WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 50 |
,,,, - Российская академия наук Карельский научный центр Институт языка, литературы и истории Сопоставительно-ономасиологический словарь диалектов карельского, вепсского, саамского языков Под общей редакцией Ю.С. Елисеева и Н.Г. Зайцевой Петрозаводск 2007 Руководители темы:

кандидат филологических наук Ю.С. Елисеев, доктор филологических наук Г.М. Керт Составители словаря:

А.П. Баранцев, П.М. Зайков, М.И. Зайцева, Н.Г. Зайцева, Л.Ф. Маркианова, В.Д. Рягоев, В.П. Федотова Рецензенты:

доктор филологических наук З.М. Дубровина кандидат филологических наук М.Э.Куусинен Словарь опубликован при финансовой поддержке Министерства Республики Карелия по вопросам национальной политики и связям с религиозными объединениями «Сопоставительно-ономасиологический словарь диалектов карельского, вепсского и саамского языков», подготовленный коллективом авторов, представляет диалектные именования ~1500 понятий на 24 карельских, 6 вепсских и 5 саамских диалектах и говорах.

Словарь иллюстрирует лексическое многообразие названий понятий и их фонетических вариантов по диалектам и говорам, а также показывает сходства и различия сопоставляемых языков и диалектов.

В период создания письменных традиций карельского, вепсского, саамского языков словарь позволит носителям языка наглядно убедиться в большом количестве слов и их диалектных форм, свойственных именованию одного и того же понятия, а составителям учебников, учебных пособий и словарей поможет ориентироваться в отборе материалов, которые должны стать орфографической нормой.

Словарь предназначен ученым, учителям, писателям и работникам СМИ, учащимся школ и вузов и всем, кого интересует диалектная лексика.

ISBN 978-5-9274-0296-0 © Ю.С. Елисеев © Н.Г. Зайцева 2 ПРЕДИСЛОВИЕ Коллективная тема "Сопоставительно-ономасиологический словарь диалектов карельского, вепсского и саамского языков" выполнялась хронологически в те же сроки, когда проводилась работа по первому вопроснику "Лингвистического атласа Европы" (ЛАЕ), состоящему из 546 вопросов по лексике. Это в известной степени предопределило и методику работы по названной теме.

На основе лексического вопросника ЛАЕ в секторе языкознания Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН был составлен "Словник-вопросник", насчитывающий 1918* слов, т.е. тематика вопросника ЛАЕ дополнилась лексикой, отражающей жизнь и быт карелов, вепсов и саамов.

Весь материал для словаря собирался в полевых условиях во время экспедиционного сезона 1979–1981 гг. и, таким образом, отражал состояние диалектов и говоров карельского, вепсского и саамского языков на тот период.

На основании собранной лексики в качестве первого опыта и был составлен настоящий словарь северной группировки прибалтийско-финских языков (карельского и вепсского) и диалектов саамского языка на территории Кольского полуострова с целью изучения лексико-семантических схождений и расхождений между диалектами этих языков, выявления ареальных и индивидуальных особенностей, определяющих пути формирования языков и диалектов данного ареала на уровне лексики. Этим определяются характер и особенности корпуса словаря и построения его словарных статей. По своему характеру словарь является ономасиологическим, построенным на сравнении именований определенного корпуса понятий во всех избранных для этой цели пунктах, отражающих диалектное членение карельского, вепсского и саамского языков на территории России. Словарь базируется на понятийно-тематическом принципе, т.е. авторы словаря пытались по возможности точно и полно определить понятие, привести все синонимы, если они существуют. С другой стороны, приведение внутри одной общей статьи на одно ключевое слово-понятие нескольких или многих (в отдельных случаях до 10) лексем не всегда означает, что они признаются авторами словаря за полные синонимы. Одна-две (иногда три) лексемы обычно нейтральны, наиболее точно определяют понятие. Например, понятие "ждать" передается совершенно равнозначными, нейтральными лексемами: vuottua (кар), varastada (вепс), vurttd (саам). Все другие лексемы с большей или меньшей степенью стилистической окрашенности также могут передавать определяемое понятие, но это значение для них чаще всего не самое главное: так, например, лексемы meinata, aikuo точно определяют понятие "намереваться", в этом смысле они "говорные" синонимы (т.е. одно слово соответствует названному понятию в одних говорах, другое – в других), глагол tahtuo в определенном контексте также может иметь значение "намереваться", но еще – "хотеть", глагол uorita "намереваться", но и – "собираться" и т.д., поэтому они приводятся в данной общей статье как определяющие понятие "намереваться". Основное же их значение может быть разработано в другой статье;

например, в статье "хотеть" подробно разработан глагол tahtuo, в статье "одеваться" – глагол uorita и т.д.

Для полноты освещения того или иного карельского, вепсского, саамского слова в словаре имеются перекрестные отсылки, чтобы можно было найти данное слово во всех общих словарных статьях, сравнить значения, выявить их распространение по говорам, диалектам, языкам. Таким образом, многие лексемы, являясь многозначными, могут встречаться в корпусе словаря неоднократно.

Следует отметить, что при составлении словаря понятийно-тематический принцип не всегда был выдержан до конца. В одних случаях, это было вызвано объективными * В словарь впоследствии вошли не все материалы.

причинами, а именно – отсутствием отдельных понятий у того или иного народа или обособленной группы народа, что определило отсутствие лексемы в том или ином говоре или языке. Так, в саамском языке, например, слабо представлена терминология, связанная с земледелием, так как земледелием саамы практически не занимались; у карелов Тверской области отсутствуют отдельные понятия из темы "рыболовство", так как у них в основном искусственные водоемы и рыболовецким промыслом они не занимаются. Северные карелы не знают наименований отдельных растений, произрастающих южнее. Вепсы слабо знакомы с понятиями оленеводства и т.д.

В других случаях отсутствие лексем, определяющих то или иное ключевое слово-понятие, в отдельных пунктах (например, Реболы, Держа, Кондуши) объясняется недостаточно полным сбором лексического материала. Тем не менее, собранная и представленная в словаре лексика позволяет выявить в общих чертах единый словарный фонд, элементы схождений и расхождений, уточнить распределение заимствований по диалектам карельского, вепсского и саамского языков. Следует также отметить, что предлагаемый сравнительный словарь в определенной степени дополняет этимологические словари финского языка материалами по карельскому, саамскому и вепсскому языкам.

Пункты сбора материала были определены в соответствии с диалектным членением этих языков. По карельскому языку материал собирался в 24 пунктах: собственно карельское наречие – Калевала, Княжая, Кестеньга, Вокнаволок, Тунгуда, Ондозеро, Реболы, Паданы, Юстозеро, Селище, Весьегорск, Валдай, Толмачи, Держа; ливвиковское наречие – Кондуши, Проккойла, Колатсельга, Ведлозеро, Видлица, Олонец; людиковское наречие – Койкары, Галезеро, Святозеро, Михайловское. По вепсскому языку "Словник–вопросник" заполнялся в населенных пунктах Шелтозеро, Каскесручей, Ошта, Войлахта, Озера, Сидорово.

По саамскому языку материал был собран в населенных пунктах Тулома, Варзино, Ловозеро, Йокаганьга, Бабино.

Весь собранный материал концентрировался по семантическому принципу. При обработке материала выяснилось, что отдельные понятия "Словника-вопросника" требуют семантического уточнения, поскольку лексемы, обозначающие названные понятия, многозначны, и во время сбора материал собирался по различным значениям. Такое уточнение было проведено, и после дополнительного сбора и уточнения материала был составлен корпус словаря.

В составлении "Словника-вопросника" участвовали Н.Г. Зайцева (раздел "Вселенная" до раздела "Человек, общие сведения"), В.П. Федотова (раздел "Человек" до подраздела "Человек за работой"), В.Д. Рягоев (раздел "Человек" до подраздела "Жилище") и П.М. Зайков (раздел "Человек" до подраздела "Религия" и раздел "Человек и вселенная"). Г.М. Керт и Л.П. Кирпу дополнили словник германскими, балтийскими и славянскими заимствованиями.

Материалы по карельскому языку собирали А.П. Баранцев (п. Реболы, Паданы, Юстозеро, Галезеро, Михайловское), А.А. Беляков (п. Толмачи), П.М. Зайков (п. Княжая), Е.И. Клементьев (п. Ондозеро), Л.Ф. Маркианова (п. Ведлозеро, Видлица, Олонец), А.В. Пунжина (п. Весьегонск, Валдай, Держа), В.Д. Рягоев (п. Проккойла, Колатсельга, Кондуши, Селище), А.П. Созонова (п. Койкары, Святозеро), В.П. Федотова (п. Кестеньга, Калевала, Вокнаволок, Тунгуда). По вепсскому языку материалы собирали М.И. Зайцева (п. Шелтозеро, Каскесручей, Ошта) и Н.Г. Зайцева (п. Войлахта, Озера, Сидорово). По саамскому языку "Словник–вопросник" заполняли П.М. Зайков (п. Тулома, Бабино) и Г.М. Керт (п. Варзино, Ловозеро, Йоканьга).

Корпус словаря составляли: М.И. Зайцева (от понятия ‘земля’ до понятия ‘лучший’), Л.Ф. Маркианова (от понятия ‘сметь’ до понятия ‘череп’; от понятия ‘дрожать’ до понятия ‘замечать’; от понятия ‘гладить, поглаживать’ до понятия ‘жена’), В.П. Федотова (от понятия ‘лысый’ до понятия ‘замерзать’), Н.Г. Зайцева (от понятия ‘забота’ до понятия ‘ленивый’), П.М. Зайков (от понятия ‘делать’ до понятия ‘лён’), А.П. Баранцев (от понятия ‘трепать лён’ до понятия ‘свеча’), В.Д. Рягоев (от понятия ‘вдова’ до понятия ‘осень’).

При научном редактировании Ю.С. Елисеевым и Н.Г. Зайцевой была осуществлена доработка словарных статей. Н.Г. Зайцевой и Т.П. Бойко был составлен регистр русских понятий с указанием их номеров в словаре.

Общее руководство темой осуществляли Ю.С. Елисеев и Г.М. Керт. Введение к словарю написал Г.М. Керт, предисловие и принципы составления словаря подготовила Н.Г. Зайцева.

Коллектив авторов и редакторы благодарят А.А. Белякова, Е.И. Клементьева, А.В. Пунжину, А.П. Созонову, принимавших активное участие в сборе лексического материала, а также Н.Л. Шибанову, ведущего инженера-программиста, за компьютерный набор текста словаря и помощь в его правке.

ВВЕДЕНИЕ В последнее время исследования по прибалтийско-финским языкам значительно оживились в двух направлениях. Во-первых, это исследование современного состояния прибалтийско-финских языков и диалектов, их взаимодействия между собой, вопросы их соотношения (большее или меньшее количество общих признаков), а вместе с тем и статуса, т.е.

принадлежности к определенной ареальной общности или обособленности того или иного диалекта. Во-вторых, это вопросы исторического происхождения языков и диалектов, их сложения в современные географо-лингвистические единицы. Сюда же относятся вопросы исторического взаимодействия прибалтийско-финских языков и диалектов с иносистемными языками и как следствие этого – отложение в них заимствований (литво-латышских, германских, славянских и др.; среди подобного типа работ см. прежде всего ALFE I, 2004;

ALFE II 2007).

Сложность, мозаичность лингвистических явлений в их современном состоянии, несомненно, отражает былую сложность исторических взаимодействий прибалтийско-финских языков и диалектов. В этой связи особый интерес представляет соотношение собственно карельского, ливвиковского, людиковского наречий* карельского языка и вепсского языка.

С точки зрения ареальной лингвистики речь карелов на территории Карелии не имеет единого центра с плавно расходящимися по периферии языковыми признаками, а представляет собой резко очерченные ареалы со свойственными каждому из них характерными особенностями. Эти особенности проявляются в фонетике, морфологии и лексике. В некоторых ареалах распространения карельской речи можно наблюдать резкое противопоставление собственно карельской речи, с одной стороны, и ливвиковской и людиковской – с другой, причем настолько существенное, что в отдельных моментах затрудняется взаимопонимание представителей этих наречий.

Своеобразная языковая ситуация явилась причиной длительной дискуссии о соотношении наречий карельского языка и их происхождении. Нет необходимости освещать эволюцию взглядов различных ученых на этот вопрос (К.Ф. Карьялайнен, А. Генетц, Э.А. Тункело, Л. Кеттунен, П. Виртаранта). В отечественном финно-угроведении вопрос о соотношении наречий карельского языка и их историческом происхождении был четко поставлен и в общем виде решен Д.В. Бубрихом. На основе огромного диалектологического материала (заполнение специального вопросника, насчитывающего около 2000 вопросов, в 150 населенных пунктах Карелии) он доказал наличие вепсского субстрата в переходных (от собственно карельского наречия к вепсскому языку) карельских наречиях ливвиковском и людиковском. В области как фонетики и грамматики, так и лексики собственно карельское наречие, по утверждению Д.В. Бубриха, противостоит ливвиковскому и людиковскому наречиям карельского языка (см. Бубрих 1948: 45-46; Бубрих, Беляков, Пунжина 1997). Возникновение этих наречий не явилось следствием ответвления от одного языка-источника. На основании исторических и топонимических данных В.В. Пименов в своей книге "Вепсы" подтверждает теорию Д.В. Бубриха о вепсской субстратной основе ливвиковского и людиковского наречий (Пименов 1965: 35-44). Т. Итконен, выявляя вепсские и собственно карельские элементы в ливвиковском наречии карельского языка, пишет о карелизации вепсского языка, о том, что субстратом олонецкого является вепсский язык (Itkonen 1971). Таким образом, теория вепсского субстрата ливвиковского и людиковского наречий карельского языка находит все новых сторонников и подкрепляется дополнительными материалами.

Вопросы соотношения диалектов, субстрата, исторических взаимодействий и т.д. наиболее интересно проверить на лексическом материале. Лексика в этом отношении обладает * Термин 'наречие' употребляется для карельского языка по традиции вслед за Д.В. Бубрихом, хотя в том же значении может употребляться и термин 'диалект' (прим. редакторов).

двумя неоценимыми достоинствами. Во-первых, базисный слой лексики является одним из устойчивых элементов языка и поэтому позволяет выявить древнейшие сходства и различия между сравниваемыми объектами. Во-вторых, лексика является наиболее наглядным свидетельством взаимодействий контактирующих языков. Конечно, при решении практических вопросов определения статуса того или иного диалекта возникают вопросы, например, при определении понятий "ядра" или "переходной зоны" (периферии), установлении понятий лингвистического тождества, различия, соотношения, противопоставления, причем все эти понятия определяются не только на синхронном срезе, но и при ретроспективном взгляде.

Карельский, вепсский и саамский языки находятся между собой в генетическом родстве.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 50 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.