WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
Библиотека Института современного развития ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИИ:

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НА БЛАГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА Материалы международной конференции Москва, Институт современного развития, 11 ноября 2008 г.

Москва Экон-Информ 2009 УДК 322.2 ББК 86.2/3:66.5(2Рос) Г72 ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ проф. И.Ю. Юргенса, Председателя правления Института современного развития Ответственный редактор Макаренко Борис Игоревич Корректор Гринева Дарья Дмитриевна Г72 Государство и религии: взаимодействие на благо развития общества: Материалы международной конференции. – М.: Экон-Информ, 2009. – 136 с.

ISBN 978-5-9506-0437-9 © Институт современного развития, 2009 г Содержание Предисловие............................................................................................. 5 Конфессиональная политика российского государства (материал для дискуссии)................................................................................................ 7 Вступительное слово И.Ю. Юргенса................................................... 36 Выступление Д.Ф. Мезенцева.............................................................. 43 Выступление Его Высокопреосвященства Дж.Равази....................... 47 Выступление А.О. Чубарьяна............................................................... 57 Выступление Я.Чарногурского............................................................ 65 Выступление Отца В.Чаплина.............................................................. 70 Выступление А.В. Логинова................................................................. 77 Выступление И.М. Бунина «Религия и цивилизация»....................... 86 Выступление В.Л. Макарова................................................................ 92 О.Депенхойер. Конституционный порядок отношений между государством, обществом и религией.................................................. 95 3 Предисловие Утверждение в российском обществе свободы совести по праву считается одним из главных достижений его трансформации в минувшие два десятилетия. Религиозная жизнь традиционных российских конфессий переживает период бурного возрождения и развития. Совершенно естественно, что духовенство и верующие ищут новую роль в общественной жизни России.

Развитие цивилизованных форм и механизмов взаимодействия между государством, конфессиями и гражданским обществом – насущная задача, успешное решение которой создаст новые стимулы для поступательного развития России, ее духовного возрождения и успешной модернизации. Необходимо выстроить эти механизмы, определить рамки взаимодействия государственных и общественных сил, выделить области, где такое сотрудничество может дать наибольшую отдачу для духовного воспитания граждан России, утверждения духа общественного согласия, противодействия экстремизму, развития отечественной культуры и патриотизма.

Для обсуждения этих проблем Институт современного развития провел 11 ноября 2008 г. международный круглый стол «Государство и конфессии: взаимодействие на благо развития общества» с участием российских и зарубежных экспертов.

Мы вынесли на обсуждение темы, которые казались наиболее актуальными нам: взаимные ожидания государства и религиозных организаций, новые вызовы и новые возможности в их сотрудничестве. От наших зарубежных гостей мы ждали экспертных мнений и советов по вопросу, что Россия может заимствовать из международного опыта строительства отношений между государством и религиозными организациями.

В состоявшейся дискуссии было высказано много интересных соображений по поставленным вопросом, но мы с удовольствием констатируем, что участники не ограничились этими рамками. Многие из них подхватили тему, заявленную в выступлении члена Попечительского совета Института, заместителя Председателя Совета Федерации ФС РФ Д.Ф. Мезенцева о роли духовных ценностей в процессах модернизации. Об этом говорили и Председатель Папского совета по культуре, архиепископ Джанфранко Равази, и протоиререй Всеволод (Чаплин), и многие светские эксперты – как российские, так и зарубежные.

Нас радует, что в высказанных по этому поводу мнениях не было единогласия: соглашаясь в главном – что развитие человеческого общества не может ограничиваться лишь «царством кесаря», но непременно должно сохранять и укреплять его духовные основы – участники конференции горячо обсуждали и порой спорили по поводу конкретных форм и путей участия религиозных организаций в процессах развития и их взаимодействия с государством.

Нам кажется, что опыт данной конференции весьма важен для нашего Института. Занимаясь исследованиями экономики и политики современной России, мы не можем оставлять без внимания ценности общества, его духовную жизнь. Опираясь на высказанные участниками конференции суждения, мы разрабатываем программу исследовательских работ и экспертных встреч, посвященных этой проблематике.

Надеемся, что материалы конференции будут интересны всем, кто занимается проблемами современного развития российского общества.

И.Ю. Юргенс Председатель Правления Института современного развития Конфессиональная политика российского государства (материал для дискуссии) Выбор моделей государственно-конфессиональных отношений зависит от многих факторов. Это традиции таких отношений и современная политическая ситуация, общественные настроения и степень влияния религиозных организаций. Можно выделить три основных типа государств по отношению к конфессиям.



Конфессиональный тип предусматривает наличие государственной (господствующей) церкви; при этом остальные конфессии могут претендовать лишь на терпимое отношение. Данный принцип действует в Англии, Греции, Скандинавских странах, исламских государствах. При этом характер конфессионального типа может быть принципиально различным. Процессы модернизации приводят к размыванию конфессионального характера государства, который в европейских странах является инерционным, в значительной степени формальным (даже в Греции, в которой православная церковь до последнего времени доминировала, происходят активные секулярные процессы). В то же время в исламских государствах конфессиональный характер государства является весьма жестким. Равно как и понятие терпимости носит различный, часто противоположный, характер – от практически полной свободы действий в демократических странах до жестких ограничений в праве и правоприменительной практике в исламских государствах.

Неконфессиональный тип означает равное отношение государства к различным конфессиям, последовательную реализацию принципа отделения школы от церкви (США, Франция, Нидерланды и др.). При этом в рамках такого типа государства возможно как «равно нейтральное» (США), так и «равно негативное» (СССР) отношение к конфессиям.

Аконфессиональный («переходный») тип, предусматривает приоритетное сотрудничество государства с отдельными (традиционными для данной страны) конфессиями при предоставлении свободы деятельности другим религиозным организациям1. К таким государствам относятся Германия, Испания, Италия, Бельгия, Люксембург, Австрия, Португалия и др.

Неконфессиональный и аконфессиональный типы государства предусматривают некоторые ограничения деятельности религиозных организаций, но только в том случае, если она носит экстремистский характер, угрожает жизни и здоровью людей.

Конфессиональная политика российского государства имеет значительные, но противоречивые традиции. До 1917 года православная церковь официально была господствующей и обладала существенными привилегиями, но при этом находилась в зависимости от государства, которая резко выросла после ликвидации патриаршества в 1721 году. Свод законов Российской империи, введенный в действие с 1 января 1835 года, вводил три группы религий: господствующая (православная церковь), терпимые (ислам, буддизм, иудаизм, католицизм, протестантизм, армяногригорианство, язычество) и нетерпимые («секты», к которым относили скопцов, духоборов, иудействующих и др.). При этом из представителей терпимых конфессий лишь иудеи и, после польского восстания 1863 года, частично католики подвергались различным ограничениям. К нетерпимым конфессиям относили как изуверские секты, преследуемые во всем мире, так и религиозные Об аконфессиональном типе государства на примере Испании см.: Коваль Т.Б.

Останется ли страна католической / В кн.: Испания. Анфас и профиль. М., 2007 С. 288-292.

организации, вошедшие в конфликт с государством (например, отрицающие военную службу). Отношение к различным направлениям старообрядчества носило противоречивый характер, однако их иерархия (так называемая «белокриницкая», основанная в 1846 году) не была признана властями, а ее представителям до 1905 года было запрещено проводить богослужения.

Таким образом, до 1917 года Россия была ярко выраженным конфессиональным государством. После Февральской революции была сделана попытка перейти к аконфессиональному государству. Одним из первых постановлений Временного правительства предусматривало введение свободы совести. В нем, в частности, говорилось, что «пользование гражданами политическими правами не зависит от принадлежности к вероисповеданию и никто не может быть преследуем и ограничиваем в каких бы то ни было правах за убеждения в делах веры». При этом Временное правительство считало себя «стоящим в тесной близости к делам и интересам православной церкви».

После прихода к власти большевиков в октябре 1917 года аконфессиональный подход сменился на неконфессиональный при формально нейтральном отношении государства к различным конфессиям. Этот принцип проводился в декрете Совнаркома от 1918 «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Однако на практике новые власти заняли жестко негативную позицию по отношению к конфессиям, проводя политику государственного атеизма. 8 апреля 1929 года существовавшие на практике ограничительные и открыто репрессивные нормы были включены в постановление президиума ВЦИК «О религиозных объединениях», действовавшее с некоторыми уточнениями до перестроечных времен. Данным документом религиозным объединениям запрещалось «создавать кассы взаимопомощи, кооперативы, производственные объединения и вообще пользоваться находящимся в их распоряжении имуществом для каких-либо иных целей, кроме удовлетворения религиозных потребностей», «оказывать материальную поддержку своим членам», «организовывать как специальные детские, юношеские, женские молитвенные и другие собрания, так и общие библейские, литературные, рукодельческие, трудовые, по обучению религии и т.п. собрания, группы, кружки, отделы, а также устраивать экскурсии и детские площадки, открывать библиотеки и читальни, организовывать санатории и лечебную помощь».





Таким образом, формально действовавший принцип свободы совести заменялся репрессиями, вытеснением конфессий в своего рода «резервации», в рамках которых была невозможна никакая общественная деятельность. Фактически возможности конфессий были ограничены богослужениями и религиозным образованием, но и они были крайне ограничены. Государство исходило из того, что конфессии являются лишь временным явлением и должны «отмереть» в ходе продвижения к коммунизму как идеальному обществу. Большинство храмов различных конфессий были закрыты, религиозные деятели подвергались репрессиям (в 1939 в Русской православной церкви оставалось лишь 4 правящих архиерея). Все религиозные образовательные учреждения и издания в 1930-е годы были закрыты. Некоторая либерализация государственно-конфессиональных отношений в 1943 году, вызванная чрезвычайными обстоятельствами Великой Отечественной войны, создала крайне ограниченные возможности (богослужебные, издательские, образовательные) для функционирования конфессий, но не изменила атеистического характера государства.

Перестроечные процессы конца 1980-х годов привели к принципиальным изменениям в государственно-конфессиональных отношениях. Начался процесс возврата религиозным организациям храмов и иного имущества. В 1990 году был принят Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий», который сохранял неконфессиональный характер государства, но полностью изменял содержание этого принципа, подчеркивая позитивное отношение к деятельности религиозных конфессий.

Эти же нормы нашли свое отражение в Основном законе страны. В состав Конституции России 1993 года входят статья 14:

«1. Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом» и статья 28: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Предусмотрена возможность освобождения от военной службы по религиозным основаниям (статья 59), которая, однако, получила реальное воплощение лишь после принятия закона об альтернативной службе в 2002 году.

Нетрудно заметить, что данные положения свойственны, скорее, неконфессиональному государству, но, в принципе, не исключают и его аконфессионального характера, который может быть предусмотрен иными законодательными актами.

Представители наиболее распространенных конфессий в то время полагали, что неконфессиональный тип отношения государства к религиям создает преимущества новым религиозным движениям, представители которых вели активную миссионерскую деятельность в России, обладая значительными финансовыми ресурсами. Активная деятельность конфессий (в первую очередь, Русской православной церкви) привела к принятию в 1997 году нового закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», который заменил предыдущий. Этот закон был принят Государственной думой и одобрен Советом Федерации, выражавшим интересы региональных элит. Возражения против отдельных положений нового закона высказывали либеральные политические силы, сомнения по этому поводу испытывал и президент Б.Н. Ельцин, который, однако, в конечном итоге согласился с преобладающими настроениями и подписал закон.

В преамбуле данного закона признается «особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» и подчеркивается, что «христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии» составляют неотъемлемую часть исторического наследия народов России. Данные формулировки носят компромиссный характер, могут подвергаться различным толкованиям (например, что понимать под христианством – только православие или и другие христианские конфессии), однако на практике они способствовали формированию понятия «традиционные конфессии», под которое подпадают лишь упомянутые выше четыре конфессии, которые получили неофициальный приоритет в отношениях с государством. Таким образом, в России утвердился аконфессиональный тип государства.

Закон разделил религиозные объединения на два типа – религиозные организации и религиозные группы. Он определил необходимость регистрации (и, в частности, перерегистрации по новому закону) религиозных организаций, причем их учредителями могут быть граждане России, объединенные в религиозную группу, «у которой имеется подтверждение ее существования на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданное органами местного самоуправления, или подтверждение о вхождении в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданное указанной организацией». В свою очередь, «централизованные религиозные организации образуются при наличии не менее трех местных религиозных организаций одного вероисповедания».

Только религиозные организации получали право юридического лица, которого лишены религиозные группы, имеющие при этом возможность совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, а также осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.