WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 31 |

Биологический подход Начало этому направлению положила теория социальных инстинктов Уильяма МакДуголла. Он полагал, что общественным существом человека делают заложенные в нем инстинкты. Среди прочих имеется и инстинкт стадности, суть которого проявляется в стремлении к объединению с себе подобными и опять-таки в подражании (о подражании мы довольно много говорили, обсуждая теорию Г. Тарда). Стоит сразу уточнить, что если у человека и имеются социальные инстинкты (это утверждение само по себе очень спорное), то их влияние на поведение почти не выражено (об имеющихся современных данных по этой проблеме будет сказано в следующем параграфе). Кроме того, гипотетический стадный инстинкт, скорее всего, не в состоянии регулировать все многообразие паттернов социальности человека.

Близким по смыслу к утверждениям об инстинктивной природе социальности человека является позиция современной социобиологии. Это направление эволюционной биологии возникло в 60-х годах ХХ века. Свое название оно получило в 1975 году, после выхода книги Э. Уилсона «Социальная биология» (Арчер, 2001).

Социобиологи утверждают, что в генном наборе (пакете генов) человека имеются гены социальности, выполняющие функцию самосохранения рода и вида (Докинз Р., 1993). Строго говоря, объяснение причин социальности человека с этих позиций к психологии не имеет почти никакого отношения. Поскольку социобиология основывается на теоретическом фундаменте идей Ч. Дарвина, то любой образец социального поведения она рассматривает как способ адаптации, приспособления. Следовательно, стремление людей объединяться в группы, сообщества здесь объясняется исключительно биологически утилитарной целью – потребностью выживания.

Сообща легче вести хозяйство, охотиться, обороняться, растить детей, оказывать друг другу помощь и т.п. Поэтому, несколько упрощая, можно сделать вывод, что с позиций данного подхода человек генетически запрограммирован как социальное животное, снабжен социальным влечением, предрасположен к установлению социальных связей и отношений с другими людьми.

Таким образом, становясь членом группы, индивид реализует заложенную в нем генетическую программу поведения и тем самым получает возможность жить и выживать.

Эволюционная психология, относительно молодое направление в социальной психологии, сложившееся на базе социобиологии, не столь однозначно и категорично увязывает гены и поведение, гены и группообразование (Арчер, 2001). Эволюционные психологи предпочитают говорить не о жесткой генетической детерминации поведения, а о некой общей направленности и предрасположенности организма к тому или иному поведению, которое может осуществиться, а может – и нет. Следовательно, с позиций данного подхода, поведение зависит не только и не столько от генов, которые задают лишь изначальную направленность, а и от психических механизмов, отличающихся гибкостью реакций. Кроме того, и это логично, немаловажную роль в реализации поведения играют факторы окружающей среды.

Интересно отметить, что в этом вопросе подход эволюционной психологии почти один к одному совпадает с позицией Альфреда Адлера. Создатель индивидуальной психологии считал, что человек становится общественным существом, благодаря врожденному социальному интересу, или социальному стремлению. Правда, эта психическая предрасположенность не может в полной мере и одинаково у всех проявиться, ибо ее реализации препятствуют существующие общественные отношения (Адлер,1995). Как видим, Адлер по понятным причинам, ни слова не говорит о генах, но вместе с тем, предлагает по сути аналогичную эволюционному подходу модель человеческой социальности.

В заключение отметим, что несмотря на очевидные различия перечисленных выше позиций, их объединяет одно: все они признают врожденный (биологический или психический) характер социальности человека.

Теории приобретенной социальности Наряду с теориями врожденной социальности человека, существует и другой подход к данной проблеме. Он основывается на признании приобретенной, а не врожденной аффилиации.

Проще говоря, в нем утверждается, что человек не рождается, а становится общественным существом. Этой точки зрения придерживаются сторонники теорий научения, ситуационисты, а также некоторые психологи-когнитивисты.

Общим методологическим принципом данного подхода является либо отрицание такого феномена, как человеческая природа, либо отказ брать его в расчет из-за неощутимости его влияния на поведение человека. Следовательно, с этой точки зрения человеческое поведение всецело детерминируется культурой, социализацией и социальными ролями (Арчер,2001).

Наиболее известной из этого направления является теория социального научения.

Собственно говоря, после того, как мы достаточно подробно познакомились с позицией Тарда по данному вопросу, нет нужды детально анализировать точку зрения Альберта Бандуры, наиболее авторитетного теоретика социального научения. Оба подхода в основном, кроме деталей, совпадают. Добавлю только, что теория социального научения дает наиболее простое объяснение причин аффилиации: вырастая и воспитываясь среди людей, мы научаемся от них зависеть. И полагаться на них, поскольку получаем от других все, в чем нуждаемся – помощь, поддержку, информацию, симпатию, дружбу, любовь и т.д. (Бэрон, Керр, Миллер, 2003).

Еще одна версия необихевиористского подхода – теория социального обмена Джорджа Хоманса. В ней социальное влечение редуцируется до уровня прагматического соотношения затрат и выгод, издержек и вознаграждений. Но в отличие от социобиологии, которая также рассматривает аффилиацию как утилитарно-адаптивную функцию, о чем говорилось выше, теория обмена исходит не из эгоизма генов (Докинз, 1993), а из психологического эгоизма человека/организма.. (Хоманс, 1984). Согласно данному взгляду, люди, вступая в группы, участвуют в своеобразном обмене ценностями, в том числе и психологическими. Испытывая потребность в поддержке, признании, симпатии, любви, высокой самооценке, статусе, люди получают все эти психологические вознаграждения в социальных группах. Но, получая что-то от групп, человек, в свою очередь, несет издержки, поскольку ему необходимо вкладывать в существование групп собственные ресурсы – время, эмоции, симпатии, мысли, поддержку и т.д.



Коротко говоря, за получаемые блага необходимо платить, вознаграждения просто так не достаются.

Разнообразие существующих групп объясняется тем простым фактом, что многочисленные и разнообразные потребности человека не в состоянии удовлетворить одна группа. Таким образом, различные потребности людей удовлетворяются не в одной, а во многих разнообразных группах (Бэрон, Керр, Миллер, 2004).Понятно, что притягательность какой-то конкретной группы для индивида может сохраняться лишь до тех пор, пока она удовлетворяет какие-то определенные его потребности.

Согласно уточнению, которое предлагает более сложный вариант теории обмена – теория взаимозависимости Джона Тибо и Гарольда Келли, наше пребывание в группах, которые нас не во всем устраивают, можно объяснить тем, что мы пока не нашли более привлекательную для себя группу. Но как только такая группа будет обнаружена, мы с легкостью разорвем отношения с прежней группой и перейдем в новую (Тибо Д., Келли Г., 1984). Ведь люди, считают Тибо и Келли, стремятся к максимально удовлетворительным отношениям обмена. Так, если у себя на работе вы получаете неплохую зарплату, но вас не устраивает то, как к вам относится руководство, то вы, вероятно, тотчас же смените место работы на новое, как только найдете вариант, где вам будут платить примерно столько же, как и на прежнем месте, но главное, где будет боле лояльное и уважительное отношение со стороны администрации.

И, наконец, в рамках когнитивистского подхода свой вариант, объясняющий социальное влечение, предлагает теория социального сравнения Леона Фестингера. К ней мы еще не раз будем возвращаться в этой книге.

Теория социального сравнения обращает внимание на неожиданный, казалось бы, аспект информационной потребности людей, который и служит одной из причин социального влечения (аффилиации). Дело в том, что человек нуждается не просто в информации об окружающем мире и о том, как себя вести. Еще в большей мере его занимает вопрос о том, как в той или иной ситуации вести себя правильно, адекватно. От этого зависит его уверенность в себе, безмятежность или тревожность, ощущение безопасности, стабильности, уровень самооценки, словом, весь спектр тех феноменов Я-концепции, от которых зависит чувство психического комфорта.

Информацию об адекватности или неадекватности собственных реакций индивид может получить только от других людей, оказавшихся в той же ситуации, что и он сам, посредством сравнения себя с ними. В результате как «правильные» будут восприняты действия большинства, т.е. группы, чье поведение расценивается как образец. Поскольку у человека постоянно присутствует потребность в знаниях о «правильном» поведении, то постоянной оказывается и потребность в сравнении, а в итоге, постоянным оказывается и социальное влечение (аффилиация). Кстати, именно из этой концепции исходил Стенли Шехтер, который провел первые в истории социальной психологии экспериментальные исследования причин аффилиации.

В первом из экспериментов по этой проблеме (1959) Шехтер решил продемонстрировать, насколько тяжело даже в контролируемых, лабораторных условиях переживается человеком состояние социальной депривации. Собственно говоря, о том, как пагубно действует на человеческую психику состояние социальной изоляции давно было известно и безо всяких специальных исследований. История знает немало случаев вынужденной «робинзонады», когда люди в силу различных обстоятельств надолго оказывались в одиночестве. Для многих из них длительное одиночество заканчивалось трагически: смертью, безумием, распадом личности, психическими расстройствами, психосоматическими заболеваниями. Множество печальных примеров такого рода одиночества, известных из истории, приводится, в частности, в книге В.И.

Лебедева «Психология и психопатология одиночества и групповой изоляции» (2002).Тем не менее, Шехтер, не довольствуясь реальными жизненными примерами, решил понаблюдать за поведением индивидов, находящихся в одиночестве, в контролируемых условиях лабораторного эксперимента. Для участия в исследовании он пригласил пятерых студентов- добровольцев, пообещав им платить по 50 долларов за сутки пребывания в изолированном помещении без окон, в котором, тем не менее, имеется кровать, стол, стул, лампа, ванна и туалет. Чего в комнате не было, так это телефона, радио, телевизора, газет, книг, журналов и т.д. Пищу испытуемым должны были приносить и оставлять за дверью, но так, чтобы доброволец никого не видел.

Словом, там были созданы условия почти полной социальной изоляции. Добавлю, что каждый испытуемый мог в любой момент покинуть помещение, прервав тем самым свое участие в эксперименте, и, разумеется, в зарабатывании денег. Кроме прочих, исследователя интересовал и такой вопрос – как долго добровольцы смогут продержаться в таких условиях Результаты эксперимента довольно красноречивы: самый короткий срок одиночества – минут, после чего доброволец почувствовал непреодолимое желание убежать из комнаты. Самый длинный срок – 8 суток, по истечении которых самый стойкий испытуемый почувствовал все возрастающее недомогание, нервозность, тревогу, хотя, если судить по внешним, физическим признакам, то какого-либо серьезного влияния изоляция на его здоровье не оказала. О других экспериментах этой серии речь пойдет ниже.





В заключение подчеркнем, что несмотря на различия теоретических подходов, практически никем из исследователей не оспаривается наличие у человека социального влечения и социального стремления. Как не оспаривается и то, что социальное влечение люди удовлетворяют в процессе создания разнообразных социальных групп, в стремлении к членству в них, в принадлежности к множеству тех или иных групп. Реализуется социальное влечение и в межгрупповых взаимодействиях. Иными словами, большая часть социальной потребности (социального интереса) людей удовлетворяется за счет вхождения в группы, посредством разнообразных паттернов групповости.

Экспериментальные исследования причин социального влечения Те теоретические предположения о причинах человеческой социальности, которые были изложены прежде, трудно проверить при помощи эмпирических исследований. В самом деле, какими методами конкретных психологических исследований можно подтвердить или опровергнуть наличие или отсутствие у людей социального или стадного инстинктов, генов социальности или коллективной души Как можно экспериментально обнаружить или не обнаружить у новорожденного младенца социальное стремление или доказать, что социальное влечение взрослого человека является результатом научения Вместе с тем, у психологов-исследователей имеются наблюдения, которые могут служить косвенным свидетельством того, что уже новорожденные младенцы обладают выраженной избирательностью в отношении социальных объектов-стимулов. Так, младенцы уделяют предпочтительное внимание человеческим голосам, а не другим звукам, человеческим лицам, а не другим симметричным объектам. И в целом восприятие новорожденного ребенка в первую очередь ориентировано на людей. Понятно, что эта врожденная тенденция получает поддержку и целенаправленное стимулирование со стороны взрослых, и прежде всего, родителей. Это-то синхронизация интересов новорожденного и взрослых служит основой социализации ребенка (Даркин К., 2001). Но, повторюсь, это косвенные данные, которые невозможно интерпретировать однозначно и воспринимать как полноценный эмпирический материал. Поэтому основной исследовательский вклад в изучение проблемы социализации принадлежит теориям. ( О теориях социализации более подробный разговор ниже).

Правда, на некоторые вопросы, касающиеся социального влечения и групповости, оказывается можно попытаться ответить с помощью эмпирических исследований. Например, на такие: зачем и почему нам необходимы другие люди Что мы получаем в социальных взаимодействиях такого, чего не можем достичь в одиночку Что служить причиной нашего стремления в группу Одним из первых экспериментальные исследования с целью поиска ответов на поставленные здесь вопросы начал Стенли Шехтер (1959).Но еще до начала экспериментальной работы в этом направлении Шехтер предложил четыре возможных ответа на вопрос о том, какие психические потребности может удовлетворять человек, стремясь в группу, в общество других людей.

Первый – пребывание среди людей может непосредственно снизить уровень социальной тревожности индивида. Таким образом, можно предположить, что присутствие людей, уже один их вид способен успокоить человека, находящегося в состоянии тревоги. Второй – другие люди отвлекают нас от наших собственных забот и проблем, от сосредоточенности на своих ощущениях и чувствах, что косвенно также способствует снижению тревожности. Третий – поведение других людей служит для индивида источником информации о происходящем, проясняет ситуацию.

Понимание происходящего способно дать ощущение уверенности и служить фактором снижения тревожности и преодоления стрессовых переживаний. Четвертый – другие люди служат для нас эталоном для сравнения согласно теории социального сравнения Леона Фестингера. Другие, таким образом, дают нам возможность произвести самооценку (Буунк Б. П., 2001).

Позднее, в 1980 году на эти же вопросы искал ответы и С. Фокс, проведя опрос относительно как тех ситуаций, которые побуждают людей стремиться в общество других, так и тех, когда люди предпочитают остаться наедине с собой. В ходе исследования выяснилось, что люди испытывают потребность в социальных взаимодействиях, оказавшись в ситуациях двух типов: когда переживают радость, удовольствие, приятные чувства, и наоборот, когда ощущают тревогу и страх.

Желание остаться в одиночестве было обусловлено также двумя типами ситуаций:

переживание неприятных случаев, чего-то постыдного, неудач, нервного напряжения, взвинченность. С другой стороны, это были ситуации, требующие сосредоточенности – сложная работы, проблемы, необходимость принятия важных, ответственных решений.

К. Хилл (1987) также предложил перечень причин, побуждающих людей к социальным взаимодействиям. В их число он включил: социальное сравнение, социальная стимуляция за счет интересного общения, желание одобрения, похвалы, внимания, потребность в эмоциональной поддержке, сопереживании.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 31 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.