарское иго, не враждебное окруСобственная концепция есть и у Долуцкого жение (русское государство на протяжении с Ворожейкиной. История России в ХХ почти всей своей истории с ХV столетия веке в их ви дении есть итог многовековых вело не оборонительные, а наступательные трансформаций. И потому книга начинается войны, и территория страны с середины XV не с календарного ХХ столетия и даже не с до конца XIX века выросла с 0,4 до 22 млн реформ 1860—1870-х годов, а с точек отсчета, кв. км, население — с 2—3 до 129 млн челокоторые теряются в глубине веков. Прошлое, век) и уж не «“боярская крамола”, созданная настаивают авторы, присутствует в сегод- богатым воображением Ивана Грозного, няшней России не в виде уходящей натуры. И.В. Сталина, С.М. Эйзенштейна и советских Оно задало «генетический код» нашей циви- историков» (т. 1, с. 49, 59—60).

лизации. Авторы решительно отклоняют жесткие Русская православная цивилизация, полагают версии детерминизма: исторический процесс авторы, сменила славянскую цивилизацию не заведомо предопределен — он альтернатиКиевской Руси, сложившись в ХV—ХVII вен. В ключевых, переломных точках, в осовеках. Ее главная отличительная черта — бенности «в периоды неустойчивого равновецентровое положение самодержавного госу- сия социальных “систем” даже незначительдарства, которое «проникало внутрь живой ный толчок может повлечь далеко идущие ткани общества, отнюдь не переваривая ее, а последствия». Выбор вариантов дальнейшего вступая местами в симбиоз, местами в слож- развития, бывает, свершается в несколько ный синтез, сращиваясь в тотальную целост- минут, его могут определить более или менее ность». При сопоставлении с западными произвольно сложившиеся обстоятельства.



стандартами это «типологически иная госу- В том числе воля немногочисленных акторов.

дарственность». В ней местное «самоуправ- «Бывают часы, — солидаризируются авторы ление» (то есть «помещики, надзиравшие за с Шарлем де Голлем, — когда воля нескольких мужиками, священники, обязанные по закону людей разбивает детерминизм и открывает играть роль “полиции совести”, сами члены новые пути» (т. 1, с. 96—97). В ХХ столетии в “локальных миров” — соседские общины, свя- России это случалось не раз.

занные круговой порукой») — «органическая И в ХV веке земли Северо-Восточной Руси часть государственной властной структуры», оказались перед исторической развилкой.

92 Январь — февраль 2009 Pro et Contra Русский ХХ век: истоки, начало и конец Борьба шла не вокруг того, объединятся ли Свое место среди главных причин отстаони в единое государство, а в какой форме лости России, по мысли авторов, занимает это произойдет: сословно-представительной, имперская политика, завоевательные войны.

европейской, или самодержавно- В XVIII—XIX веках Россия вела, сообщают деспотической, византийской, азиатской они, 22 наступательные и лишь 4 оборони(т. 1, с. 42—53). Сегодняшним государственни- тельные войны. Это только собственные кам едва ли придется по вкусу приведенное в войны, а сверх того — 7 войн и 2 военных книге суждение Георгия Федотова: выбирая похода «вроде суворовских хождений через старомосковские идеалы — православие, Альпы и прочих геройств на европейских самодержавие, народность, империю, — вы театрах военных действий», в которых тоже неизбежно выбираете и то русское черносо- преследовались имперские интересы. На тенство, которое обернулось первым вари- этих поприщах сгинуло до 10 млн человек, не антом национал-социализма (т. 1, с. 87). Я бы говоря уж об огромных финансовых и мате“Большинство историков сходятся во мнении, что прошедший век для нашей страны был укороченным:

он начался в 1917-м и закончился где-то в 1990-х годах”.

добавил к сказанному слова Станислава Ежи риальных потерях. Баланс открывшей ХХ Леца: кто надел на глаза шоры, должен знать, век Русско-японской войны был таков: шестичто в комплект входят уздечка и кнут. соттысячная русская армия только погибНо и после того, как этот выбор был сде- шими потеряла каждого десятого, в плену лан, движение шло к следующей развилке. оказался каждый восьмой, ранен — каждый И к таким развилкам, убеждены авторы, стра- четвертый. Сверх того, Россия утратила два на подходила не раз. И в начале ХVIII века, флота: 15 броненосцев, 14 крейсеров, когда теоретически был представим вариант эскадренных миноносца, не считая малых модернизации, отличный от петровского, кораблей 3. О том, чем обернулось для нашей произошло «дальнейшее закрепление и страны участие в Первой мировой войне (в натиск общей несвободы», а общество было отличие от Второй — это был ее собственный отброшено «далеко назад» (т. 1, с. 102) 2. выбор), и говорить нечего. Иронически комИ вскоре после того, как возведенная на пре- ментируя мнение современного историка, стол императрица разорвала «кондиции», что цена, уплаченная Россией за имперскую а олигархи того времени проиграли «дури экспансию, была «не чрезмерной», авторы самодержавья» перспективную, как показа- ставят вопрос: «Если низкий уровень жизни, лось, для них партию (т. 1, с. 111—114). И в отсталость и несвобода — малая цена, то начале XIX столетия, когда вопреки иронии какая же тогда является “чрезмерной”» (т. 1, Александра Грибоедова «сто прапорщиков» с. 210—211).

(а на деле свободомыслящая верхушка моло- Вопрос тем более актуальный, что в офидых русских аристократов) вполне могли, циальной доктрине нынешней российской произойди события чуть по-иному, если и не власти все более заметное место, как и в «перевернуть Россию», то направить ее на советские времена, приобретает так назыпуть конституционного развития на сто лет ваемое «военно-патриотическое воспитание раньше (т. 1, с. 132—135). молодежи», в котором немалое внимание Pro et Contra 2009 январь — февраль ВИКТОР ШЕЙНИС уделяется апологии завоевательных войн. Долуцкий и Ворожейкина 5. Авторы отмечаА государственный канал ТВ не постеснялся ют, что современное положение более адекотметить 50-летие вооруженного подавления ватно описывается не линейной схемой и не венгерской революции 1956 года передачей, движением уступами по параллельным маршвосхваляющей эту позорную акцию. Эта тема рутам, а «схемой с множеством “веток”, тупиостра и болезненна потому, что искаженное ков, перекрестков, расположенных в разных восприятие российской истории сквозь плоскостях» (т. 1, с. 158). Это верно, но тем призму воинских подвигов продуцируется самым концепция эшелонов утрачивает свой не только официальной пропагандой, но и универсальный характер, как и истолкование глубоко укорененным в сознании большин- перспектив большей части мира в категориства наших граждан имперским синдромом, ях так называемой теории зависимости, как убеждением во всегдашней правоте внешней она была представлена в ряде прорывных политики собственного государства 4. для 1960—1970-х годов работ зарубежных и советских исследователей 6.





Страна запоздавшей модернизации В начале ХХ столетия Россия имела шансы То, с чем Россия пришла в ХХ век, во многом (по мнению одних авторов — некоторые, по было предопределено ее прошлым. В тече- оценке других — внушительные) преодолеть ние 500 лет почти на каждой исторической отставание от передовых стран. В предвоенразвилке она выбирала худший с точки зре- ный период высокими темпами развивалась ния общественного прогресса вариант. И тем промышленность, прокладывались железные самым воспроизводилась «модель отстава- дороги, росли города, начала подниматься ния». В ХХ столетие Россия входила страной деревня, уходили в прошлое такие явления, запоздавшей модернизации, второго ее эшелона. как массовый голод. А главное — возникли и Отставание определило сам тип развития. стали набирать силу институты современноМосковскую, а не европейскую модель пред- го развития: частная собственность, рынок решила победа Москвы над Новгородом, (государство играло важную экономическую подчеркивают авторы и приводят суждение роль, но в этом отношении Россия не отличаКонстантина Кавелина: такой тип развития лась от других стран запоздавшего развития), был «проведен со страшной, убийственной а также протопарламент, конкурентные, хотя последовательностью» и «к концу XVII века и цензовые выборы, партии (не в пример развился вполне в полной красе своего безоб- нынешним), относительно свободная пресса.

разия» (т. 1, с. 18). Авторы справедливо отме- Долуцкий и Ворожейкина показывают неодчают, что «генетический код русской право- нозначную картину: в Россия предвоенных славной цивилизации не только уцелел, но и лет видны и очевидные успехи, и проблемы, успешно подавлял все “антитела” и в конце и основания для беспокойства. Все это излоXIX века» (т. 1, с. 155). К этому следует доба- жено вполне убедительно на большом фактивить: в ХХ, да и в начале XXI столетия — даже ческом материале (т. 1, с. 282—302).

успешнее, чем в веке XIX. Из этого следует общий вывод: в России Концепция исторических эшелонов раз- одновременно вызревали «две революции:

вития в различных вариантах обладала опре- антимодернизаторская, способная в случае деленным познавательным потенциалом и победы открыть дорогу антикапиталистиче«работала» на истолкование современных скому (коммунистическому) варианту развипроцессов чуть долее середины ХХ века. тия, и вторая, модернизаторская», которая, как Свою версию этой концепции выдвигают полагают авторы, предопределила бы капи94 Январь — февраль 2009 Pro et Contra Русский ХХ век: истоки, начало и конец талистическое развитие по «долгому, мучи- покончить с историческим проклятием, — тельному», так называемому «прусскому» разрушить, наконец, крестьянскую поземельпути (т. 1, с. 291). Оставим в стороне вопрос, ную общину и создать класс самостоятельных какой из этих двух путей (а их было действи- сельских хозяев.

тельно только два) более долог и мучителен. От выбора, сделанного в июле 1914-го, к Но если логика изложения подводит к тому, февралю 1917 года — прямая линия. Чтобы что второй вариант был менее возможен и убрать со сцены архаическую монархию со вероятен — а я именно так воспринял при- средневековыми представлениями о природе веденную аргументацию, — то здесь, на мой и границах царской власти, с окружавшей взгляд, присутствует некоторая недооценка в трон камарильей из людей ничтожных, том числе и институционального развития в после третьей военной зимы требовался предвоенной России. Возможно, однако, что толчок сравнительно небольшой, спровомы просто по-разному расставляем акценты. цированный обстоятельствами не очень “В начале ХХ столетия Россия имела шансы (по мнению одних авторов — некоторые, по оценке других — внушительные) преодолеть отставание от передовых стран”.

История не отвела министру-реформатору значительными — перебоями со снабжением Столыпину чаемых 20-ти лет покоя: ни его в столице и забастовками на питерских завореформам, ни ему самому. Никому не дано дах. Но договоренность командующих фронзнать, какой могла бы стать Россия, если бы тами с консервативными лидерами Думы об обозначившиеся процессы продолжали раз- отречении царя, хотя и запоздала, еще не виваться еще полтора-два десятка лет. Но окончательно предрешила дальнейший ход мы точно знаем, чем обернулась для страны событий.

война, в которую втравили слабовольного Авторы, высвечивая «постоянное нарасцаря его недалекие сановники, и в каком без- тание несоответствия официального государдумном патриотическом угаре ринулось в нее ства реальному обществу», приходят к катерусское общество. Это был роковой выбор, горическому выводу, что «никаких потенций урок которого наши «патриоты» не усвоили на эволюционное развитие, приписываемых поныне 7. Испытание оказалось неподъ- системе постфактум, в ней не было» (т. 1, с.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.