WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 63 |

ЧИТА В ВОСПОМИНАНИЯХ ДЕКАБРИСТОВ Е. Костина, Л. Ю. Климова Многопрофильный лицей Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н. Г. Чернышевского, г. Чита, Россия 2008 год явился знаменательным в истории декабристского движения. В этом году участникам восстания на Сенатской площади исполнилось 205, 210, 215, 220 и 225 лет. Забайкалье и Чита, в частности, тесным образом связаны с историей декабристского движения. В Чите декабристы и некоторые из их жен провели многие годы заточения. О пребывании в Забайкалье они пишут в своих воспоминаниях. Мемуары этих людей представляют собой ценный материал для изучения истории Забайкальского края.

Актуальность выбранной темы заключается в том, чтобы привлечь внимание к историческому прошлому региона в контексте исследования воспоминаний декабристов о Чите.

Пребывание декабристов в Забайкальском крае – представителей наиболее просвещенных людей эпохи – важная веха в истории развития Забайкалья и Читы, в частности. Декабристы Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) способствовали развитию края. Они внесли большой вклад в его изучение, просвещение, здравоохранение и другие сферы жизни.

Первоначально обратимся к исследованиям, представляющим Читу начала 19 века. О том, как выглядела Чита времен декабристов, пишет в своей книге «Чита. История. Памятные места» В.Ф. Немеров. Он опирается на план Читинского острога, созданного 1830 году декабристом П.

И. Фаленбергом. Согласно данному плану Чита занимала площадь в пределах одного квадратного километра. В том месте, где дорога подходила к Чите, на возвышенности стояла часовня, недалеко от нее – мельница, куда водили декабристов молоть муку на ручных жерновах. Напротив часовни находились дом почтовой конторы, а также усадьба П.Е. Анненковой. Рядом с усадьбой стоял дом С.И. Смольянинова – горного пристава, далее – усадьба М. Н. Волконской. Через улицу от усадьбы М. Н. Волконской располагался тюремный двор, внутри него находились казематы [6, с.

9].

Описывая Читу, П.Е. Анненкова отмечала, что «…это была маленькая деревня, состоявшая из восемнадцати только домов…» [9, с. 151]. Приблизительно о таком же количестве домов пишет А.Е. Розен: «Читинский острог, бывший этап или место ночлега для проходящих партий ссыльных в каторгу, в небольшом селении – с ветхою деревянною церковью. С двадцатью дворами горнозаводских крестьян … на возвышенной местности, окруженной с двух сторон высокими горами» [8, с. 222]. В.Ф. Немеров отмечает, что по сравнению с подчиненными ей селами…, Чита выглядела более значительно, в 1823 году в ней было 300 жителей и 26 домов» [6, с. 8].

Чита к этому времени в документах именовалась Читинским поселением, однако, существовали и неофициальные названия, среди них - названия Читинский острог, а также Читинск, Чита за Байкалом.

Декабристы содержались в Чите с 1827 года по август 1830 года [4, с.141]. Здесь они провели более трех лет, и эти годы читинской каторги И. И. Пущин назвал «юношеской поэмой» [1, с.157]. Специально для невольников было построено два каземата, огороженных острожными стенами. В остроге, как пишет исследователь А.И. Гессен, было четыре помещения для заключенных и комната для дежурного офицера. Любопытно, что каждое из четырех помещений Читинского острога, как отмечает А.И. Гессен, имело свое название. Одно из них носило имя «Москва» — в нем жили преимущественно москвичи, другое называлось «Новгородом» — здесь шли бесконечные и жаркие политические споры, третье — «Псковом», младшей сестрой Новгорода, четвертое, где жили члены Общества соединенных славян, декабристы называли «Вологдой» [1, с. 158].

Декабристов впечатляла природа Забайкалья, климатические условия нашего края.

Декабрист Н.В. Басаргин пишет, что «местность Читы и климат были бесподобны.

Растительность необыкновенная. Все, что произростало там, достигало изумительных размеров.

Воздух был благотворен…» [9, с. 30].

А.Е. Розен в своих воспоминаниях поэтично описывает окрестности Читы: «В конце мая зазеленились горы и луга. … Речка Чита изливается в виду селения в реку Ингоду и образует прелестную долину. С северной стороны видно озеро Онинское; на берегах его дневал Чингисхан, совершал суд и расправу на походе из Китая в Россию» [8, с. 222]. Далее он пишет о читинской долине, которая «…знаменита своею флорою, почему и называется садом или цветником Сибири.

Формы цветов изумительны…» [8, с. 223-224].

Декабрист А.П. Беляев описывает мощь и непостижимую красоту сибирской природы. «Тут перед нами раскидывалась необозримая, чудная, хотя и дикая, пустынная природа» [9, с. 89].

Живописно описывает Читу и П. Е. Анненкова. «Местоположение в Чите восхитительное, климат самый благодатный, земля чрезвычайно плодородная… Растительность во всей Сибири поистине удивительная, и особенно это нас поражало в Чите» [9, с. 284]. Вместе с тем, М.Н.

Волконская указывала на жесточайшие морозы, которые действовали угнетающе [9, с.325].

Интересно описывают декабристы быт местных жителей и бурят, в частности. А.Е. Розен пишет, что буряты ночуют в хорошо устроенных, не пропускающих ветра юртах. Лакомством для них является кирпичный чай, «Это сбор отпавших и испорченных листьев с чайного дерева, кои посредством вишневого клея или дурного клейкого вещества сдавливаются в формах, наподобие плоских кирпичей…От такого кирпича отрубают топором небольшой кусочек, толкут его в Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) порошок, варят в котле, подсыпая немного соли и муки, подбавляя немного молока, или масла, или жиру…» [8, с. 245].

Находясь в Чите, декабристы жили артельно. Создание артели исследовательница Б.

Йосифова называет одним из удивительных начинаний декабристов в заточении [3, с. 448]. Это было добровольное объединение взаимопомощи. Артель была одним из примеров высокого благородства и братской щедрости. Об артельной жизни пишут в своих воспоминаниях Басаргин, Розен и другие декабристы.

Собственными усилиями политические невольники стремились обустроить свой быт.

Декабрист Беляев в своих мемуарах пишет, что они «…устраивали клумбы с цветами, обложенные дерном. Посреди сада устроили на круглой насыпи, обшитой дерном, цветник, а среди его - солнечные часы на каменном столбе» [9, с. 87]. Наверное, благодаря декабристам в Чите появились первые цветники, цветочные клумбы.

Комендант Лепарский давал декабристам читать присылавшийся им журнал «Московский телеграф» и газету «Русский инвалид» с приложениями. Скоро последовало общее разрешение получать книги и журналы, и постепенно в Читинской тюрьме образовалась довольно большая библиотека.

Так, личная библиотека Никиты Муравьева насчитывала более тысячи редких и дорогих изданий. Некоторые состоятельные декабристы получили из Петербурга хорошие библиотеки.

Получались русские, английские, французские и немецкие газеты и журналы [3, с. 449].

Из Петербурга присылали номера издававшейся А. А. Дельвигом «Литературной газеты». В ней часто помещали свои произведения Пушкин и его друзья. Следует отметить, что А.С. Пушкин всегда ощущал идейную связь с декабристами. Послание «Во глубине сибирских руд…» явилось своего рода перекличкой между декабристами лучшими людьми России [5, с. 294].

Много времени декабристы посвящали в Читинском остроге ученым трудам. Наиболее образованными людьми организовались лекции и преподавались военные науки, стратегия и тактика, высшая и прикладная математика, астрономия, физика, химия, анатомия, история России, философия, русский язык и словесность. Братья Борисовы занимались собиранием коллекций насекомых и растений. Была собрана коллекция местных минералов. Большое внимание уделялось литературным занятиям. Декабристы писали рассказы и стихи. Было написано много статей по политическим, экономическим и юридическим вопросам.

Рассказывая о занятиях в «каторжной академии», А.Е. Розен подчеркивает значимость полученных им знаний в читинской тюрьме для умственного и духовного становления.

«Образованность умных товарищей имела большое влияние на тех из нас, которые прежде не имели ни времени, ни средств обогатиться познаниями» - пишет декабрист [8, с. 234].

Декабристы положили в Чите начало развитию огородничества. У жен декабристов были собственные огороды, а также на тюремной территории под огороды отведено было большое место. П.Е. Анненкова пишет в своих воспоминаниях, что разведение овощей было необходимостью, т.к. ее супруг с трудом переносил казенную пищу. Она выращивала богатый урожай свеклы, картофеля, репы, и других овощей [9]. А.Е. Розен вспоминает, что один из товарищей выращивал на грядках огурцы, а арбузы, дыни, спаржу и другие невиданные в этих краях овощи – в парниках [8].

Одна за другой приехали в Читу жены декабристов. Эти женщины, столь разные но складу своих характеров, оказавшись в новых для них и чуждых им условиях, сумели удивительно дополнить друг друга. Вместе с мужьями и их товарищами они прошли свой тяжкий путь от каторги до могилы. В ссылке они вселяли надежду, будили в декабристах «бодрость и веселье».

Они оставили в Сибири добрые воспоминания о себе [1].

Очень тепло вспоминает о подругах по несчастью М. Н. Волконская. Она пишет о привязанности к А.Г. Муравьевой, Е.П. Нарышкиной, Е.И. Трубецкой (Каташе). Взаимная поддержка помогала женщинам сделать собственную жизнь в Чите, а также жизнь мужей более сносной [9, с. 230].

В Чите, на улице Селенгинской можно увидеть дом с мезонином, построенный в 1828 году.

По преданиям именно в этом доме жила Е. П. Нарышкина. В этом доме ныне находится библиотека имени Нарышкиных [10].

23 декабря 1827 года из большого московского барского дома А. И. Анненковой уезжала в Сибирь, к декабристу Ивану Александровичу Анненкову, молодая француженка Полина Гебль. Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) апреля 1828 года состоялось се венчание с декабристом Анненковым в Михайло-Архангельской церкви. Сцену венчания подробно описывает Гессен. «Выло ясное утро ранней весны. У Читинской церкви толпился народ, но заключенным не разрешено было присутствовать при совершении обряда. В церкви находились жены декабристов. Посаженым отцом был комендант генерал Лепарский, посаженой матерью — Фонвизина, шаферами — декабристы, товарищи Анненкова. Из батистовых женских платочков для них изготовили белые галстуки и даже накрахмалили воротнички» [9, с. 248].

В Чите состоялась еще одна свадьба. Читинский период декабриста Д. И. Завалишина был отмечен устройством личной жизни. Он стал мужем Апполинарии Смольяниновой – дочери горного пристава С.И. Смольянинова. Д.И. Завалишин внес большой вклад в развитие Забайкальского края. Он выступал за открытие в Чите казачьей и крестьянской начальных школ, собирал статистические данные о Забайкалье, работал над картой Забайкальского края, участвовал в планировке читинских улиц [6, с. 80].

П.Е. Анненкова в воспоминаниях описывает подробно жизнь политических невольников и их жен. Она помогала другим женщинам, учила их готовить, шить, выполнять домашнюю работу.

Неслучайно, что местные жители уважительно относились к женщинам. П.Е. Анненкова писала, что была знакома с бурятами, часто брала у них чай и другой товар [9]. Наверное, француженка пыталась понять душу бурятского народа. Одного из знакомых бурят она называла сыном природы и степей, умеющим горячо любить и чувствовать.

Постепенно в Чите образовалась так называемая Дамская улица — жены декабристов выстроили себе в Чите простые, удобные жилища, — но установленный в то время в Читинском остроге режим был довольно строгий. Декабристам разрешалось посещать своих жен только в случае их серьезной болезни, а жены могли навещать мужей лишь в остроге. Свидания происходили в маленькой комнатке, в присутствии тюремного офицера [7].

Тепло отзывались декабристы в своих воспоминаниях о последовавших за мужьями на каторгу женах. Декабрист А.Е. Розен писал: «Все время нахождения нашего на каторжной работе несколько наших товарищей были совершенно забыты и покинуты родными; может быть, таков был бы жребий многих, если бы наши дамы не приехали к мужьям своим, не переписывались бы с нашими родными и письмами своими, и влиянием, и родством не поддерживали бы памятование о многих. Они были нашими ангелами-хранителями и в самом месте заточения: для всех нужд открыты были их кошельки; для больных просили устроить больницу...» [8, с. 227].

После полуторагодового пребывания декабристов в Читинском остроге в Читу прибыл в начале августа 1828 года неожиданно для декабристов из Петербурга фельдъегерь. У него имелся приказ снять с узников кандалы. Из них братья Бестужевы сделали для себя и товарищей кольца, для жен декабристов — браслеты. Под руководством Н. Бестужева декабристы научились накладывать на железные кольца тонкий слой золота.

Декабристы пробыли в Читинском остроге почти четыре года. В августе 1830 года всех их направили во вновь выстроенную тюрьму в Петровском заводе. Отбывая из Читы, многие декабристы понимали, что покидают место, которое стало для них значимым, несмотря на тяготы и лишения. Сравнивая Читу и Петровский завод, А.Е. Розен пишет, что в Петровской тюрьме исчезла «…та идеальность, которая одушевляла всех в тесном общем остроге Читинском» [8, с.

261]. Декабрист Н.В. Басаргин также пишет об особенной атмосфере и настроении, которые царили в читинском каземате. Это были отношения дружбы, поддержки и доверия, которые помогали узникам. Он пишет: «Мы с сожалением простились навсегда с местом, где прожили более трех лет и которое оставило в памяти моей много приятных впечатлений» [9, с. 40]. С особой теплотой П.Е. Анненкова вспоминает о читинских жителях, которые искренне полюбили декабристских жен и вышли проводить их до самого перевоза, который был в расстоянии двух или трех верст от селения.

Декабристы, пробывшие в Чите более трех лет, внесли неоценимый вклад в становление и дальнейшее развитие города. Прямые улицы Читы – это напоминание о том, что в их проектировке принимали участие декабристы. Эти люди являлись живыми образцами и носителями подлинной культуры и просвещения. Именно благодаря декабристам в Забайкалье стали изучаться европейские языки, ведь декабристы блестяще говорили на многих языках.

Участники восстания на Сенатской площади содействовали процессу обучения населения в казачьих и крестьянских школах.

Ежегодная Всероссийская научная конференция учащихся, студентов и молодых ученых «НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО XXI ВЕКА» (февраль 2009 г.) Именно декабристы подавали примеры рациональной хозяйственной деятельности, первыми стали использовать земельные угодья для посадки овощей в нашем суровом крае. Ими были введены многие неизвестные местному населению ремесла.

Декабристы понимали значимость Сибири для России. «Сама природа указала Сибири средства существования и ключи промышленные. Схороня в горах ее множество металлов и цветных камней, дав ей обилие вод и лесов, она явно дает знать, что Сибирь должна быть страной фабрик и заводов»- писал о великом будущем Сибири А. Бестужев [1, с.307]. А. Е. Розен в воспоминаниях называл своих товарищей «основателями и устроителями лучшей будущности Сибири, которая, кроме золота и холодного металла и камня, кроме богатства вещественного, представит со временем драгоценнейшие сокровища для благоустроенной гражданственности» [8, с.239]. О поднятии общей культуры Сибири и роли декабристов писал Басаргин: «Я уверен, что добрая молва о нас сохранится надолго по всей Сибири, что многие скажут сердечное спасибо за ту пользу, которую пребывание наше им доставило» [2, с.72].

Большая река начинается с маленьких ручейков. Осознание себя гражданином страны начинается с познания и осознания истории своего родного края, своего города.

Список использованных источников 1. Гессен А. И. «Во глубине сибирских руд» Декабристы на каторге и в ссылке. М., «Детская литература», М., 1965.

2. «И дум высокое стремленье». Сост. Арзуманова Н. А. М., Советская Россия, 1980.

3. Йосифова Б. Декабристы. М., Прогресс, 1989.

4. Константинов А. В., Константинова Н. Н. История Забайкалья (с древнейших времен до 1917 года): учебное пособие по региональному компоненту образования. Чита, изд-во ЗабГПУ, 2002.

5. Мейлах Б. С. Декабристы и Пушкин: страницы героико-трагической истории. Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издательство, 1987.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 63 |






















© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.