WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |
ВЛАДИМИР БАРАНОВСКИЙ РЕЦЕНЗИИ Russian Foreign Policy in the Twenty-First Century and the Shadow of the Past / Edited by Robert Legvold. N. Y.: Columbia Univ. Press, 2007. x + 534 р.

оссийская внешняя политика — попу- лось существеннее исторического. Прошлое лярный предмет исследования, однако отныне существовало лишь затем, чтобы Ркниги, подобной этой, не было очень быть навсегда преодоленным.

давно. Декан американской русологии, Последнее десятилетие принесло отрезпрофессор Колумбийского университета вление. События минувших дней оказались Роберт Легволд, долгое время возглавлявший не только ненужным хламом. Отношение Гарримановский институт — ведущий центр к ним осталось сложным, иногда до крайизучения нашей страны, собрал превос- ности противоречивым. В руководящей ходных специалистов и фактически пред- статье МИД РФ, помещенной на сайте этого ложил им — ни много ни мало — разгадать ведомства в канун дня дипломатического код российской внешней политики. Труд работника в феврале 2008 года, присутство«Российская внешняя политика в XXI веке и вали краткие, но емкие характеристики тень прошлого», строго говоря, не является шефов российской дипломатии начиная с историческим исследованием. Это, скорее, дьяка Висковатого, поставленного во главе попытка осмыслить современность и загля- Посольского приказа Иваном Грозным. Лишь нуть вперед, опираясь на опыт предыдущих один период в долгой истории МИД остался поколений. Вспоминается с детства застряв- без комментариев: 15 лет от прихода к власти шая в памяти фраза, сказанная знаменитым Горбачёва до начала правления Путина.

писателем об одном известном политике: У американских историков — впрочем, как «Он так хорошо знал прошлое, что мог смо- и у их сегодняшних российских коллег — нет треть в настоящее из будущего». тех препон, которые сковывают чиновников, В том конкретном случае писатель ошиб- но их задача не из легких. Роберт Легволд ся, и очень жестоко: на самом деле политик подчеркивает во введении, что происшедшее лишь воображал — но был способен убеждать с Россией за последние четверть века не укладругих,— что знал историю: на самом деле его дывается в привычные, «нормальные» рамки представления о ней были крайне односто- исторического транзита: слишком многое ронни. Наследник того политика считал, что изменилось сразу, и слишком быстро. Страна контролировать историю важнее, чем знать в очередной раз оказалась на исторической ее, — и это укрепляло его власть над настоя- развилке.

щим. Но и наследнику не было дано увидеть В своей главе профессор Легволд разбудущее. Тем не менее фраза писателя очень вивает теорию «больших трансформаций» точно расставляет акценты: для того, чтобы Российского государства — по сути революосмыслить, где находится и куда движется ционных переворотов сверху. Это времена, та или иная страна, нужно проследить тра- пишет он, когда обычные вопросы политиекторию ее развития, определить факторы ки — борьба за власть и споры вокруг полиэтого развития и его исторические рамки. тического курса — отходят на второй план Не так давно это казалось не столь важным: и главной ставкой оказывается политическая история, согласно известному выражению, жизнь как таковая. В этих обстоятельствах заканчивалась. Нормативное представля- главное — уже не исход игры, а сами правила, 138 Март — июнь 2008 Pro et Contra Рецензии по которым она ведется, выбор самой игры, Господом Богом в центре некоего универто есть характер и структура политической и сального мирового проекта. Эти фундаменэкономической системы страны (с. 77). тальные противоречия неизбывны: западКаждая из трансформаций имела огром- ники и славянофилы более полутора веков ное значение для внешней политики России. ведут между собой холодную войну. Взгляд со Иван Грозный, положивший начало «русской стороны обнаруживает массу неразрешимых традиции» абсолютной власти, создал обще- противоречий, огромный накал эмоций, ство, надежно защищенное от европеизации которые мешают России выработать общенаи подчинения Европе. Пётр Первый, усилив циональное согласие по вопросам внешней абсолютизм государственной власти, сумел политики и придерживаться ясной стратегииспользовать Запад как инструмент военно- ческой линии во взаимоотношениях с основбюрократической и экономической модер- ными контрагентами — США и ЕС; Китаем, низации страны и укрепления ее положения Японией и Индией; мусульманским миром и в Европе. Россия при нем вошла в Европу, но странами СНГ.

Европой не стала (с. 83). Примеры экстре- Это не новая проблема, замечает Легволд.

мальной трансформации, отвергавшей уже и «Железный канцлер» Горчаков колебался в Бога, продемонстрировали Ленин и Сталин. выборе союзников для России. В конце XIX — В противоположность авторитарным начале ХХ века выбор был наконец сделан, модернизаторам, Александр Второй и но реализация этого выбора в 1914 году и подГорбачёв явили примеры либерального, осво- тверждение его, несмотря ни на что, весной бодительного по сути реформаторства, бога- 1917 года привели к самой страшной кататого достижениями и много обещавшего, но строфе в истории России. Не внешняя полив обоих случаях незавершенного. Наконец, тика была главной причиной, разрушившей особняком в классификации Легволда стоит Российскую империю, уничтожившей росБорис Ельцин, главной заслугой которого сийский капитализм и приведшей российское автор признает слом авторитарной системы. общество к трагедии колоссального масштаба, Легволд отмечает, что в ходе каждой из но внешнеполитические шаги августа 1914-го великих трансформаций россияне задают и марта 1917-го сыграли роковую роль.



схожие вопросы: кто мы где наше место в Международные колебания России в мире какова наша роль В качестве вечного период ее внутренних трансформаций, референта при этом постоянно выступа- утверждает Легволд, создавали ей репутацию ет Запад. Более того, россияне склонны ненадежного партнера на международной даже оставлять за Западом решающее арене (с. 127). Он ссылается, в частности, на слово: примет он Россию или нет, сто ит ли метания Сталина в 1933—1941 годах, вплоть стараться Если да, то на каких условиях до того момента, как нападение Гитлера на Подразумевается, что условия России — СССР наконец разрешило его сомнения.

это «абсолютное равенство» с ведущими Можно отметить, однако, что каковы бы державами Запада и их союзами (с. 114). ни были внешнеполитические сомнения На сегодняшний день — это США, НАТО и Петербурга и Москвы, как союзник Россия Европейский союз. вела себя достойно, действуя в интересах Это, однако, не все. Россияне восприни- коалиционной солидарности иногда даже в мают себя как несправедливо отверженных ущерб собственным интересам.

или как жертву ревнивых соперников и — Один из главных тезисов Легволда состоодновременно — как поставленных самим ит в том, что на внешнюю политику России Pro et Contra 2008 март — июнь ДМИТРИЙ ТРЕНИН необходимо смотреть сквозь призму ее когда пространство бывшего Советского внутреннего развития. Это соображение, Союза стало местом столкновения интересов однако, не предполагает строгой привержен- России и Запада.

ности автора каким-то детерминистским Профессор Дэвид Макдональд из моделям и тем более активных усилий, Висконсинского университета в Мэдисоне направленных на продвижение этих моде- анализирует роль государства в российской лей в России. Легволд стоит на позициях внутренней и внешней политике. До сих пор, Джорджа Кеннана, стремившегося прежде пишет он, государство являлось доминируювсего понять, куда движется Россия. щим субъектом. Сам российский капитализм На вопрос, закончилась ли очередная стимулировался и поддерживался государвеликая российская трансформация, профес- ственной властью. Смысл политики крупнейсор Легволд дает ответ: очередной период шего российского реформатора начала ХХ ломки завершится успешно лишь тогда, когда столетия Петра Столыпина состоял в том, Россия не только будет стремиться утвердить чтобы, избегая внешнеполитических осложсебя на мировой арене, но и вновь в полной нений, нарастить силу государства, которое мере осознает себя субъектом, а не объектом говорило бы одним мощным голосом.

истории. Когда она справится с внутренними С учетом этого опыта, отмечает демонами, порождающими ощущение неуве- Макдональд, расчет на то, что рынок расренности, и сделает осознанный выбор в ставит все по своим местам, плохо подходит пользу всесторонней модернизации страны и для России. Для того чтобы заставить гражобщества (с. 132—133). дан жить по закону, стать рациональными, Профессор Мичиганского и Чикагского осознать взаимную зависимость участников университетов Роналд Григор Суни сосредо- общественных отношений, по мнению точивается на имперской, точнее, постим- многих в России, требуется не государствоперской проблематике. После распада СССР арбитр, а государство — активный игрок.

Россия столкнулась с задачей формирования В постсоветской России продолжается трагражданской нации и строительства много- диция государственной власти как абсолюнационального федеративного государства. тистского цивилизатора (с. 157). Как говориВыдвижение тезиса о России — великой ли еще во времена Николая Первого, правидержаве не является ответом на постав- тельство в России — единственный европеец.

ленный историей вопрос. Дело не в том, Возникает, однако, проблема: как совмебудет ли Россия присутствовать в том или стить задачу наращивания ресурсов, которая ином географическом регионе, а в харак- требует осуществления реформ и высвобожтере и качестве этого присутствия (с. 66). дения творческой энергии людей, с потребПровозглашение прагматизма в качестве ностью постоянно держать их под контролем основы российской внешней политики (с. 162) В других странах, таких, как США, также не снимает вопроса о ценностях, а рынок увеличивает ресурсы государства, а тезис о «неизменных национальных интере- национализм сплачивает население в подсах» — за пределами всем очевидных вещей держку общенациональных интересов на вроде обеспечения внешней безопасности, международной арене. Сумеет ли Россия территориальной целостности и благоприят- пройти этим путем, пока не ясно. Очевидно ных условий для экономического развития — другое: реформаторские порывы в России не выдерживает критического анализа. Это имеют целью не столько повысить благососовсем не отвлеченные вопросы в условиях, стояние жителей, сколько укрепить притя140 Март — июнь 2008 Pro et Contra Рецензии зания на статус великой державы. При этом ной сравнительной отсталости. Правда, как альтернативой этому статусу видится распад отмечает Рибер, отсталость России никогда государства. не означала ее зависимости от Запада, что На протяжении всей предыдущей исто- имело место во всех других евразийских или рии, считает профессор Макдональд, азиатских империях, например, Османской внутренние факторы развития почти не (с. 207). Вторым фактором является уязвиоказывали влияния на российскую внешнюю мость российских границ и необходимость политику, не стимулируя, но и не сдержи- раздвигать их в интересах обеспечения безвая ее. В течение трех столетий Россия опасности государства. Это, в свою очередь, играла выдающуюся роль в международных вызывало опасения конкурентов (Англия) и делах, несмотря на то, что внутри страны соседей (Германия). Третий фактор заклюповсеместно сохранялось «варварство». чается в многонациональном характере Внутренняя отсталость империи нимало не российского государства. Наконец, Россия, мешала ее внешнему блеску и величию. Более живя в географической Европе, отделена того, временами — при Николае Первом и от конфессиональной, ценностной Европы, в советский период — Россия добровольно а в последнее время еще и политической отворачивалась от Европы. Правда, в эти (Европейский союз).





периоды внешняя ориентация имела суще- Продолжая некоторые темы Рибера, ственное значение для поиска подходящей Лоуренс Колдуэлл из Оксидентал-колледж модели преобразований. Подобно тому рассуждает о концепциях национальной как в начале ХХ века либералы смотрели безопасности России. Он также выступает на Англию и Францию, а консерваторы на против обобщений, превратившихся за Германию, сто лет спустя часть элиты ориен- последние 125 лет в устойчивые стереотипы.

тирована на западные модели (американскую Речь идет о стремлении России к теплым или европейскую), а другая часть на восточ- морям, к безопасным границам, а также вечные (Китай, Японию, Южную Корею). ный комплекс неполноценности. Колдуэлл Альфред Рибер из Центрально- также предлагает собственный подход к Европейского университета последовательно анализу российской политики в области разрушает мифы, сложившиеся в отношении национальной безопасности. Российской российской внешней политики. Имеется «большой» стратегии свойственна глубина в виду геополитический миф о якобы и концентрическое структурирование пробезудержной территориальной экспансии странства. Российские руководители искусно России; «властный» миф, в соответствии с пользуются всем набором внешнеполитикоторым внешняя экспансия не только отра- ческих аргументов для парирования угроз.

жает абсолютистский характер режима, но и Качественное отставание они привыкли движима им; идеологический миф о россий- компенсировать количественными преимуском мессианстве (православном или комму- ществами. При необходимости они также нистическом) как о ментальном побуждении способны корректировать свои амбиции, к действиям (с. 205). соотнося их с реальными ресурсами и факНа месте поверженных мифов Рибер тическим положением дел. Для российской выстраивает систему того, что он называет внешней политики характерно сочетание долговременными факторами. Первый из идеологии (в той или иной форме) с реаних — это постоянное стремление сравни- лизмом, причем в конечном счете обычно вать себя с Западом и ощущение собствен- побеждал прагматизм. Главными факторами Pro et Contra 2008 март — июнь ДМИТРИЙ ТРЕНИН развития и одновременно его ограничите- низма — хотя и в смягченной форме «суверенлями Колдуэлл видит внутренние условия ной демократии» — и угрозами отступления в России. Трудности реформирования страны Азию, что в современных условиях могло бы усугубляются колоссальной мощью элитного в действительности означать уход в объятия и «народного» консерватизма. Китая.

Две главы книги посвящены региональ- Нынешняя российско-европейская связка, ным направлениям российской внешней с сожалением отмечает профессор Стент, — политики — азиатскому и европейскому. преимущественно энергетическая. В будущем Профессор из Принстона Гилберт Розман возможны как хороший сценарий, в рамформулирует три вызова для азиатской ках которого расширяющиеся НАТО и ЕС политики России: необходимость баланси- благотворно воздействуют на Россию, так ровать свои цели (экономические, геополи- и плохой, подразумевающий новый раскол тические, цивилизационные); разобраться Европы. На этот раз линия раскола, если он со страновыми приоритетами и, наконец, состоится, пройдет значительно восточнее, найти приемлемое сочетание российского чем во времена холодной войны. Опасно национализма, сибирско-дальневосточного то, что «евразийская» Россия может в этом локализма и азиатско-тихоокеанского глоба- случае столкнуться с США (с. 434). Состоится лизма (с. 343). Ключ к успеху Розман видит ли подлинно европейская Россия, по мнению в достижении прорыва в отношениях с Анджелы Стент, не ясно. Окончательный Японией (с. 384), а также в развитии отноше- выбор страна еще не сделала.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.