WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ И ИЗМЕРЕНИЯ БЕДНОСТИ Овчарова Л.Н., д.э.н., директор НИСП Сокращение бедности выступает ключевой целью социально-экономического прогресса, во многом определяя не только политическую стабильность страны, но и перспективы в глобальном мире. В условиях современной России результаты экономического роста перестали оказывать позитивное влияние на неравенство, уровень и особенно на структуру бедности. При высоких социальных расходах и общей положительной динамике экономического прогресса наметился тренд ухудшения социального самочувствия и роста социальной напряженности. Это говорит о необходимости корректировки социально-экономической политики в области благосостояния на основе комплексного анализа уровня, профиля, факторов и форм проявления бедности.

В данной статье рассматриваются концептуальные вопросы определения и измерения бедности, представлена новая классификация линий бедности, в основу которой положено выделение монетарных и немонетарных форм ее проявления, сформулированы предложения по новой модели национального мониторинга бедности. На эмпирических данных доказано, что на этапе экономического роста в России, характеризующимся существенным сокращением абсолютной монетарной бедности, не наблюдается снижение масштабов субъективной и депривационной бедности.

ВВЕДЕНИЕ Исследования бедности, концептуально опирающиеся на определение границы бедности и сопоставление с ней характеристик благосостояния, имеют столетнюю историю, если за точку отсчета принять известную публикацию Роунтри в 1901 г. «Бедность — исследование городской жизни», в которой была предпринята первая попытка построения нормативной абсолютной линии бедности на основе оценки прожиточного минимума1. Потребность в разработке теоретико-методологических аспектов анализа бедности, на первый взгляд, не вполне очевидна для современной России. Уже существует множество подходов к ее определению и измерению, известны возможности и ограничения их практического применения в науке и практике. Более того, экономический подъем 2000-x гг. способствовал существенному снижению доли населения с доходами ниже прожиточного минимума. Согласно данным официальной статистики, последний мировой экономический кризис, Rowentree B. Poverty – a study of Town Life. London, Macmillan, 1901.

SPERO | №16 Весна—Лето в отличие от большинства стран, в России не привел к существенному изменению уровня бедности.

Вместе с тем есть, как минимум, три аргумента разной степени значимости, подтверждающих актуальность данной темы для современной России.

Во-первых, незавершившаяся теоретическая дискуссия о противоречивости и непротиворечивости, универсальности и альтернативности линий бедности. Во-вторых, все более настоятельный спрос на новую концепцию развития, смещающую акцент с измерения производства на измерение показателей благосостояния и устойчивости развития. Значительный вклад в этот процесс внесли нобелевские лауреаты Дж. Стиглиц и А. Сен. Обсуждая причины кризиса, они отметили растущий разрыв между информацией, содержащейся в агрегированных данных по ВВП, и тем, что действительно значимо для благосостояния2. Поэтому, как они отмечают, пришло время переместить акцент с измерения производства на измерение уровня и качества жизни населения. Это требует создания новой концепции анализа развития, в которой важное место заняли бы показатели благосостояния и устойчивости достигнутых результатов, а монетарные и немонетарные критерии бедности должны стать их неотъемлемой частью. В-третьих, в обновленной стратегии развития России до 2020 г. предполагается задействовать факторы роста конкурентоспособности, которые были недоиспользованы в прошлом периоде, и первым среди них отмечается качество человеческого капитала, что требует совершенно иного подхода ко всем отраслям, связанным с формированием человеческого потенциала.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ВЫБОРА ЛИНИИ БЕДНОСТИ В чем состоит теоретический спор по вопросу выбора линий бедности Длительное время в теории благосостояния преобладающей являлась гипотеза о непротиворечивости линий бедности, поскольку их новые модификации, появлявшиеся по ходу эволюционного развития, представляли собой денежный эквивалент потребительских стандартов более высокого порядка3. Поэтому их альтернативность определялась не противоречивостью, а эффектом перехода к линиям бедности более высокого порядка на основе принципа включенных множеств.

Сначала возникла абсолютная концепция бедности, в основе которой лежит экономическая теория благосостояния, максимизация которого приравнивается к максимизации факторов потребительской полезности. Б. Роунтри4 определил абсолютную линию бедности как стоимость (в годовом или месячном исчислении) минимального набора продуктов питания, одежды и жилья и заложил в этом подходе два направления развития методологии:

нормативный и нормативно-статистический способы определения стоимос Stiglitz Joseph, Sen Amartya and Fitoussi Jean-Paul. The Measurement of Economic Performance and Social. Progress Revisited, 2009 [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.stiglitz-sen-fitoussi.fr/ documents/overview-eng.pdf, свободный.

Овчарова Л.Н. Теоретические и практические подходы к оценке уровня, профиля и факторов бедности: российский и международный опыт. Учреждение Российской академии наук Ин-т соц.

эконом. проблем народонаселения РАН. – М.: М-Студио, 2009.



Rowntree B., Kendall M. How the Laborer Lives. London, Thomas Nelson and Sons, 1913.

В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ Л. Н. Овчарова | Теоретико-методологические вопросы определения и измерения бедности тной оценки минимальной потребительской корзины. Нормативный метод предполагает разработку норм потребления по всему комплексу продуктов питания, промышленных товаров и услуг. Он широко использовался в СССР, и минимальный потребительский бюджет разрабатывался как абсолютная категория минимального потребления, обеспечивающего расширенное воспроизводство населения.

Лидером развития нормативно-статистического метода оценки стоимости минимальной потребительской корзины являются США. Основываясь на данных Министерства сельского хозяйства США, М. Оршански5 определила, что в среднем американские семьи из двух самых бедных децильных групп тратят на еду около трети своих доходов, и вывела следующую формулу расчета черты бедности: статус бедности должен присваиваться домохозяйствам, доход которых ниже стоимости продуктовой корзины, умноженной на три. Сама продуктовая корзина оценивалась нормативным методом и обеспечивала минимальную потребность в калориях, белках, жирах, углеводах, витаминах и минеральных веществах.

К абсолютной концепции относится и одно из современных определений бедности, сформулированное в рамках разработанной А. Сеном6 теории благосостояния как возможностей. В данном случае благосостояние человека связывается не с полезностью и не с набором потребительских благ, которыми он располагает, а с набором его функциональных возможностей.

То, как люди могут воспользоваться одними и теми же возможностями, зависит от трех факторов: во-первых, это индивидуальные характеристики (например, физическое состояние человека, пол, уровень грамотности, интеллект); во-вторых, социальные характеристики (например, государственная политика, социальные нормы, дискриминационные практики, социальные иерархии, властные отношения); наконец, характеристики среды (климат, уровень развития инфраструктуры, институты, общественные блага). При таком подходе формируется немонетарный инструментарий измерения абсолютной бедности.

Относительная концепция бедности, исторически возникшая позже абсолютной, опирается на теорию базовых потребностей, исходя из которой П. Таунсенд7 в конце 1980-х гг. создал методологию анализа бедности через лишения, сформировав экспертным путем их список для Великобритании.

Впоследствии, благодаря С. Мак и Дж. Лансли8, в методологию был привнесен больший объективизм. Ученые предложили корректировать созданный экспертным путем список на основе данных опроса домашних хозяйств, отбирая те лишения, которые абсолютное большинство респондентов считают признаками бедности.

Методы оценки бедности через лишения, в отличие от вэлферистского подхода, позволяют рассматривать благосостояние шире, чем потребление товаров. Согласно относительной концепции к бедным относятся те, чей уровень жизни существенно отличается от стандарта, преобладающего Макоули А. Определение и измерение бедности // Бедность: взгляд ученых на проблему / Под редакцией Можиной М.А., – М., ИСЭПН РАН, 1994.

Sen A., Commodities and Capabilities. Elsevier Science Publishers, Amsterdam, 1985.

Townsend P. Poverty in the United Kingdom. A Survey of household resources and standards of living, N.Y., 1979.

Mack J., Lansley S. Poor Britain. L.: George Allen & Unwin, 1985.

В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ SPERO | №16 Весна—Лето в стране. Ключевым в этом случае является тот факт, что относительно бедные не могут позволить себе то, что имеет основная масса граждан, и поэтому они испытывают некоторое состояние исключенности из сложившегося в стране стиля и образа жизни.

Черта бедности, основанная на концентрации лишений, оказалась сложной для практического применения, но еще П. Таунсенд заметил, что значимая концентрация тех, кто испытывает лишения, наблюдается до уровня доходов, равного 50–60% от медианного дохода, при этом черта бедности, равная даже 40% от медианного дохода, была выше, чем абсолютная линия бедности. В дальнейшем именно данный эмпирический результат был положен в основу методики оценки монетарной относительной линии бедности.

В эволюционном контексте это означало непротиворечивый переход к более высокому стандарту бедности, не только гарантирующему физиологическое выживание, но и учитывающему факт исключенности из социокультурных стандартов и норм общественной жизни (доступ к образованию, информации, общению и пр.). Однако без внимания остался другой эмпирический результат, согласно которому часть бедных по лишениям все же не попадала в число бедных по относительной монетарной линии бедности, и это были ситуации, в которых текущие денежные доходы плохо аппроксимировали реальное потребление.

Концепция субъективного измерения бедности появилась вслед за относительной и предполагает установление количественной меры бедности на основе субъективного мнения населения относительно суммы минимального дохода или оценки достигнутого уровня благосостояния. Уровень, профиль и структура субъективной бедности стали важными индикаторами для понимания источников социальной напряженности и регулирования государственных программ для бедных. Если объективные и субъективные представления о бедности не будут совпадать, то адресатами социальной политики окажутся не те, кто формирует базу социальной напряженности.





Наиболее корректную модель построения монетарной субъективной линии бедности предложил Б. Ван Прааг9. Ответ о сумме минимального дохода он обозначил как, зависящий от суммы чистого дохода респондента и некоторых других параметров таких, как состав семьи, место жительства, социально-демографический состав домохозяйства и другие. Семьи с низкими доходами обычно отмечают, семьи с высокими доходами ;

естественным порогом бедности будет линия, при которой доходный уровень будет такой, что.

Используя эмпирическое логарифмически-линейное преобразование, он предложил оценку, приведенную в следующей формуле (1):

, (1), где — переменные, представляющие другие характеристики, которые оказывают существенное влияние на. После оценки параметров формулы 1 субъективная линия бедности (SPL) будет получена в предположении, или в виде формулы 2:

Goedhart T., Halberstadt K.A., Kapteyn A., van Praag B. The Poverty Line: Conception and Measurement // Journal of Human Resources. 1977.

В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ Л. Н. Овчарова | Теоретико-методологические вопросы определения и измерения бедности (2).

Данный подход является альтернативой прожиточному минимуму и базовым потребностям. Вместо оценки минимальной потребительской корзины, призванной дать научно обоснованную денежную меру необходимым нуждам, он фокусируется на том, что сами люди думают об этих нуждах.

Будучи альтернативной в определении как экономической категории, как правило, монетарная субъективная линия бедности выше абсолютной и относительной, поэтому она преобразуется в линию более высокого порядка в сравнении с относительной и абсолютной. В практическом использовании, в отличие от относительной концепции, наиболее востребованной оказалась немонитарная субъективная линия бедности, в соответствии с которой респонденты сами относят себя к категории бедных.

Сравнительный анализ различных теоретико-методологических подходов к определению и измерению бедности позволил сформулировать вывод о том, что альтернативность проявляется не только в концептуальном разрезе, но и в выборе монетарных и немонетарных критериев идентификации бедности. На самом деле в монетарном измерении абсолютная, относительная и субъективная линии бедности представляют собой ряд не альтернативных, а эволюционных линий бедности. Относительная выше абсолютной, а субъективная, в свою очередь, выше относительной, а денежное измерение снимает проблему исключения из числа бедных при переходе к линиям более высокого порядка. При переходе от одной концепции к другой по немонетарным критериям, или от монетарной к немонетарной линии бедности в рамках одного концептуального определения часть бедных теряет этот статус по той причине, что ряд форм проявления бедности не находит своего отражения в динамике денежных доходов населения. Обусловлено это как ограничениями в доступе к ресурсам (занятость, образование, здравоохранение, социальные трансферты и социальное обслуживание, кредитные ресурсы и пр.) и в возможностях их использования для развития, так и личным выбором домашних хозяйств модели самообеспечения.

Для анализа непротиворечивости альтернативных порогов бедности используют метод совмещения различных определений, результатом которого является выделение сегментов полностью согласованной, частично согласованной и несогласованной бедности. Результаты эмпирических исследований показали, что непротиворечивость линий бедности не является универсальным правилом, особенно когда речь идет о странах или союзах с высоким уровнем неравенства или периодах развития, сопровождающихся масштабными трансформационными или модернизационными процессами.

В отличие от большинства развитых стран в России альтернативные критерии бедности не являются неотъемлемой частью национального мониторинга и рассматриваются только в рамках научных разработок, которые уже имеют свою историю. Первая попытка такого анализа была реализована при участии автора в Лаборатории проблем распределительных отношений Института социально-экономических проблем народонаселения в 1996 г. на примере данных выборочного обследования, репрезентативного для городского населения (рис. 1).

В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ SPERO | №16 Весна—Лето Рисунок 1. Совмещение трех определений бедности, по данным репрезентативного выборочного обследования городского населения, 1996 г.10, процент Источник: Можина и др., 1998.

В данном исследовании тестировались три линии бедности: прожиточный минимум (абсолютная монетарная линия бедности); индекс деприваций (относительная немонетарная линия бедности) и субъективная немонетарная черта бедности. В данном случае имеет место сочетание как различных экономических концепций, так и монетарного и немонетарного подхода. По результатам совмещения трех критериев бедности очевидна следующая картина:

при масштабах однокритериальной бедности на уровне 35–40%, только 16,6% домохозяйств сохраняют статус бедности в случае использования трехкритериальной линии бедности. Зона бедности в данном случае распространилась на 59,7% домохозяйств и объединяет всех, кто относится к бедным хотя бы по одному из тестируемых критериев бедности. Коэффициент корреляции Пирсона между различными подходами к измерению бедности оказался самым высоким для субъективной и депривационной бедности — 0,52.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.