WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 49 |

Медиа с самого начала, считает Маклюэн, стремилось за­ владеть сознанием потребителя, погружая его в иллюзорный мир грез, такое влияние может иметь серьезные последствия, и в финале медийного развития (будущее развитие элект­ ронных средств) исследователь предсказывает полную «ам­ путацию» человеческого сознания. В процессе потребления продуктов медиакультуры способности человека выносятся за пределы человека, приобретают собственную (далекую от человеческой) логику и навязывают эту логику человеку, хочет он того или нет. Стремление к большей иллюзорности другого мира представляется опасным. Перед лицом этой отчужденной технологической инфраструктуры человек ока­ зывается слабым и зависимым существом, которого, однако, спасает то, что он не сознает того, что с ним происходит:

он радуется широким возможностям, которые ему предо­ ставляет эта технологическая машинерия, и с оптимизмом теряет самого себя, как Нарцисс, парализованный своим отражением в воде. Метафора Нарцисса, погруженного в наркотическое опьянение собственной овнешненной сущ­ ностью, — еще один из образов Маклюэна.

В традиционном понимании медиакультура объеди­ няет под собой все виды аудиовизуального искусства.

Гипертрофированность аудиовизуальной информации в современной цивилизации констатировали Ф. Джей­ мисон, Ж. Бодрийяр, П. Вирильо. По их мнению, меди­ акультура — область культуры, связанная с трансляцией динамических образов, получивших широкое распростра­ нение современными техническими способами записи и передачи изображения и звука (кино, телевидение, видео, системы мультимедиа). Данный термин получил широкое Медиакультура: от модерна к постмодерну [26] распространение в культурологической теории всего лишь несколько лет назад и до сих пор не обрел статус энцик­ лопедического.

Аудиовизуальные медиатексты представляют собой знаковые ансамбли, соединяющие изобразительные, зву­ ковые и вербальные ряды и используемые для трансляции различного рода информации. Словарь «Культурология.

XX век» подтверждает сказанное: «Аудиовизуальная куль­ тура — это способ фиксации и трансляции культурной информации, не только дополняющий, но и заменяющий прежде господствующую вербальнописьменную ком­ муникацию».1 В различных публикациях, посвященных проблемам медиа, также упоминается понятие трансли­ рующего канала и подчеркивается его посреднический характер.Специфика медиакультуры определяется ее семи­ отической природой и техническими возможностями средств ее реализации: высокая информационная емкость, легкость и убедительность чувственного (образного) вос­ приятия, доминирование продуктивных возможностей над репродуктивными, скорость и широта трансляции и тиражирования, массовость и доступность формируют социокультурные функции медиакультуры.

Обратим внимание еще на один подход к проблеме медиа. Забегая вперед, отметим, что такая позиция кажет­ ся более рациональной, поскольку позволяет разделить медийные каналы на две группы: аудиовизуальные и вербальные, и изучить специфику каждого. Р. Барт в упо­ мянутой нами работе «Мифологии»3 как раз обращается к рассмотрению различных медиа.

2. Р. Барт использует понятия «текст», «письмо» и «произведение». Понятием «текст» Барт в первую очередь Шамшин Л. Б. Аудиовизуальная куль­ Б., Кагана М., Кармина А., Когана Л., тура//Культурология. XX век. Энцикло­ Кропотова С., Лотмана Ю., Маркузе Г., педия. Том I. — СПб: Университетская Межуева В., Разлогова К., Сорокина П., книга, 1998. — С. 46. Федорова А., Фуко М. и др.

2 См.: работы Барта Р., Библера В., Барт Р. Мифологии. — М.: Издательс­ Бодрийяра Ж., Деррида Ж., Ерасова тво имени Сабашниковых, 1996.

Глава 1. Медиагенезис [2 ] обязан Жаку Деррида1 и Юлии Кристевой2. Кристева ввела два термина — «фенотекст» и «генотекст». «Фенотекст», по Кристевой, есть готовый, твердый, иерархически органи­ зованный, структурированный семиотический продукт, обладающий вполне устойчивым смыслом. «Фенотекс­ ты» — это реально существующие фразы естественного языка, это любые словесные произведения... Они пред­ назначены для прямого воздействия на партнеров по коммуникации... «Фенотекст», однако, — это всего лишь авансцена семиотического объекта; за ним скрывается «вторая сцена». Эту «вторую сцену» Кристева назвала «генотекстом». «Генотекст» — это неструктурированная смысловая множественность, обретающая структурную упорядоченность лишь на уровне фенотекста...

Бартовское понятие «произведение» в целом соответс­ твует «фенотексту» у Кристевой, а текст — кристевскому «генотексту»...

Текст, по Барту, — это не устойчивый «знак», а условие его порождения, это питательная среда, в которую погру­ жено произведение... Переплетение и взаимообратимое движение «кодов» в тексте Барт обозначил термином «письмо», а акт погружения в текст письма — термином «чтение»... Произведение — это зримый результат «текс­ товой работы», шлейф, тянущийся за текстом… «Произве­ дение есть не что иное, как особо эффективный механизм для внушения стереотипов, закодированных на языке определенной культуры и нужных этой культуре в целях регулирования поведения своих подопечных», — отмечает Г. К. Костиков.И далее: «По Барту, «письмо» — это опредметивша­ яся в языке идеологическая сетка, которую та или иная группа, класс, социальный институт помещают между индивидом и действительностью, понуждая его думать в 1 Деррида Ж. Позиции — Киев, 1996. Костиков Г. К. Ролан Барт — семиолог, См.: Кристева Ю. Разрушение поэ­ литературовед/Ролан Барт. Избранные тики. Избранные труды. — М.: РОС­ работы. — М.: Прогресс, 1989. — С. 38.

СПЭН, 2004.

Медиакультура: от модерна к постмодерну [2 ] определенных категориях, замечать и оценивать лишь те аспекты действительности, которые эта сетка признает в качестве значимых. В невинном, на первый взгляд, фе­ номене «письма» Барт сумел разглядеть общественный механизм, институт, обладающий такой же силой, как и любое другое общественное установление»1.

С позиции философии постструктурализма, в роли такой идеологической сетки или письма может выступать и отдельно взятый вид искусства или даже отдельно взятое произведение. Бартовский текстписьмо, применительно к нашей проблеме, это и есть медиа.

Анализируя различные проявления современной кри­ тики культуры, Р. Барт дает нам понять, что различные медиа, характерные для того или иного общества, завла­ девают сознанием потребителей, захватывая все общество в свою медиаупаковку, внутри которой исследователь мо­ жет обнаружить различные культурные схемы, ценности, составляющие основу любого общества. Р. Барт говорит о мифологической стороне всех типов медиа.

По мнению автора, новые медиа для разных целей фабрикуются в руках либо интеллигенции, либо властей, либо в процессе их сотворчества.

Похожую позицию мы обнаруживаем в работах соци­ олога Пьера Бурдье.2 Бурдье выявляет наиболее глубоко скрытые структуры различных социальных сред, которые составляют социальный универсум, а также механизмов, служащих его воспроизводству и изменению. Особенность этого универсума заключается в том, что оформляющие его структуры «ведут двойную жизнь». Они существуют в двух ипостасях: вопервых, как «реальность первого порядка», данная через распределение материальных ре­ сурсов и средств присвоения престижных в социальном плане благ и ценностей («виды капитала», по Бурдье);

вовторых, как «реальность второго порядка», существу­ Там же. С. 45. русский язык работ Пьера Бурдье см.:

Электронную версию переведенных на http://bourdieu.narod.ru Глава 1. Медиагенезис [2 ] ющая в представлениях, в схемах мышления и поведения, т. е. как символическая матрица практической деятель­ ности, поведения, мышления, эмоциональных оценок и суждений социальных агентов. Так оценил социоанализ Бурдье Н. А. Шматко.Если пользоваться терминами Бурдье, то это позволит нам трактовать медиакультуру как пространство и способ конвертирования разного рода «капиталов» при посредстве и через промежуточную форму «символического капита­ ла». По словам теоретика, посредником между адресатом и адресантом может выступать некое медиа, обладающее популярностью и публичным авторитетом у публики. Речь идет о технологиях (т.е. обеспеченных отлаженным механиз­ мом «серийного производства» процессах), позволяющих формировать общественное мнение и жизненную позицию публики. Собственно, аудиовизуальная культура и есть одно из звеньев такого рода технологий конвертирования капи­ талов. Естественно, в достижении глобального результата заинтересованы те, кто контролирует всю эту цепочку в целом, либо те, кто владеет пространством медиа.

Оригинальный взгляд на медиа можно почерпнуть в работах Славоя Жижека. Жижек изучает медиа на раз­ личных примерах. В статье «Киберпространство, или Невыносимая замкнутость бытия» он пишет о виртуальной реальности, рассматривая современную культуру в кон­ тексте всеобщей медиатизации. Человек, захваченный и погруженный в медиакультуру, сам становится продуктом новых медиа. Медиатизация — это процесс превраще­ ния реального объекта в искусственный: «тело, которое почти полностью «медиатизировано», функционирует с помощью протезов и говорит искусственным голосом».Подобно тому, как наше тело медиатизируется, сознание тоже изменяется.

1 Бурдье П. Социология политики: Жижек С. Киберпространство, или Пер. с фр./Сост., общ. ред. и предисл. Невыносимая замкнутость бытия. // Н. А. Шматко./ — М.: SocioLogos, Искусство кино, 1998, № 1. — С. 125.

1993. — С. 5.

Медиакультура: от модерна к постмодерну [30] В объяснении термина «медиатизация» Жижек поль­ зуется теорией Пола Вирильо, изложенной им в работе «The Art of motor»: «Прежде всего, следует отметить не­ обходимую двойственность понятия «медиатизация».

Первоначально это понятие обозначало жест, посредством которого субъект лишался своего прямого и непосредс­ твенного права принимать решения. Великим мастером политической медиатизации был Наполеон, который оставлял завоеванным монархам видимость власти, в то время как у них не оставалось ни малейшей возможности эффективно пользоваться ею. Такая «медиатизация» мо­ жет быть названа конституционной монархией, где монарх сведен до уровня чисто формального, символического жеста: он может «ставить точки над i» — подписывать (подтверждая, таким образом, действенность) эдикты, содержание которых определяется избранным прави­ тельством. Не соответствует ли эта ситуация — mutatis mutandis — сегодняшней ситуации прогрессирующей медиатизации, воздействующей на наши повседневные жизни таким образом, что субъект оказывается все в большей и большей степени «опосредованным», «меди­ атизированным», незаметно лишаемым своей власти под фальшивым прикрытием якобы ее усиления».Медиа — это не просто система СМИ и массовых ком­ муникаций. Это слишком расплывчатая формулировка, скрывающая за собой вполне конкретную и властную «матрицу» — систему культурноинформационных моно­ полий, которая ныне становится главной опорой любого государства.

Пространство медиакультуры существует не только на основе производства и распространения образов — это лишь одна часть отношений, делающих его возмож­ ным, — но и за счет цикла «сообщениеприобщение»:

приобщение как условие и результат потребления Жижек С. Киберпространство, или Невыносимая замкнутость бытия. // Искусство кино, 1998, № 1. — С. 119.

Глава 1. Медиагенезис [31] сообщения, и производство сообщения как условие и результат приобщения. В более традиционных терми­ нах — взаимообмен «информацией» и «интересов»: с од­ ной стороны, люди (аудитория) воспринимают как ин­ тересное или полезное в первую очередь те сообщения, которые считают или чувствуют имеющими отношение к ним лично, и на них они «предъявляют спрос»; с дру­ гой стороны, производство медиапродукции не только ориентируется на интерес публики, но и побуждается реальными интересами, прежде всего политическими и экономическими, определенных сообществ, групп, инстанций и личностей, — особенно с середины XX века, когда экранное искусство сформировало в людях потребность в иллюзии другой реальности и завладело умами огромной аудитории.

Сегодняшняя медиакультура — это интенсивность ин­ формационного потока (прежде всего аудиовизуального:

ТВ, кино, видео, компьютерная графика, Интернет), это средства комплексного освоения человеком окружающего мира в его социальных, нравственных, психологических, художественных, интеллектуальных аспектах.

Исходя из сказанного, мы вправе дать данному фено­ мену следующее определение: «Медиакультура — это со­ вокупность информационнокоммуникативных средств, вы­ работанных человечеством в ходе культурноисторического развития, способствующих формированию общественного сознания и социализации личности».

Все виды медиа (аудиальные, печатные, визуальные, аудиовизуальные) включают в себя культуру передачи ин­ формации и культуру ее восприятия; медиакультура может выступать и системой уровней развития личности, способ­ ной «читать», анализировать и оценивать медиатекст, заниматься медиатворчеством, усваивать новые знания посредством медиа и т. д. При этом следует иметь в виду, что развитие медиакультуры — процесс исторически обусловленный, закономерный с точки зрения эволюции цивилизации.

Медиакультура: от модерна к постмодерну [32] МедиаКультура в иСторичеСКой репрезеНтации П опытки создания теоретичес­ кой концепции, которая раскрыла бы динамику развития культуры в контексте исторической типологии, диалекти­ ческого единства традиций и инноваций, предпринима­ лись многими исследователями. Однако общепризнанной историкокультурологической теории до сих пор нет.

Как писал М. Мамардашвили, «культура рождает­ ся заново… каждым поколением, если оно совершает какойто акт…, которым завязывается история, завязы­ вается все, что было до. На его основе мы определяем, к какой истории мы принадлежим, что продолжаем, с чем в преемственности находимся, поскольку на этом акте завязывается и преемственность».1 При этом, говоря о фе­ номене преемственности, Мамардашвили констатирует, что традиция в культуре «есть нечто такое, относительно чего нельзя совершить следующий акт, а именно взять и вступить в нее. Об этом важно помнить, особенно в случае расшифровки социального контекста, когда вся проблема состоит в том, что точно так же, как нельзя начать мыслить, так нельзя начать и историю, ибо мы уже должны быть в истории…»1 Мамардашвили Мераб. Эстетика мыш­ Там же. С. 64.

ления. — М., 2001. — С. 148.

Глава 1. Медиагенезис [33] И все же, сославшись на фундаментальное иссле­ дование А. С. Кармина,1 обобщившего опыт ведущих отечественных (Н. Я. Данилевский, Л. М. Баткин, Л. Н. Гумилев, А. Я. Гуревич, П. С. Гуревич, М. В. Иванов, М. С. Каган, Л. С. Коган, Г. И. Померанец, В. Н. Рома­ нов) и зарубежных (Р. Арон, Дж. Макгован, Б. Рассел, П. Сорокин, А. Тойнби, С. Хантингтон, Д. Хорвиц, О. Шпенглер, Ж. Фурастье и др.) философов и культуро­ логов, попробуем рассмотреть эволюцию исторических типов культуры через основные периоды ее развития.

первобытная культура Временные границы первобытного общества опреде­ лить нелегко. Существа семейства Homo появились около 4 млн. лет назад, Homo habilis (умеющие изготовлять ка­ менные орудия труда) — около 2 млн. лет назад, a Homo sapiens — около 100 тыс. лет назад. Самый древний из из­ вестных городов — Иерихон — возник около 10 тысяч лет назад, а древнейшие государства образовались на рубеже IV — III тысячелетий до н. э. Первобытный образ жизни сохраняется и в XX веке у некоторых племен в Африке, на островах Тихого океана. Но как бы то ни было, ясно одно: эпоха первобытной культуры — самая длительная в человеческой истории.

Важнейшей отличительной чертой первобытной куль­ туры является синкретизм (от греч. syncretis — соедине­ ние) — нерасчлененность, недифференцированность ее форм, свойственная их неразвитому состоянию. Другая важная особенность этой культуры — ее бесписьменность.

Это обуславливает медленность накопления информации в обществе и вытекающие отсюда слабые темпы культур­ ного и социального развития.

На ранних стадиях первобытного общества, когда язык был еще очень примитивен и возможности речевой комму­ См.: Кармин А. С. Культурология. — СПб, 2001.

Медиакультура: от модерна к постмодерну [34] никации невелики, главным информационным каналом культуры была, помимо естественнобиологической ак­ тивности, трудовая деятельность. В ней сочетались воедино прагматический и информационный аспекты. Освоение и передача смысла трудовых операций происходили в невер­ бальной форме, без слов. Показ и подражание («обезьянни­ чанье») были основными средствами обучения и общения.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 49 |






















© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.