WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |
В ФОКУСЕ ВНИМАНИЯ: СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ О ПРИОРИТЕТАХ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ Аганбегян А.Г., д. э. н., профессор, академик РАН, зав. кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве РФ По-настоящему эффективным может быть только такое управление, которое нацелено на четко выверенный конечный результат и опирается на проводимые меры, ранжированные по своим приоритетам. Это утверждение, по мнению автора статьи, в полной мере относится к социальной политике. В статье сделана попытка обозначить целевые ориентиры социальной политики России, а также выстроить их в соответствии с их значимостью. Автор рассматривает уже существующие и предлагает сконструировать новые комплексные показатели качества жизни по аналогии с показателями экономического развития страны. На примере наиболее проблемных областей социальной сферы автор показывает, что иногда меры по решению социальных задач требуют не больших средств, но, скорее, политической воли, осуществления тех или иных, подчас недорогостоящих, социально-экономических преобразований.

ЦЕЛЕВАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ Приоритетные направления или приоритетная группа мер определяются по критериям, характеризующим целевую направленность социального развития.

Приоритетным направлением или мероприятием считается то, которое в более короткий срок вносит наибольший — с учетом произведенных затрат — вклад в достижение конечных целей социальной политики. Поэтому начнем наше изложение с попытки определить целевую направленность нашей социальной политики.

Понятно, что цели социальной политики связаны с повышением благосостояния, уровня жизни населения. Естественно, что повышение благосостояния или уровня жизни нужно рассматривать не за короткий период, а как постоянную составляющую социально-экономического развития.

Вместе с тем такое формулирование целевой направленности социальной политики слишком общее, абстрактное, не поддающееся реальному измерению.

Хорошо бы иметь какой-то конкретный ориентир или ориентиры, которых хотелось бы достичь и по отношению к которым можно было бы измерять приближение или отставание по уровню жизни. Но даже если такой ориентир будет определен, надо учесть, что само понятие «уровень жизни» весьма многогранно и не может быть измерено каким-либо однозначным показателем.

SPERO | №12 Весна—Лето В этом плане социальное развитие коренным образом отличается, например, от экономического, уровень которого достаточно полно отражается одним показателем — размером валового внутреннего продукта (ВВП), измеренного по паритету покупательной способности (ППС), в расчете на душу населения.

Например, ВВП на душу населения в России по ППС в 2008 г. достиг примерно 15 тыс. долларов. Нижней планкой развитых стран является величина в 20 тыс. долларов. Вблизи этой цифры ВВП на душу населения у Греции, Португалии, Израиля, Новой Зеландии, Испании — 20–25 тыс. долларов. Что касается самых развитых стран мира — стран «большой семерки» (США, Япония, Германия, Англия, Франция, Италия, Канада), там нижняя граница — 30 тыс.

долларов, а верхняя (США) — 45 тыс. долларов. Таким образом, по уровню экономического развития Россия в 1,5 раза отстает от показателей нижней группы развитых стран и в 2,5 раза от уровня самых развитых стран.

Теперь попробуем разобраться с показателями уровня социального развития.

Есть показатель объема материальных благ и услуг, направляемых из ВВП на цели благосостояния населения. Речь идет и о текущем потреблении благ и услуг, и об инвестициях для улучшения жизни населения — инвестиции в жилье, социально-бытовые и культурные объекты. В развитых странах материальные блага и услуги для населения составляют около 80 % ВВП, т.е.

16–20 тыс. долларов на душу населения для нижней группы развитых стран и 24–36 тыс. долларов для самых развитых стран («большой семерки»).

Однако этот показатель не характеризует эффективность использования данных средств для реального повышения благосостояния. К примеру, США тратят на здравоохранение больше всех развитых стран мира и относительно (16 % ВВП), и абсолютно (2,2 трлн долларов), что в 1,5–2 раза превышает расходы на здравоохранение в других странах. При этом США значительно отстают от передовых стран (Франция, Германия, Израиль) по средней продолжительности жизни: 78 лет — в США и 81–82 года — в Японии и Франции.

Поэтому будет более правильно попытаться сконструировать комплексные показатели качества жизни. Один такой показатель, включающий не только уровень реальных доходов населения (сумму материальных благ и услуг в текущем потреблении), но и среднюю продолжительность жизни, а также грамотность населения, уже создан. Правда, последняя его составляющая сейчас для развитых стран почти не играет роли, поскольку практически все их население грамотно.

Этот показатель называется «индекс социального развития» и исчисляется в баллах. Наиболее высок индекс (94–96 единиц) в Норвегии, Исландии, Австралии, Канаде, Люксембурге, Швеции, Швейцарии, Ирландии, Бельгии, США, Японии, Нидерландах, Дании, Финляндии. Россия занимает 58-е место — с индексом 79,5 (вблизи Кубы, Мексики, Болгарии, Панамы, Ливии, Македонии, Малайзии, Бразилии и Румынии). Самые низкие показатели — 40 и ниже — в Нигерии, Чаде, Эфиопии, Мозамбике, Замбии, Танзании.

С одной стороны, реальные доходы на душу населения характеризуют уровень питания, обеспеченность промышленными товарами, средствами на отпуск. С другой стороны, средняя продолжительность жизни зависит от социальных условий жизни, от обеспечения жильем и коммунальными услугами, от экологической обстановки, включая качество потребляемой В ФОКУСЕ ВНИМАНИЯ: СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ А. Г. Аганбегян | О приоритетах социальной политики воды; она существенно зависит от уровня образования и здравоохранения, от психологического здоровья населения и некоторых других факторов.



Но все-таки в явной форме даже этот агрегированный показатель социального развития в полной мере не учитывает жилищную и бытовую обеспеченность граждан, наличие социальных учреждений для населения, возможность приобретения легкового транспорта, кондиционеров и т. п.

С современной точки зрения очевидно, что показатель благосостояния должен быть еще более сложным, комплексным, напрямую включать такие важнейшие компоненты уровня жизни, как обеспеченность жильем и коммунальными услугами, уровень социального развития и — обязательно — уровень образования. К сожалению, пока такой показатель не сконструирован, так что индекс социального развития является, наверное, наиболее полным показателем, характеризующим уровень жизни.

Если теперь вернуться к показателям России, то видно, что социальный уровень развития у нас существенно отстает от экономического уровня.

Если по экономическому уровню Россия занимает примерно 50-е место, то по индексу социального развития — 60-е, а по средней продолжительности жизни — даже 100-е место.

Из социальных показателей выше всего мы поднялись по уровню образования. В 2008 г. по этому показателю мы занимали 37-е место в мире (в то время как в 1960-е гг. входили в первую пятерку самых развитых стран мира).

Хуже всего в России обстоит дело со здоровьем населения. Ведь средняя ожидаемая продолжительность жизни — это обобщающий показатель, который прежде всего зависит от показателей смертности. Общая смертность населения (в расчете на 1000 чел.) с учетом возрастной структуры в России составляет 12,6 в сравнении с 8–9, максимум — 10 в развитых странах мира (с учетом сопоставимой возрастной структуры).

Если взять динамику этих показателей, то максимальные показатели средней продолжительности жизни в России были достигнуты в 1960-е гг., во второй половине 1980-х гг. и, наконец, в 2009 г. (69 лет). Но в 1960-е и 1980-е гг. этот показатель всего на 1–3 года отличался от показателей средней продолжительности жизни в ряде развитых стран (например, в Англии), а в 2009 г. он был ниже, чем в Англии, на 10 лет.

Очень важно, что с 2006 г. в России начался тренд по сокращению смертности, прежде всего от сердечно-сосудистых заболеваний, ДТП, алкоголизма, самоубийств и убийств, от болезней органов дыхания, пищевода и инфекционных болезней. Каждый год сокращение смертности от этих причин составляет до 5 %.

В последние 10 лет систематически ежегодно примерно на 1 процентный пункт снижается детская смертность. Еще недавно, в 2000 г., уровень младенческой смертности составил 15 умерших детей в возрасте до 1 года на 1000 родившихся живыми. А сейчас эта величина достигла 8. В развитых странах мира этот показатель составляет от 3 (в Японии, Швеции, Норвегии, Исландии, Сингапуре) до 4 (во Франции, Германии, Швейцарии, Бельгии, Австрии, Нидерландах, Испании) и 5 (в Италии, Новой Зеландии, Великобритании).

Что касается общего коэффициента смертности в России, то на 1000 человек населения в 2000 г. этот показатель был — 15,3, затем к 2005 г. увеличился до 16,1, а потом стал уменьшаться и в 2009 г. достиг 12,6.

В ФОКУСЕ ВНИМАНИЯ: СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ SPERO | №12 Весна—Лето Средняя продолжительность жизни при этом в 2003 г. составляла 64,9 года, в том числе по мужчинам — 58,6 и по женщинам — 71,8. В 2009 г.

этот показатель достиг 69 лет, в том числе по мужчинам — 63 года и по женщинам — 76 лет.

Заметим, что и в других странах мира непрерывно идет процесс сокращения смертности и увеличения средней продолжительности жизни.

На сегодня в развитых странах мира средняя продолжительность ожидаемой жизни на 10 лет больше, чем в России, в том числе по мужчинам — на 13 лет, а по женщинам — на 7 лет.

Мы уже упоминали об особенном значении для характеристики благосостояния жилищной обеспеченности и комфортности жилья, которые зависят от уровня коммунальных и других предоставляемых социально-культурных услуг. Во многом качество жилищно-коммунальных условий сказывается на показателях средней продолжительности жизни. Однако простой прямой пропорциональности здесь нет, и поэтому уровень жилищно-коммунальной обеспеченности следовало бы подвергнуть отдельному анализу.

В России средняя обеспеченность жильем в расчете на душу населения составляет около 23 м2 на одного жителя в сравнении с 40–60 м2 в развитых европейских странах и 70 м2 в США. При этом в России до 25 % всего жилого фонда составляет жилье без туалета и воды в помещениях, а до 70 % — без горячего водоснабжения. К тому же при оценке жилищной обеспеченности в России учитываются общежития. По западным стандартам, помещения без туалета, холодной и горячей воды не считаются жильем.

Поэтому проблема России не только в количестве квадратных метров, но не в меньшей мере и в комфортности жилищных условий; современные требования включают в себя наличие кабельного телевидения, Интернета, стационарной телефонной сети, во многих районах наличие кондиционеров и др.

В США, например, эти условия, а также наличие СВЧ-печи, посудомоечной машины, холодильника, стиральной машины и драйвера (машины для сушки белья) являются обязательными при предоставлении комфортного жилья, которое с самого начала имеет обеспеченную кухню и укомплектовано всей сантехникой, кондиционерами и пр.





По жилищным условиям, включая комфортность, Россия занимает 80–100-е места среди 200 стран мира, в сравнении с 50-м местом по уровню экономического развития. Так что улучшение жилищно-коммунальных и социально-культурных условий наряду с повышением средней продолжительности жизни и сокращением всех видов смертности и инвалидности является для России приоритетной задачей.

С учетом вышесказанного становится понятно, насколько многогранны и многокомпонентны показатели уровня жизни.

Мы затронули лишь несколько из этих компонент, а ведь надо было бы еще рассмотреть проблемы экологической обстановки, безопасности жизни, создания социально-культурных условий, транспортной доступности и многое-многое другое. Поэтому возникает вопрос: «Из каких критериев исходить, как конкретно определить целевую установку по повышению уровня жизни населения» Я бы предложил, может быть, несколько упрощенный, но зато реалистичный подход. В качестве первого ориентира на ближайшие 20 лет взять следующие показатели уровня жизни развитых стран мира:

В ФОКУСЕ ВНИМАНИЯ: СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ А. Г. Аганбегян | О приоритетах социальной политики — ВВП на душу населения — 20–25 тыс. долларов;

— размер материальных благ и услуг для населения в расчете на душу населения — 16–20 тыс. долларов;

— уровень реальных доходов населения — 14–18 тыс. долларов;

— уровень жилищной обеспеченности — 40–50 м2 комфортного жилья, обеспеченного всеми современными услугами;

— средняя продолжительность жизни — 77–79 лет;

— младенческая смертность — 4–5 умерших в возрасте до 1 года на родившихся детей;

— общая смертность населения при существующей возрастной структуре России — 9–10 на 1000 человек населения.

На более длительный, скажем, на 30-летний период, в качестве ориентира могут быть взяты самые развитые страны мира (страны «большой семерки») с ВВП на душу населения в 30–45 тыс. долларов, в том числе по материальным благам и услугам для населения — 24–32 тыс. долларов; по реальным доходам на душу населения — 21–32 тыс. долларов; по обеспеченности комфортным жильем — 50–60 м2 на душу населения; по средней продолжительности жизни — 79–81 год; по детской смертности — 3–4; по общей смертности (при существующей возрастной структуре) — 8–9.

При ориентации на развитые страны уровень образования в стране с 37-го места нужно повысить до 25-го с увеличением расходов на образование с 4 % до 8 % ВВП, а при ориентации на самые развитые страны — до 10–15-го места в мире с уровнем расходов на образование до 10 % ВВП. Соответственно, по здравоохранению с нынешнего нашего места, уступающего более чем сотне стран мира, при ориентации на развитые страны надо подняться до 25–30-го места с увеличением расходов на здравоохранение с 4 % до 10 %, а при ориентации на самые развитые страны — до 10–15-го места в мире с увеличением расходов на здравоохранение до 12 % ВВП.

До сих пор мы говорили о средних показателях уровня жизни, на которые нужно ориентироваться. Вместе с тем существенное значение в этой ориентации имеют показатели дифференциации уровня жизни по группам населения. К этому вопросу мы вернемся в конце статьи.

Если теперь обобщить все сказанное, то можно и в количественной форме сформулировать весьма четкие требования к сбалансированному уровню жизни и по его компонентам, и по дифференциации жизни богатых и бедных, которые могли бы стать целевым ориентиром для нашей страны.

Чтобы к нему прийти, мы не можем развиваться одинаковыми темпами и стремиться к достижению будущих, более высоких показателей уровня жизни. Нам нужно развиваться с креном в сторону наиболее отстающих сейчас социальных показателей — здоровье нации, увеличение средней продолжительности жизни, сокращение смертности, в том числе детской, и инвалидности, качества здравоохранения.

С другой стороны, должны существенно улучшаться жилищные, коммунальные и социальные условия жизни населения в сравнении, например, с ростом реальных доходов населения, который на перспективу мог бы быть весьма умеренным с тем, чтобы средства перераспределять в сторону быстрого улучшения жилищных условий с учетом их комфортности.

Прежде мы рассматривали целевую установку — критерий — только с позиции достижения высоких показателей уровня и качества жизни. Но есть В ФОКУСЕ ВНИМАНИЯ: СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ SPERO | №12 Весна—Лето и другая сторона дела на пути к достижению более высокого уровня жизни.

Могут встречаться мероприятия с большей или меньшей экономической эффективностью.

Ведь те или иные задачи по повышению уровня жизни можно решать разными путями. Например, нам предстоит решить пенсионную проблему и поднять уровень пенсий хотя бы до 40–60 % (стандарт, установленный Международной организацией труда) от уровня средней заработной платы.

Эту проблему можно решить за счет значительного перераспределения текущих бюджетных средств в пользу пенсионного обеспечения.

Другой путь — переход к накопительной пенсионной системе. При достижении тех же социальных показателей при накопительной пенсионной системе одновременно формируется крупнейший рыночный фонд «длинных» денег, открывающий перспективы для инвестиционного развития всей страны.

Понятно, что во втором случае эффективность решений социальных проблем будет неизмеримо выше, поскольку здесь социальная эффективность сочетается с экономической.

Сказанное относится и к развитию страхования, в том числе социального.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.