WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Московский государственный институт электроники и математики (Технический университет) Кафедра истории и политологии СОВЕТСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ В 30-Е ГОДЫ XX ВЕКА Методические рекомендации к изучению курса «Отечественная история» Москва 2003 2 Составитель: ст. преподаватель И. В. Родионова Советская идеология в 30-е годы XX века: Метод. рекомендации по курсу «Отечественная история»./ Моск. гос. инс-т электроники и математики; Сост. ст. преподаватель И. В. Родионова М., 2003. С. 30.

Даются рекомендации по изучению советского периода в истории страны, такой сложной проблемы как «Советская идеология в 30-е годы XX века». Могут быть использованы студентами технических вузов, изучающими курс «Отечественная история» для подготовки к семинарским занятиям, зачетам и экзаменам.

ISBN 5-94506-025 -9 http://fe.miem.edu.ru 3 СОВЕТСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ В 30-Е ГОДЫ XX ВЕКА 30-е годы XX века – это сложный и, вместе с тем, достаточно целостный этап развития советского общества, неоднозначно оцениваемый учеными, политическими кругами и общественностью нашей страны.

Существует различие между научным и обыденным отношением: ученые признают первенство отрицательных последствий сталинского правления, а значительная часть общества отождествляет эти годы с понятиями «порядка», «твердой руки» и так далее. Перед нами – не только проявление одной из закономерностей социальной психологии, согласно которой в оценке прошлого преобладают позитивные характеристики, но и свидетельство того, что, проводимая в 30-е годы политика систематического воздействия на массовое сознание во многом достигла своих целей.

Именно в это время сформировалась идеологическая парадигма, которая с незначительными метаморфозами существовала на протяжении последующей истории советского общества.

Формальной отправной точкой данного этапа является рубеж 20-30 годов (1929 – год «великого перелома» и 1930 – XVI съезд ВКП(б) воплотили переход к качественно новому этапу внутриполитической жизни страны, характеризуемому установлением режима личной власти Сталина), конечной – 1939 год (XVIII съезд ВКП(б) и начало второй мировой войны).

30-е годы – предвоенное десятилетие, которое нельзя однозначно охарактеризовать в категориях «добра» и «зла», монохромное изображение обедняет реальность того времени. Изучение этого периода истории страны имеет большое значение, ведь в Великую Отечественную войну народ вступил с тем общественным сознанием, которое было заложено и сформировано в 30-е годы.

На рубеже 20-30 годов в СССР утверждается тоталитарная система, которая характеризуется своеобразной иерархией сфер государственной жизни. Ведущая роль принадлежит идеологии (духовная сфера), которая определяет политику.

Идеология – весьма сложное и многозначное понятие, его можно трактовать как область общественного сознания, которая представляет собой относительно систематизированную совокупность идей и взглядов, а также вытекающие из них цели и средства воздействия на действительность. В идеологии не только воплощались целевые установки, объединявшие общество или большую часть его членов, но и фиксировались определенные отношения между членами общества, между обществом и государством, между различными общественными силами.

Именно идеология в большей мере, чем другие формы общественного сознания (исключение, может быть, была религия) сплачивала, объединяла, консолидировала общество, его различные социальные слои и http://fe.miem.edu.ru разъединяла, углубляла противоречия и вражду в периоды кризисных социальных потрясений. Без знания и понимания этой важной проблемы нельзя изучить и понять историю России XX века.

С первых лет существования советского государства одним из наиболее действенных средств решения политических задач стала пропаганда. Имевшая единые идеологические установки и направлявшаяся единым партийным руководством она становилась надежной основой внешнеполитических и внутриполитических акций. Латинское слово propaganda означает «подлежащее распространению». Её цель состоит, прежде всего, в том, чтобы сформировать на основе соответствующей информации систему представлений, выражающих отношение человека к миру и его готовность к действиям, опираясь на сформированные идеалы и принципы.

Внедрение каких-либо концепций возможно при наличии доверия со стороны общества к власти. (Понятие «власть» включает в себя не только государство как политический институт, но и способ взаимодействия государства с обществом.) Доверие обеспечивалось механизмом по контролю и фильтрации информации (который позволял комбинировать фрагментарную информацию с псевдоинформацией), фактором оборота информации (то есть, возможностью проверки обществом соответствия деклараций власти ее реальным шагам и намерениям), уровнем образованности и культуры населения.

Механизм партийно-государственного воздействия на общество постоянно совершенствовался технически и организационно. Вначале центрами руководства идеологической работой были агитотделы обкомов, горкомов, райкомов партии, непосредственно руководимые Агитпропом ЦК ВКП(б). В январе 1930 года в ЦК были созданы отдел культуры и пропаганды – Культпроп и отдел агитации и массовых кампаний.

Соответственно, культпропы были созданы в обкомах, горкомах, райкомах. Так же звеньями характеризуемого механизма являлись ГУППКА (Главное управление политической пропаганды Красной Армии), органы Главлита, Наркомпроса; его основой были агитаторы (число которых в 1939 году достигло 3 млн. человек), а вершиной этой структуры являлось Политбюро ЦК ВКП(б) (партийный орган, чьи решения были истиной в последней инстанции) со Сталиным во главе.



Особенности советского государства 30-х годов наложили отпечаток на действия этих структур: после инициативного посыла сверху, звенья начинали претворять его в жизнь.

Влияние власти на формирование сознания общества производилось посредством разнообразных каналов, среди которых следует отметить прессу, книгоиздательское дело, образование (начиная от дошкольных учреждений), науку, кинематограф, радиовещание, театр, музейную http://fe.miem.edu.ru работу; определенную роль играли массовые праздники, юбилейные торжества.

Особое значение имел диапазон информации, циркулирующей в обществе и в том числе специально направляемой на массовое сознание.

Весь информационный поток был жестко подчинен идеологопропагандистским установкам. Отбиралась и сообщалась с надлежащей детализацией лишь та информация, которая согласовывалась с соответствующей мировоззренческой позицией либо с пропагандистскими задачами. Иная информация либо замалчивалась, либо подвергалась отрицательной оценке. Периодическая печать была мощным средством имплантации официальных идеологических установок в сознание общества. (Перед войной в стране издавалось 7218 наименований газет с годовым тиражом 38 млн. экземпляров и 1398 наименований журналов с годовым тиражом 159 млн. экземпляров.) Киноиндустрия и радиовещание также служили интересам идеологизации. К 1940 году число радиоприемников в стране достигло 7 млн., 60% вещания составляли передачи на общественно-политические темы. Что же касается киновоздействия, визуальные экранные образы воспринимались людьми с большим доверием и официальная пропаганда хорошо осознавала возможности этого вида искусства. (В 1940 году действовали 28 тысяч киноустановок, сеансы которых посетили 883 млн. человек.) Кроме того, широко практиковалось проведение массовых митингов, собраний, вечеров вопросов и ответов, на которых выступали партийные работники, хозяйственные руководители и пропагандисты.

Говоря о степени воздействия используемых средств и приемов, следует учитывать специфику массовой аудитории 30-х годов, стоявшей на начальных ступенях образованности. К 1939 году, по данным всесоюзной переписи, грамотных (в возрасте старше 9 лет) в стране было 81,2%, лиц со средним образованием – 7,8%, с высшим – 0,6%. Всеобщая грамотность облегчала и упрощала технологию манипулирования общественным сознанием, которая к концу 30-х годов была выработана и апробирована сталинским режимом. Хотя, бесспорно, в разных социальных слоях общества степень зависимости от официального воздействия была различной.

Помимо уровня образованности определенную роль играли следующие факторы, способствующие обработке сознания общества.

1. Мобильность сознания, сформировавшаяся под влиянием революционных потрясений, аналогов которых (по масштабам и последствиям) не содержала русская история.

2. Недостаточная информированность общества о событиях, происходящих как в стране, так и за рубежом.

3. Господство классового подхода в оценке событий, активно внедрявшегося на протяжении первого революционного http://fe.miem.edu.ru десятилетия и достаточно быстро утвердившегося в общественном сознании масс, испытавших всю остроту социальных столкновений периода Гражданской войны на собственном опыте.

Необходимо было учитывать особенности массового сознания, к которым могут быть отнесены следующие:

1. наличие устойчивых стереотипов;

2. преобладание эмоциональных элементов над аналитическими;

3. тяга к упрощенным причинно-следственным связям;

4. тяга к персонификации предметов и явлений.

Но сознание может быть объектом манипуляций до известного предела. Воздействие советской идеологии не было бы успешным, если бы она не опиралась на традиционные доминанты народного сознания, этатизм, футуронаправленность. Базируясь на исторически сформировавшихся ценностях, официальная пропаганда выработала систему представлений и мифов, культов и ритуалов. Среди них следует выделить и охарактеризовать следующие элементы: культ вождей и героев, культ врага, социоцентризм, мечта о светлом будущем, социальный оптимизм. Указанные культы во многом изоморфны и способны к взаимоусилению.

Концепция вождя. Прообразом культа Сталина стал культ Ленина, к концу 20-х годов уже превратившийся в неотъемлемый институт общественной жизни. Промежуточным был культ Троцкого, достигший небывалых масштабов уже в 1924 году. Тогда-то и возникла концепция двух вождей, в которой позже место Троцкого занял Сталин, портрет которого массовым тиражом впервые появился на обложке «Огонька» в 1925 году и именем которого в этом же году был назван Царицын (к году в стране было 64 города и района с корнем «Сталин»). Впервые Сталин был назван единственным вождем партии в ходе шумной пропагандистской кампании, поднятой в декабре 1925 года в связи с его 50-летием. С этого времени в советской исторической науке наблюдается стремление представить его организатором и основным руководителем большевистских организаций Кавказа, влиятельной фигурой периода революции 1905 года и приписать ему ведущую роль в Октябрьской революции.





Анализ генезиса культа Сталина показывает, что в этом процессе выделяют как бы три этапа. Первый начался в конце 20-х годов (приблизительно с 1929 года, когда праздновался сталинский юбилей).

Второй – с 1934 года, когда происходит резкий перелом в создании образа вождя – в связи с 10-летием смерти В.И. Ленина закрепляется тезис:

«Сталин – это Ленин сегодня». С этого года сталиниана канонизируется.

Негласное требование выступить с произведением, восхвалявшим Сталина, предъявлялось к каждому профессиональному писателю, в первую очередь http://fe.miem.edu.ru из числа тех, кто обладал репутацией талантливых мастеров, независимых или даже оппозиционно настроенных (в прошлом) по отношению к советскому режиму.

В начале 1936 года в "Известиях" было опубликовано стихотворение Б. Пастернака "Мне по душе строптивый норов...", написанное по просьбе Бухарина. В нём поэт подчёркивал слитность собственной "малости" и величия Сталина.

А в те же дни на расстояньи За древней каменной стеной Живёт не человек - деянье, Поступок ростом в шар земной, Судьба дала ему уделом Предшествующего пробел.

Он - то, что снилось самым смелым, Но до него никто не смел...

В собраньи сказок и реликвий, Кремлём плывущих над Москвой, Столетья так к нему привыкли, Как к бою башни часовой.

И этим гением поступка Так поглощён другой поэт, Что тяжелеет, словно губка, Любою из его примет.

Как в этой двухголосной фуге Он сам ни бесконечно мал, Он верит в знанье друг о друге Предельно крайних двух начал.

Создание этого произведения Пастернак называл своей "искренней, одной из сильнейших (последней в тот период) попыткой жить думами времени и ему в тон".

С удовлетворением наблюдая, какие масштабы приобретает его культ, Сталин в ряде случаев умерял чрезмерное усердие. Так, на письме Всесоюзного общества старых большевиков, в котором предлагалось провести пропагандистскую кампанию, посвящённую его 55-летию, он наложил резолюцию: "Я против, так как подобные начинания ведут к усилению "культа личностей", что вредно и несовместимо с духом нашей партии".

Наиболее дальновидные сталинисты, стремясь завоевать и закрепить устойчивое расположение вождя, целенаправленно инсценировали "всенародную любовь" к нему, которая в действительности отнюдь не http://fe.miem.edu.ru представляла спонтанного выражения народных чувств. О механизме формирования культа Сталина, принявшего особенно масштабные формы после убийства Кирова, содержатся выразительные свидетельства в воспоминаниях А. Авдеенко. Вчерашний рабочий, ставший одним из призёров кампании по "призыву ударников в литературу", Авдеенко был избран делегатом Всесоюзного съезда Советов. За день до съезда он был вызван к редактору "Правды" Мехлису. С удовлетворением сообщив, что одна из недавних речей Авдеенко имела большой политический резонанс и была перепечатана почти всеми коммунистическими газетами мира, Мехлис далее, к ужасу писателя, заявил: эта речь "была бы ещё лучше, если бы вы не разъединили Советскую власть и Сталина". Процитировав слова из этой речи: "Я счастлив, смел, дерзок, силён, любопытен, люблю всё красивое, здоровое, хорошее, правдивое - всё благодаря тебе, Советская власть", Мехлис пояснил: "Советская власть - это прежде всего Сталин. Именно его мы должны благодарить за всё, что делалось и делается в стране хорошего. А вы об этом ничего не сказали. Почему Не ожидал, знаете!.. Кто же должен благодарить Сталина, как не вы, вышедший из самых низов, пролетарий, ставший писателем! Не лично Сталину нужно ваше благодарственное слово, а стране, партии, народу. Нужно, как никогда ранее. Презренный наймит Николаев стрелял в Кирова, но он рассчитывал, что пуля поразит и величайший всенародный авторитет Сталина, его ум, волю и нашу любовь к вождю народов. Однако он просчитался! Теперь мы будем говорить о любви к вождю везде и всюду, с каждой трибуны... Ну, теперь согласны со мной, что ваша прекрасная речь имела существенный изъян".

Молодой автор немедленно сообразил, что от него требуется. Уже на следующий день после открытия съезда Советов "Правда" опубликовала под рубрикой "Заметки делегата" статью Авдеенко, в которой он "обстоятельно рассказал, какими бурными аплодисментами встретил съезд появление в президиуме товарища Сталина". "Мехлису очень понравилась моя работа", - вспоминает Авдеенко. А ещё через несколько дней Авдеенко выступил на съезде с речью "За что я аплодировал Сталину", которая заканчивалась словами: "Когда у меня родится сын, когда он научится говорить, то первое слово, которое он произнесёт, будет - Сталин". В зале вспыхнула буря аплодисментов.

Включение в текст любого публичного, печатного или устного выступления, безотносительно к его теме, восторженных упоминаний о Сталине стало обязательной нормой.

Третий этап становления культа начинается в конце 30-х годов, когда славословие перешло все границы; даже дети младшего возраста получили 3-е издание книги «Дети о Сталине» – сборник рассказов и фотографий, опубликованных в газетах. Колыбельная для малышей В. Лебедева-Кумача содержала следующие строки: «Есть человек – от http://fe.miem.edu.ru тайги до Кремля знает и любит его вся земля, радость и счастье твое – от него, Сталин – великое имя его».

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.