WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В эпоху владычества Орды, когда симулировали и имитировали свой ственные ей политические формы, на месте прежней Руси появились че тыре различных геополитических образования 22. Возникновение само стоятельной Московии вновь поставило на повестку дня проблему само определения — в форме вопроса о наследии Московского государства, понимаемого как личное достояние государя.

Чтобы великий князь захолустной Москвы, вассал золотоордынского хана, мог стать царем (русский титул ордынского владыки) «всея Руси», требовалось обосновать его претензии на Чингисханово наследие. Его раздробленность упрощала дело. Московские князья прибегли к хитро сти: даровали земли Чингизидам из Касимова рода и сделали их тем са мым своими подданными 23. Затем московская ветвь Рюриковичей с по мощью породнений стала числить в своих предках Палеологов, Гедими новичей и Чингизидов и таким образом заявила свои права на византий ское, литовское, киевское и евразийское наследство. Позднее «разыскали» генеалогические связи с императором Августом, перебросив тем самым «мост» и к римскому наследству. В итоге Иван IV Грозный увенчал себя царской короной, к которой позднее присоединил другие — в частности, казанскую и астраханскую. Это сделало самоопределение царского (им перского) престола крайне многозначным — одновременно исконно рус ским (киевским), римским, византийским, евразийским. Система стала явно призматичной, а появление государств двойников (опричнина и зем щина) лишь подчеркнуло это обстоятельство.

Проблема встала заново с восстановлением и укреплением россий ской государственности после Смуты. В середине XVII столетия в Европе сложилась Вестфальская система. Россия подключилась к ней как держа ва внешнего имперского кольца 24, а европейский фактор начал играть в ее тогдашнем и во всех последующих самоопределениях чрезвычайно важную роль. Усвоение культурного, политического и особенно военно административного наследия Европы приняло форму подражания Старо му Свету.

По странному совпадению в середине XVII века завершалось превра щение лимитрофного Московского великого княжества в евразийскую Михаил Ильин державу Алексея Михайловича Романова — процесс, который Юрий Пи воваров и Андрей Фурсов ярко и точно определили как Великую самодер жавную революцию 25. Радикальное упрощение договорных феодальных иерархий повернуло вспять наметившееся было формирование сословий, корпораций и слобод. Были также свернуты институты политического представительства, и прежде всего Земские соборы, сложилась система простого подчинения в виде службы и тягла, во многом напоминающая восточную деспотию 26.

В середине XVII века самодержавному авторитету были практически полностью подчинены все остальные сегменты или блоки отечественной политической системы 27. Уже к концу столетия, в петровские времена, она приобрела формы, в которых (разумеется, с многочисленными модифи кациями) и просуществовала вплоть до нашего времени 28. В этой призма тической политической системе можно выделить четыре эволюционно разнородных блока, которые консервировали определенный эволюцион ный тип и воспроизводили его логику целедостижения 29.

Первый: вотчинный, или патримониальный, блок представлял собой простое сочленение вотчин патримониумов, воспроизведение «семейной модели» господства во все более крупных масштабах.

Второй развился из поверхностно и ускоренно заимствованной у Ви зантии христианской теократии, основывался на господстве единой и единственной «правды».

Третий был упрощением и без того не слишком изощренной ордын ской деспотии (протоверсией могло послужить варяжское дружинное господство) и служил непосредственной мобилизации всех ресурсов, в том числе ресурсов принуждающего насилия, для решения некой «судь боносной» задачи.

Четвертый: претендующая на модернизованность военно бюрократи ческая структура «государевой службы» — упрощенная версия популяр ной в Германии XVII—XVIII веков утопии «полицеистского государства» (Polizeistaat). Предполагалось, что, руководствуясь идеями просвещения и полицеистической наукой (Polizeiwissenschaft), его власти способны обо всем печься и все устраивать наилучшим образом.

Эти блоки находились в остром конфликте друг с другом, ибо разли чались по происхождению (от докиевской племенной Руси, перезрева ющей византийской теократии, варварской Скандинавии и Орды, начи навшей модернизироваться Германии). К тому же они принадлежали к раз ным эволюционным временам, и потому их темпоральная логика суще ственно отличалась друг от друга. Правда, все эти блоки сильнее или слабее отмечены имперским синдромом, но, по видимому, этого недос таточно, чтобы элементы системы не только успешно сосуществовали, но и убедительно «притворялись» друг другом.

74 Pro et Contra • Том 4 • № 3 • Лето Политическое самоопределение России Это достигается при помощи «посредника», который проще каждого из блоков и одновременно подобен каждому из них. Упрощая смысл той или иной функции, он позволяет воспринять и воспроизвести ее в логике других блоков. Посредник соединяет три сферы политической системы:

ядро, посредующую и внешнюю оболочки. В центре стоит символическая фигура автократора (царь, император, генсек, «всенародно избранный президент»). Внешняя оболочка — это во всех случаях «народ». Между ними — слои посредования, которые в отдельных блоках могут раскры ваться как в военно бюрократическую иерархию, так и в патримониаль ное «старшинство», как в ступени (и степени) ортодоксии, так и в бли зость удаленность от деспота.



Царистское самодержавие Петровская «модернизация» не была и не могла быть подлинной модер низацией, пусть даже вторичной. Ведь самые выдающиеся умы Европы того времени не отдавали себе отчета в том, что вместе со своими сооте чественниками живут в особую эпоху и решают небывалые эволюцион ные задачи 30. Тем более не было такого понимания у европейских поли тиков, военных, купцов и мореходов, с которыми имели дело россияне.

Однако Петр и его «птенцы» ощущали, по видимому, серьезные отличия Европы от их отечества и видели, что России в двойной цивилизацион ной системе отводится роль своего рода окраинной анти Европы. Это ро ждало естественное желание присвоить достижения Старого Света и пе рестать быть его периферией.

Такое решение было вполне традиционным, в духе Владимира Свято го и Ивана Грозного: принять европейство, завоевав его, и разделить соб ственную страну на новую и старую части с последующим внутренним завоеванием второй и т. п. Типичным для исторических империй было и создание в такой ситуации новой столицы. Все эти новшества приходят ся на очередной момент самоопределения России, когда к достоинству царства добавляется достоинство империи.

Создание Петром I военно бюрократического аппарата обычно препод носится как пример модернизации, пусть ограниченной. На деле же симули рование европейских административных и бытовых практик сопровождало поиск более эффективных механизмов функционирования имперских ие рархий — процесс по своей природе эндогенный. Симулакры позволяли ре формировать институты, упрощая их и слегка рационализируя, но играли второстепенную роль, так как логику упрощения задавала описанная выше четырехблочная структура с ее посредником медиатором.

Довольно распространено мнение, что попытки «верховников» огра ничить самодержавие были неудачной конституционной реформой 31 и чуть ли не ввели конституционную монархию в России. И хотя, сравни Михаил Ильин вая события 1730 года с британской «Славной революцией» или с попыт ками подобного же рода в Швеции, Дании и некоторых германских госу дарствах, можно усмотреть кажущиеся аналогии, природа российского и европейских казусов различна.

Разработка конституций и переход от абсолютной монархии к огра ниченной служили решению ключевой функциональной проблемы Ран него Модерна в 32 — преодолению конфликта между государством и граж данским обществом. Конституция формализует и закрепляет историче ский компромисс между суверенным государем (государством) и граж данским обществом (общинами, сословиями штатами и т. п.). Она становится рамкой, сдерживающей абсолютизм суверена и своеволие гра жданского общества, подчиняя их общим стандартам государственного права и прав человека.

В российском случае вообще трудно обнаружить неконъюнктурную сторону конфликта между Анной Иоанновной и «верховниками». В глаза бросается скорее внутрисословный (при всей условности такого обозна чения) конфликт боярства со шляхтой. Более того, вряд ли правильно счи тать Россию XVIII века суверенным государством с равноположенным ему гражданским обществом. Верно, государь обладал монополией на принуж дающее насилие, но та была далеко не полной. Например, всевластие по мещика над крепостными ничуть не уступало власти феодального сень ора в Западной Европе. Кроме того, западно европейский суверен отли чался от деспота тем, что был ограничен так называемым государствен ным расчетом (raison d’etat) и государственными институтами — своими же собственными законами и судами, административной практикой, ба лансом интересов и т. п. 33. Российского же самодержца, как показала прак тика того же XVIII столетия, ничто, кроме «удавки», не ограничивало.

Нечего удивляться, что в России никак не обнаруживаются признаки существования гражданского общества. Откуда бы ему взяться В Европе монополия суверена на принуждающее насилие уравнивала всех его под данных, и те были вынуждены строить свои отношения друг с другом на основе контрактных принципов. «Уравнивание» подданных превратило частные (сословные, корпоративные, поселенческие) привилегии и сво боды в общие стандарты естественного права и прав человека. Деспоти ческая монополия на принуждающее насилие оставляет подданного «на едине с державой» 34. В таких условиях складываются посредующие меха низмы — например, сословия как институты, защищающие от деспотиче ского произвола. В различных сословных и корпоративных свободах, дарованных российскими императорами, и прежде всего Екатериной Ве ликой, можно видеть фактор развития, накопления его потенциала, одна ко развития, связанного с более ранними этапами — феодальным или имперским.

76 Pro et Contra • Том 4 • № 3 • Лето Политическое самоопределение России Для России XVIII века шаг вперед представляло бы собой формирова ние сословного строя — в отличие от европейских стран, которые к тому времени сословность уже преодолевали и двигались к общему граждан ству с более широкими правами и свободами. Равным образом потенци ал развития нашей страны накапливался путем не столько имитации и использования симулакров модерности (деятельность академий, универ ситетов, журналов, клубов или салонов), сколько регламентации и рацио нализации имперской иерархии (например, введение Петром I Табели о рангах или издание Павлом I Акта о престолонаследии 35). Это легко по нять, учитывая отличие европейского абсолютизма от российского кон солидированного самодержавия. Первый в соответствии с логикой Ран него Модерна утверждал себя, порождая собственную антитезу — граж данское общество, чтобы затем путем компромисса или революции кон солидировать нацию и скрепить ее конституционным строем. Самодер жавие же представляло собой вполне традиционную (по своей эволюци онной природе имперскую) концентрацию власти и упрощение, унифи кацию разнородных способов ее функционирования (вотчина, церковь, общинность, а точнее, патриархальная «семейственность», дружинная в своей основе «служба» и т. д.). Итогом была «экспроприация субъектно сти» этих и иных «состояний», что превращало власть не просто в абсо лютную, а в тотальную, хотя и не тоталитарную.





Консолидация абсолютного самодержавия, казалось бы, создавала непреодолимые препятствия для политического развития. Однако, жест ко блокируя эндогенные источники развития, она облегчала использова ние экзогенных, что отвечает логике вторичной модернизации. Правда, всякое изменение требовало санкции самодержца. Именно он, и только он, мог стать эффективным агентом модернизации, помимо же него или вопреки ему любые попытки прогрессивных перемен были заведомо контрпродуктивны 36.

Высокой оценки заслуживают, в частности, эксперименты Александ ра I — при всем их кабинетном и «игровом» характере. Потенциал разви тия России постепенно креп. Возник феномен общественного мнения, что косвенным образом свидетельствовало: нравы «хорошего общества» рас пространяются все шире и могут послужить почвой для укрепления на чатков гражданского общества. Впервые благодаря знаниям, таланту и способности Михаила Сперанского уловить «дух времени» в осмыслен ной форме встал вопрос о принятии конституции. Тем самым удалось встроить в самодержавную систему некоторые начала правопорядка, ко торые имитировали стандарты Современности (в частности, Основные государственные законы Российской империи 1832 года). Этот документ долго оставался главной опорой всякой сознательной модернизации, а конституционный проект Сперанского поразительным образом (но да Михаил Ильин леко не случайно) сформулировал основные принципы, которые мы на ходим в конституциях 23 апреля 1906 и 12 декабря 1993 годов 37.

При Александре I началась и анклавная модернизация: имперские ав тономии Царство Польское и Великое княжество Финляндское получили право проводить свою внутреннюю реформаторскую политику. В первом случае результаты были скромными. Постоянные национально освобо дительные демонстрации поляков провоцировали ограничение и частич ное свертывание автономии и модернизационных практик. Финский опыт был успешнее: здесь удалось развернуть вполне современную структуру политических институтов, а к концу первого десятилетия XX века прибли зить ее к стандартам современной демократии (полиархии).

Остается лишь удивляться, как близкие к самодержавной власти рос сийские политики и Александр II в крайне неблагоприятных условиях, вопреки провокациям «освободительных» движений изнутри и «прогрес сивных сил» извне, усиливавшим охранительный синдром, сумели про вести первую заметную серию имитационных реформ, отвечавших тре бованиям вторичной модернизации.

Крупнейшим достижением было, конечно, освобождение крестьян при сохранении сословных привилегий дворянства. Возникли предпосылки для формирования относительно однородного сообщества подданных, а значит, в перспективе и гражданского общества. Своего рода зародышем его стало земство, а также другие формы самоорганизации и самоуправ ления. Характерно, что в ткань абсолютного самодержавия их вживляли во многом тоже на основе анклавного принципа.

Другим шагом вперед стала судебная реформа. Будучи в своей основе имитационно симуляционной, она позволила прежним и новым симула крам правосудия прижиться на российской почве.

Оставляя в стороне последующие волны реформ и контрреформ, от мечу, что к началу XX столетия и без того многоликая российская поли тия еще больше «растягивается»: институты разного хронополитическо го (эволюционного) возраста призматически или анклавно сосуществу ют, функционируя каждый в своем режиме. Напряжения нарастают, что делает дальнейшую трансформацию политической системы необходи мой, а более основательную модернизацию крайне привлекательной.

Российские политики получили шанс ответить на этот вызов. Октроиро ванная в 1906 году конституция создала рамку для взаимодействия «анкла вов». Открылась возможность для сотрудничества умеряющей свою абсолют ность и тотальность самодержавной власти с новыми, еще не вполне само стоятельными политическими акторами — земствами, Государственной ду мой (квазипарламентом), ее фракциями (квазипартиями) и корпоративными объединениями, в том числе профсоюзами. Подобное взаимодействие мыс лимо лишь на основе «общественного договора», который бы не только за 78 Pro et Contra • Том 4 • № 3 • Лето Политическое самоопределение России щищал непосредственные интересы участников политического процесса, но и позволял осуществлять перемены в относительно стабильной обстановке и при соблюдении политической и правовой преемственности. Историче ский компромисс самодержавия с автономными политическими акторами мог бы со временем превратить дарованную «свыше» квазиконституцию в функциональное подобие подлинной конституции.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.