WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 |

Несмотря на существующие и грядущие трудности, как показали результаты исследования, большинство населения стремится к получению высшего образования, рассматривая его как необходимый ресурс вертикальной мобильности. Авторы итогового доклада, посвященного обновлению Стратегии 2020, утверждают, что высшее образование стало обязательным условием любой трудовой карьеры. Вместе с тем они же считают, что современные выпускники высших учебных заведений — это люди с развитыми социальными навыками и большими запросами, но низким профессиональным уровнем.

Они предъявляют высокие требования к уровню ожидаемого вознаграждения и качеству рабочего места, где отсутствует ручной и монотонный труд, но присутствуют высокая доля коммуникаций и гибкий график. Поскольку численность подобных рабочих мест ограничена, высшее образование, которое, как показывают социологические исследования, фиксирующие ситуацию с середины 1990-х гг., хотя и дает преимущества для вхождения в сегменты рынка труда, гарантирующие более высокий уровень оплаты труда, чем в среднем по экономике, является необходимым, но не достаточным конкурентным преимуществом. Результаты исследований [Авраамова, 2010] показывают, что сам по себе диплом о высшем образовании не достаточен для решения задачи эффективного трудоустройства и должен быть подтвержден определенным социальным капиталом.

СОЦИАЛЬНЫй кАпИТАЛ кАк рЕСУрС вЕрТИкАЛЬНОй мОбИЛЬНОСТИ Важным ресурсом вертикальной мобильности является накопление социального капитала, который интерпретируется современной экономической теорией в категориях институционального доверия и социальной сплоченности. Институциональное доверие важно, поскольку только в ситуации доверия граждан к основным государственным институтам, начиная с полиции и судебной системы и кончая финансовыми институтами, возможно формирование долгосрочных социально-экономических стратегий, имманенНАСЕЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ Е. М. Авраамова | Социальные ресурсы вертикальной мобильности: в ожидании модернизации тных устойчивому развитию и добросовестной конкуренции, а социальная сплоченность необходима, поскольку она является базовой характеристикой гражданского общества, важнейшая функция которого — гражданский контроль над означенными институтами. Именно об этом велся разговор на встрече В. В. Путина с ведущими экономистами, последовавшей за Давосским форумом 2012 г.

Представляется, что важен не только масштаб доверия (простирается ли оно вплоть до базовых государственных институтов или ограничивается друзьями и родственниками5), но и то, является ли социальный капитал «прямым ресурсом», когда индивид действует как член сплоченного гражданского общества на основании институционального доверия, или «замещающим ресурсом», когда, напротив, индивид действует, используя наработанные социальные связи, замещающие или компенсирующие дефицит прямых ресурсов — образования, квалификации и пр.Современная теория дает некоторые ответы на этот вопрос. Так, по мнению Р. Инглхарта и К. Вельцеля [Инглхарт, Вельцель, 2011], на этапе перехода от индустриального к постиндустриальному обществу изменяется характер связей, образующих социальный капитал. Авторы выделяют «скрепляющие» связи, свойственные индустриальному этапу социально-экономического развития с более низким уровнем жизни и соответствующим этому состоянию общества превалированию ценностей выживания, и связи, «наводящие мосты» между представителями разных групп, присущие более высокому уровню социально-экономического развития и господству ценностей самовыражения. «Социальный капитал,— пишут они,— в постиндустриальных странах не слабеет, а просто принимает иную форму».

Таким образом, можно заключить, что в период модернизации слабеет «скрепляющая» функция социального капитала, соответствующая «его традиционному, спаянному, замкнутому, конформистскому типу» и возрастает функция социального капитала, «наводящего мосты». Растущая индивидуализация придает людям все большую социальную независимость:

социальные контакты, которые они завязывают, становятся результатом их самостоятельного выбора, а не следования навязываемым извне групповым нормам. Этот тип социального капитала в гораздо большей степени способствует развитию тех форм сотрудничества, которые играют центральную роль в условиях «общества знаний».

Не до конца изученным остается вопрос о характере влияния социального ресурса, накопленного вне экономической сферы, на экономические показатели в рамках отдельных отраслей или национальных экономик.

Можно поставить в данном случае более общий вопрос: насколько степень развития гражданского общества влияет на характер развития экономики, ее эффективность Под гражданским обществом мы готовы понимать общество, членов которого объединяют социальная сплоченность и высокий уровень институционального доверия. Представляется, что уровень распространения, сила влияния и уровень доверия организациям, представляющим гражданское общество, формируют среду, благоприятствующую индивидуальным, Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию: пер. с англ. М.: ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПП «Ермак», 2004.

Coleman, James (1990). Foundations of Social Theory. Cambridge: Harvard University Press.

НАСЕЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ SPERO | №17 Осень—Зима организационным инициативам и тем самым инновационному развитию. Горизонтальные связи, на которых базируется гражданское общество, в большей степени ориентированы на свободный обмен информацией, предполагают больший уровень информационной открытости, более эффективные обратные связи как между организациями гражданского общества, так и между различными уровнями рассмотрения общества (микро-, мезо-, макроуровни). Информационная открытость, свободный обмен информацией, в свою очередь, создают среду, адекватную инновационному типу экономики, реализации предпринимательских инициатив.



Гражданское общество предполагает больший уровень несиловой конкуренции между представляющими его субъектами. Поле гражданского общества — арена дискуссий, коалиций, партнерств, диалогов, где успех во многом зависит не только от ресурсной обеспеченности, наличия властных покровителей, но и от способности найти аргументы для обоснования собственной программы действий. Тем самым гражданское общество стимулирует проявление достижительной мотивации, необходимой для успешного развития инновационной экономики.

В этом случае общество может способствовать формированию атмосферы, благоприятствующей положительной социальной идентичности, поскольку у индивида возникают положительные ожидания в отношении возможности быть услышанным и понятым другими, донести собственную позицию. Позитивная социальная идентичность, соединенная с достижительной мотивацией, формирует тип «зрелой» личности, востребованной в рамках модернизационной парадигмы развития.

Выступая в качестве конструктивного критика и оппонента государства, гражданское общество является противовесом как неконституционных государственных инициатив и политики, противоречащей интересам гражданского общества, так и противоправных действий неструктурированных социальных групп. Блокируя посредством критики, инициирования общественной дискуссии, организованных противодействий произвол государства или спонтанных социальных образований, гражданское общество положительно влияет на увеличение определенности среды принятия решений. Функция принятия решений, в том числе экономических, в условиях гражданского общества реализуется более успешно.

В структурном плане гражданское общество представляет собой совокупность самых разнообразных и разнонаправленных сетевых организаций, которые по своей природе чужды иерархическим структурам авторитарного централизованного общества. Следовательно, можно ожидать более эффективной реализации функции контроля, поскольку показатели и процедуры контроля как необходимой составляющей экономического развития задаются и реализуются не только государством, но и осуществляющими мониторинг организациями, представляющими гражданское общество.

Что же происходит с накоплением социального капитала в современной России и какова его природа Поскольку, как следует из приведенных теоретических положений, основными категориями, характеризующими социальный капитал, являются доверие и сплоченность, постараемся выяснить, что происходит именно с ними.

Из данных таблицы 2 следует, что доверие на протяжении всего постсоветского периода находится на критически низком уровне, причем в России НАСЕЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ Е. М. Авраамова | Социальные ресурсы вертикальной мобильности: в ожидании модернизации Таблица 2. результаты социологического опроса:

«в какой мере вы согласны или не согласны со следующим суждением:

«Доверять сегодня нельзя никому, разве что самым близким людям», процент Ответ 1994 г., 2001 г., 2008 г., июнь ноябрь январь Совершенно согласен 38 41 Скорее, согласен 36 37 Скорее, не согласен 14 16 4 4 Совершенно не согласен 7 3 Затруднились ответить 3000 1600 Число опрошенных Источник: Общественное мнение — 2008. М.: Левада-Центр, Десятый выпуск, Ежегодник, 2008.

нет государственного или общественного института, которому бы доверяла хотя бы половина населения страны. Особенно катастрофично обстоит дело с доверием мета-институтам, тем, которые по своим функциям должны обеспечивать уровень справедливости, имманентный задачам сохранения социальной безопасности — полиции и судебной системе. По данным Левадацентра, полиции полностью доверяют 3% российского населения, судебной системе — 4%.

Ситуация с формированием социальной сплоченности иная. Она, как можно предположить, тем выше, чем ниже уровень институционального доверия. Но это специфическая сплоченность, выступающая в виде достаточно замкнутых социальных связей, что мы попробуем показать на примере результатов исследований, касающихся проблем трудоустройства и трудовой карьеры.

Впервые вопрос о том, какие конкурентные преимущества являются самыми важными при трудоустройстве, мы задали в 2003 г. [Авраамова, 2004]. В дальнейшем такой вопрос мы задавали в разных исследованиях, посвященных трудоустройству и трудовой мобильности, на протяжении всех двухтысячных годов, и доля тех, кто трудоустраивался, благодаря социальным связям, колебалась в интервале 55–65%, но всегда превышала половину опрошенных. Важно отметить, что социальные связи оказывались значимыми не только для столичных жителей, но и в практически равной степени для провинциалов, т. е. такой социальный ресурс «работает» как один из основных на всей территории страны.

Данные следующей таблицы показывают, насколько социальные связи как ресурс карьерных продвижений преобладают над профессиональной квалификацией, а следовательно, насколько замещающий ресурс важнее прямого.

Что касается социальной сплоченности, то результаты исследований конца 2000-х гг. демонстрировали ее ограниченный характер. Если обратиться к данным опросов, проводившихся Левада-Центром и ФОМ, можно отметить, что преобладающее большинство респондентов (66%) вообще не принимало никакого участия в деятельности тех или иных общественных организаций.





Для остальных наиболее привлекательными с точки зрения участия общественными организациями являются садовые и дачные товарищества (3%), профсоюзы (2%), домовые комитеты (2%). Иные разновидности общественных организаций: территориальное общественное самоуправление, местные НАСЕЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ SPERO | №17 Осень—Зима Таблица 3. распределение ответов на вопрос:

«каковы механизмы карьерного роста на вашем предприятии» Механизмы карьерного роста Число респондентов, процент Продвигаются самые квалифицированные 22,работники Продвигаются те, кто умеет ладить 46,с начальством Продвигаются те, кто имеет какие-либо 30,полезные для начальства связи Всего Источник: Общественное мнение — 2008. М.: Левада-Центр, Десятый выпуск, Ежегодник, 2008.

инициативные группы по обустройству жилых территорий, инициативные группы, объединения родителей, группы, органы школьного/студенческого самоуправления, благотворительные инициативы, товарищества собственников жилья, жилищно-строительные кооперативы и т. п., культурные, краеведческие, природоохранные движения, инициативные группы, религиозные общины, организации, спортивные, туристические, охотничьи, автомобилистские объединения/клубы, местные инициативы по защите имущественных, жилищных, потребительских прав и интересов местных жителей, экологические организации, ветеранские объединения — оказываются привлекательными формами участия только для 1% респондентов7.

Респондентам в тот период был свойственен не только низкий уровень самооценки в плане их способности или возможности оказывать влияние на социально-политические процессы на муниципальном и государственном уровнях, но также низкая оценка способности общественных организаций и движений эффективно добиваться своих целей в существующих условиях функционирования общества. Только 13% респондентов полагали, что таким движениям полностью или в значительной мере удается достичь поставленных целей.

Таким образом, период середины и конца 2000-х гг. демонстрировал ситуацию и низкого институционального доверия, и низкой социальной сплоченности, что свидетельствовало об отсутствии общественных предпосылок модернизации. А механизм вертикальной мобильности описывался умением оказаться в нужное время в нужном месте с дипломом о высшем образовании и надежными дружескими или родственными связями. Такие механизмы никоим образом не стимулировали развития конкурентной среды со стороны общества. В сложившихся условиях дефицит институционального доверия компенсировался групповой анклавной сплоченностью, устанавливающей скорее «связи выживания», чем «связи-мосты» (в терминах Инглхарта и Вельцеля). И эти связи выживания, включающие родственников и друзей, оказывались весьма действенными, поскольку достаточно эффективно использовались в важных для населения сферах — трудоустройстве, решении разного рода семейных проблем.

Общественные организации (опрос 2007 г.) Социологический атлас серия №1. Общественная активность и участие населения в НКО и неформальных сообществах [Электронный ресурс]. Сайт Фонда общественного мнения. Режим доступа: http://www.fom.ru, свободный.

НАСЕЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ Е. М. Авраамова | Социальные ресурсы вертикальной мобильности: в ожидании модернизации В самое последнее время ситуация стала меняться. Постепенно строятся и «связи-мосты», правда, преимущественно в on-line пространстве через распространение социальных сетей в Интернете: по данным Левадацентра8, различными социальными сетями охвачены 50% пользователей Интернета. Численность же пользователей Интернета в России, согласно данным ВЦИОМ9, в 2011 г. достигла 53%, хотя только годом раньше насчитывала 39%. Сами по себе сетевые структуры еще не говорят о формировании гражданского общества и тем более о его зрелости. Об этом скорее свидетельствует постепенное распространение разного рода волонтерских движений, которые, хотя и не преследуют экономических и политических интересов, но нарабатывают практики взаимодействия, характерные для «связей-мостов».

рАСшИрЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫх рЕСУрСОв И пЕрСпЕкТИвЫ мОДЕрНИзАЦИИ Мы видим, что механизм вертикальной мобильности хорошо адаптирован к сложившимся институциональным условиям. Низкий уровень безработицы при определенном, хотя и снижающемся росте благосостояния граждан свидетельствует о том, что действующий механизм достаточно надежен. Зададимся вопросом: какие возможности открываются в связи с накоплением образовательного и социального ресурса, имея в виду их качество Что касается образовательного ресурса, то следует констатировать отсутствие значимых позитивных перемен. Порядка трети опрошенных потребителей образовательных услуг отмечают снижение их качества и еще треть не видят изменений, что говорит о консервации прежних негативных тенденций. Еще серьезнее ситуация в школьном и вузовском образовании, где порядка 40% респондентов наблюдают ухудшение качества. И это несмотря на интенсивное реформирование образовательной сферы, призванное как раз его улучшить.

Абсолютное большинство населения слабо осведомлено о реформах и в основном воспринимает их как очередной стресс. При этом большинство считает, что за реформой стоит желание заставить население частично оплачивать образовательные услуги, в том числе за счет придания статуса платных услуг нынешним теневым платежам, причем платность услуг далеко не всегда отождествляется у населения с качеством. Не ожидает население и расширения доступа к качественным услугам образования. Только пятая часть верит в повышение уровня доступности хороших школ, еще больше скепсиса — в отношении хороших вузов.

Pages:     | 1 || 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.