WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 42 |

К сожалению, имя великого ученого академика Ивана Степановича Рижского остается в забвении и в России, и на Украине. Отсутствуют мемориальные доски, не переизданы его труды, не отчеканены медали и не отпечатаны почтовые марки – визитные карточки стран, граждан которых он обучал грамотности. Будем надеяться, что данная конференция послужит стимулом к прославлению его великого имени и к 200-летию его памяти в 2011 году положение будет иным.

ЛИТЕРАТУРА 1.Аннушкин В.И. Николай Федорович Кошанский // http://genhis.philol.msu.ru/article_137.html 2. Булгаков С.Н. Тихие думы / Сост., подгот. текста и коммент. В.В.Сапова; послесл.

К.М.Долгова. - М.: Республика, 1996. – 509 с. – (Б-ка этической мысли). – ISBN 5-250-02565-Х.

3. Иконников А. Мысли при кончине И.С.Рижского. - Харьков, 1811. – 3 с.

4. Пушкин А.С. Собрание сочинений: в 10т. - М.: Гос. издат. худож. лит., 1959. Т.2:

Стихотворения (1823-1836). – 800 с.

5. Рижский И.С. Введение в круг словесности. – Харьков: Университетская типография, 1806. – 108 с.

6. Рижский И.С. Наука стихотворства. - СПб.: Типография В.Плавильщикова, 1811. – 354 с.

7. Рижский И.С. Опыт риторики. - Харьков: Университетская типография, 1805. – 407 с.

8. Сухомлинов М.И. Материалы для истории образования в России: [1]-2. СПб, 18651866. Т.1: «Из Журн. М-ва нар. прос.», 1865 – 164 с.

«ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ» КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ФАЗА КОММУНИКАТИВНОГО ДИСКУРСА Бондарчук Е.М. (г. Самара, elena_bondarchuk@mail.ru) «Первое впечатление» является начальной фазой коммуникативного дискурса, фазой важной, информативно насыщенной. Эта часть взаимодействия представляет собой отправную точку вектора последующего развития как конкретной ситуации, так и общения в целом.

Здесь, в экспозиционной части коммуникации, осуществляется «психологическое соприкосновение» [2, с. 160] и формируется энергетический субстрат (основание) из эмоциональных и ментальных компонентов, на котором возводится «здание» отношений к собеседнику.

Его архитектура зависит от того, где обозначилась доминанта впечатления, полученного от человека, – в зоне приятного или неприятного. Можно сказать, что на этом этапе создается коммуникативная матрица, в которую всякий раз автоматически будет «укладываться» собеседник уже в новых обстоятельствах, в другом времени, в иных условиях.

Разумеется, первое впечатление может быть неполным, неточным, а иногда и вовсе ошибочным, тем не менее, состоявшись один раз, оно становится «сопроводительным документом» личности практически навсегда. Последующие впечатления о собеседнике, дополняющие и расширяющие сведения о нем, располагаются как бы «поверх» первого впечатления, образуя параверсию впечатления. «Первые 30 секунд … он [собеседник – прим. Е.Б.] активно формирует о вас свое первое впечатление. Это происходит совершенно автоматически, срабатывает эволюционный механизм, необходимый для выживания. Что делать:

«наводить мосты» или «строить оборонительные сооружения» Ответ на этот вопрос определяет дальнейшую стратегию поведения…» - пишет С.Ребрик, специалист по деловой коммуникации. И далее сообщает, какие именно параметры личности собеседника выявляются на этапе «первого впечатления»: опасен - безопасен, умен – глуп, сексуален – несексуален, доверять – не доверять, обеспечен – бедноват, полезен – бесполезен, дружелюбен – враждебен, открытый – скрытный, профессионал – дилетант, молод – в годах, уступчивый – жесткий, приятен –неприятен [3, с. 72]. И, конечно, чем выше уровень коммуникативной компетентности воспринимающего, тем значительней объем «считанной» информации, тем более она точна. В этом случае возникает необходимость преодолеть разрозненность полученных сведений, то есть перейти от списочного представления качеств личности к их систематизации, что возможно, например, при рассмотрении данных первого впечатления через призму теории текста. Текст является структурой, имеющей три основных уровня:

во-первых, это система графических знаков (собственно текст), во-вторых, система смыслов (подтекст), в-третьих, идейное ядро (сущность, концепция).

В контексте этой тернарной системы внешний облик человека, который включает достоинства и недостатки внешности, одежду (цвет, фасон, качество), особенности фигуры (вес, рост, телосложение), можно соотнести с уровнем графических знаков текста. Другими словами, это совокупность смыслов, которые находятся на самой поверхности и доступны мгновенно. Здесь доминирует собственно визуальная информация, знаковая репрезентация человека. Впрочем, если учитывать концепцию П. Флоренского, эта «поверхностность» мнимая. Философ ХХ века, вслед за Аристотелем, рассматривает зрительное восприятие как процесс осязания, однако гораздо более тонкий, чем собственно тактильные ощущения, и особый, поскольку осуществляется на дистанции.

«<…> глаз вместе с другими органами восприятия происходит из того же зародышевого листка, что и кожа, орган осязания; в этом отношении и глаз и кожа представляются попавшими на поверхность тела органами нервной системы. …организм одет в один сплошной нерв, облечен в орган восприятия, то есть в живую душу. Глаз есть тогда некий узел утончения, особенно чувствительное место кожи с частною, но особо тонко решаемой задачею» [4, с. 88-89]. «Осязательность» взгляда позволяет предположить, что одежда играет роль защитного слоя, предохраняющего от проникновения в более глубокие слои личности. Она, подобно природной окраске шкур животных или насекомых, может защищать своей незаметностью или, напротив, яркой цветовой гаммой.



Второй уровень текста - подтекст, как было сказано выше, связан с системой смыслов. В рамках первого впечатления выявляется эмоциональный статус личности. Каким образом это происходит помимо интуитивного понимания, основанного «на некоторых стереотипах восприятия и прошлого жизненного опыта» [1, с. 171] Интересные комментарии дает американский исследователь Д.Гоулман: «Вероятнее всего мы, наблюдая проявление эмоций у других, непроизвольно имитируем их посредством неосознанного двигательного подражания выражению их лиц, жестам, тону голоса и другим невербальным показателям эмоций. Путем такой имитации люди воссоздают в себе настроение другого человека…»[1, с. 187] Эти эмоциональные волны, передающиеся в малых движениях тела, фиксируются только с помощью электронных датчиков и обычно не воспринимаются невооруженным глазом [1, с. 188] При синхронизации физических движений возникает ощущение слаженности, общности. В этом случае возможен диалог, взаимопонимание. Напротив, отсутствие конгруэнтности, моторный диссонанс приводит к отчуждению, неудовольствию, раздражению. Итак, моторная имитация позволяет проникнуть в сферу чувств и определить эмоциональный статус личности. Для участника коммуникации важно, является ли собеседник носителем негативной (разрушительной) или позитивной (созидательной) энергетики. Личность с низким порогом чувствительности сможет распознать множество нюансов в этой сфере, отличить демонстрируемое от скрываемого, ситуативное от постоянного.

Третий уровень текста - идейное ядро – подводит нас к сущностному, концептуальному содержанию личности, участвующей в коммуникации.

Речь идет об истинном, глубинном, духовном содержании человека, о том, каким, по определению М.Цветаевой, «его [человека – прим. Е.Б.] задумал Бог и не осуществили родители». Это измерение человеческой личности раскрывается через вербальные средства (речь) и паравербальное сопровождение (голос, интонацию и пр.). Здесь тоже стоит отметить важность латентной имитации речи, скрытой артикуляции, которая осуществляется помимо воли слушателя в процессе восприятия сообщаемого. Реципиент «проговаривает» слова, копирует интонацию и либо принимает говорящего, входит с ним в резонанс, либо отвергает как чужеродное. Роль бессознательного здесь очень велика. Осознанное же понимание ядра, сущности личности возможно при наличии духовного опыта у слушающего, приобретаемого, как известно, длительным самоуглублением, самопостижением, которые утончают восприятие. В этом случае глубинное содержание открывается духовным очам, духовному зрению.

Итак, первый и второй уровни первого впечатления можно квалифицировать как социально-исторические, то есть более подвижные, изменяемые, модифицируемые. Третий же уровень является бытийным, онтологическим, то есть включает общечеловеческие, вечные ценности. На этом, сущностном, уровне говорил Иешуа с Понтием Пилатом в сцене допроса в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Однако не был понят, поскольку собеседник находился в другом ценностном измерении, подходил к ситуации с социально-исторических позиций.

Данная статья ставит больше вопросов, чем дает готовых ответов. Но для автора принципиально важно философское заострение проблемы первого впечатления, которое открывает новые горизонты для его изучения.

ЛИТЕРАТУРА 1. Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. М.: АСТ, 2008. 478 с.

2. Ребрик С. Презентация: 10 уроков. М.: Изд-во Эксмо, 2004. 200с.

3. Ребрик С. Мастер-класс «Art of sale». М.: Изд-во Эксмо, 2003. 176 с.

4. Флоренский П.А. Анализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях. М.: Изд.группа «Прогресс», 1993. 321 с.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СУДЕБНОЙ РЕЧИ Булгакова Е.С. (г. Орел, ka-bul82@mail.ru) Плохая речь подточит самое прочное дело. Это всё равно что нарядить миллионера в тряпки. Плохой оратор – это моряк, который при самом отплытии уже выкидывает сигнал бедствия; многие пожалеют о нём, но никто не придёт ему на помощь… плохая речь может погубить самое верное дело, как кутила может промотать огромное состояние, тогда как хорошая речь придаёт и ненадёжному делу действительные или кажущиеся преимущества. В речах заурядных адвокатов совсем не бывает искусства, но при умелом пользовании им против того, кто им пользоваться не умеет, и при равенстве прочих условий едва ли можно сомневаться в исходе дела.

Р. Гаррис. Школа адвокатуры 1.1. Композиционные особенности защитительных речей Важной особенностью судебной речи является её композиционная структура. Речь защитника состоит, в основном, из следующих элементов:

вступительная часть, анализ фактических обстоятельств дела, анализ юридической стороны предъявленного обвинения, характеристика личности подсудимого и заключительная часть. «Разработанная структура судебной речи – примерная, ориентировочная; порядок её составных частей может и должен меняться судебными ораторами, поскольку нет одинаковых уголовных дел, нет абсолютно тождественных обстоятельств совершения преступлений, как нет во всём совпадающих житейских ситуаций, оказавших влияние на формирование преступных намерений» [10, с. 30]. Некоторыми исследователями вносятся определённые коррективы в данную композицию.

Например, Л.Р. Дускаева пишет, что «речи состоят из следующих частей: 1) общественно-политической оценки преступления; 2) изложения фактических обстоятельств дела; 3) анализа и оценки собранных по делу и исследованных в суде фактических данных; 4) квалификации преступления;





5) характеристики личности подсудимого; 6) выводов о мере наказания» [5, с. 524]. Н.С. Алексеев, З.В. Макарова вносят предложение о законодательном закреплении содержания судебной речи [1, с. 34]. В.А.

Лазарева считает, что такие предложения «неприемлемы принципиально.

Каждая речь индивидуальна и своеобразна» [7, с. 28], «содержание защитительной речи определяется той задачей, которая решается … в конкретном процессе», «эта речь не может иметь жёсткой схемы» [7, с.

108].

На основании вышеизложенного можно сделать следующий вывод:

композиционная структура является важнейшей особенностью судебной речи, но количество структурных элементов и порядок их следования варьируется в соответствии с определённой защитительной позицией по данному делу.

Защитительная речь Ф.Н. Плевако, как правило, содержит вступительную часть, характеристику личности подсудимого и заключительную часть. Анализ фактических обстоятельств дела и юридической стороны предъявленного обвинения адвокатом нередко опускается, поскольку непосредственно перед его выступлением прокурор уже ознакомил присяжных с основными обстоятельствами дела. Ф.Н.

Плевако в своих выступлениях основное внимание уделял характеристике личности подсудимого.

1.2. Воспитательное значение речи адвоката в судебных прениях Большинство исследователей (Л. Рогачевский, В.Л. Васильев) полагают, что «весь ход судебного процесса оказывает непосредственное воспитательное воздействие не только на подсудимого, но и на всех граждан, находящихся в зале суда» [9, с. 28], и «адвокат должен не только отстаивать интересы своего подзащитного, но и воспитывать, укреплять чувство законности» [2, с. 265]. В.А. Лазарева не согласна с данной точкой зрения, аргументируя это тем, что «во-первых, далеко не каждая речь способна оказать такое воздействие и далеко не каждый участник прений ставит перед собой такую цель» [7, с. 19]. Однако далее исследовательница всё же отмечает, что «защитительная речь имеет и определённое воспитательное значение, которое проявляется в том, что она убеждает присутствующих в справедливости состязательного судопроизводства, подлинном равноправии сторон, возможности эффективно реализовать право на защиту» [7, с. 107].

На наш взгляд, воспитательный аспект в защитительной речи, безусловно, должен иметь место. Но сама структура этой речи не позволяет адвокату в полной мере оказывать воспитательное воздействие на состав суда и публику. Дело в том, что воспитательный аспект в той или иной степени представлен именно в речи прокурора, поскольку, когда тот рассказывает о правонарушении, совершение которого инкриминируется подсудимому, вполне логично звучат и его слова о том, что преступность набирает обороты, преступления, подобные данному, губительно влияют на молодое поколение и т.д. Невозможно себе представить, что адвокат, защищая своего подсудимого, будет говорить о росте преступности, просить, чтобы его клиенту вынесли обвинительный вердикт, который послужит хорошим уроком для остальных не совершать подобные деяния.

Языковой материал проанализированных речей Ф.Н. Плевако убеждает нас в том, что для его речей не принято активное воспитательное воздействие, поскольку основная задача адвоката – способствовать оправданию, а не обвинению подсудимого. Прокурор же, чтобы добиться обвинительного заключения, рассказывает, в частности, об увеличении числа преступных деяний вообще, приводит иллюстративный материал из данного дела, в деталях описывая картину совершения преступления, ссылается на показания потерпевших и свидетелей, в которых указывается материальный и физический ущерб вследствие совершения преступления, рассматривает детали совершения преступления, – все эти факты и наглядные образы в целом призваны оказать воспитательное воздействие на публику в зале суда и способствовать вынесению обвинительного вердикта подсудимому.

1.3. Проблема определения жанра судебной речи Интересны мнения исследователей, пытающихся отнести судебную речь к тому или иному жанру. «Судебную речь возможно рассматривать как литературный жанр, такие попытки удавались талантливым и авторитетным практикам уголовной защиты (С.А. Андреевский), но в этом случае становилось факультативным ее практикоправовое значение.

Поэтому слово защитника в прениях – это в практическом смысле не жанр художественного слова, а тесно взаимосвязанный с риторикой и литературой, психологией и множеством других наук предмет особого раздела юриспруденции – юридической риторики, которая во взаимосвязи с другими правовыми науками определяет систему защитительной речи. Вся специфика элементов этой системы определяется требованиями уголовного процесса. Не случайно И.М. Резниченко рассматривает судебную речь как невозможное вне судебных прений процессуальное действие [4].

С.И. Володина выделяет риторический жанр судебной речи, имеющий «сложную стилистическую природу, которая формируется практически всеми известными функциональными стилями литературного языка. Эта сложность предопределена тем, что судебный оратор так строит свою устную речь, что она сохраняет лишь немногие черты разговорного стиля и характеризуется широким использованием стилистики письменной речи (книжных стилей)» [3, с. 61].

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 42 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.