WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 27 |

Таким образом, отсутствие всеобъемлющего закона, который бы устанавливал правовые гарантии и процессуальный механизм обеспечения государственной защиты лиц, содействующих уголовному судопроизводству, образует существенный пробел как в российском, так и в узбекском законодательстве и тем самым ослабляет позиции правоохранительных органов в борьбе с преступностью, способствует массовому отторжению граждан от взаимодействия с этими органами и оказывает непосредственное воздействие на латентную преступность. Факторы латентности преступлений, связанные с поведением свидетелей и прикосновенных к преступлению лиц, следует искать не только в пробелах законодательства и слабом взаимодействии этих лиц с правоохранительными органами.

Первопричина их, очевидно, кроется в экономических, социальных, нравственнопсихологических, духовных и иных особенностях переживаемого нами времени. Подобное состояние общества, разумеется, самым непосредственным образом отражается на гражданской позиции рядового обывателя, который в условиях криминального беспредела, широко распространенной коррупции еще острее чувствует свою беззащитность и вынужден избрать нормой поведения не активную гражданскую позицию, а жить по правилу «моя хата с краю».

Таким образом, очевидно, криминогенная ситуация в России и в Республике Узбекистан за 10-летний период постсоветского обособленного развития складывалось примерно одинаково. Если говорить коротко, то придется признать: преступность в обоих государствах постоянно возрастала.

Впрочем, наблюдались и особенности. Так, в Республике Узбекистан не было критического 1994 года, как в России, когда казалось, что еще немного - и волна криминала смоет все государственные институты. Во многом это произошло из-за того, что в Республике Узбекистан удалось сохранить старые советские кадры и довольно эффективную систему профилактики преступлений, что необдуманно было ликвидировано в постсоветской России.

Следовательно, общее заключается в том, что:

1) в условиях распада Советского Союза криминальная ситуация и в России, и в Узбекистане значительно осложнилась;

2) ухудшение криминологической ситуации связано, прежде всего, с ростом тяжкой насильственной преступности;

3) переход к рыночной экономике и установление новых приоритетов в экономике отразились негативным образом на состоянии преступности;

4) искусственный разрыв хозяйственных и культурных связей между Россией и Узбекистаном парадоксальным образом отразился на ухудшении криминальной ситуации, поскольку, в том числе оказались разрушенными общие годами наработанные методики борьбы с преступностью. Между тем, известно, что во все времена преступники находили общий язык именно там, где правители не могли договориться. Расхожая истина о том, что преступность не имеет границ, а преступник не имеет национальности, оказалась в полной мере применима к состоянию преступности в России и в Республике Узбекистан.

В то же время имелись и отличия, которые состояли в следующем:

1) в Узбекистане не было обвального роста преступности;

2) рост преступности в Узбекистане носил более плавный и менее скачкообразный характер, чем в России;

3) в Узбекистане в значительной степени удалось сохранить элементы советской системы профилактики преступлений и даже в определенной степени развить и усилить отдельные элементы этой системы;

4) в Узбекистане более жестко и кардинально решались вопросы о ликвидации непонятного статуса «прозрачных границ» и усиления ответственности за преступные проявления.

Например, численность милиции значительно возросла, что видно даже на улицах узбекских городов. Кроме того, следует отметить, что в случае необходимости руководство Республики Узбекистан готово идти на радикальные меры, если растет уличная подростковая преступность. Так, после 11 часов вечера большая часть развлекательных учреждений закрывается, а подросткам без сопровождения взрослых не разрешается находиться на улицах.

Исходя из изложенного, необходимо сделать следующий главный вывод: в вопросе о состоянии преступности после распада СССР ни Россия, ни Республика Узбекистан ничего не выиграли, а скорее, обе страны понесли существенные потери. В числе прочего разорванной оказалось общая система предупреждения преступности. В результате экономики двух стран понесли серьезные убытки, уровень безопасности граждан применительно к преступному миру снизился.

При этом хотелось бы особо подчеркнуть, что выдвигаемый и в то время, и даже сейчас тезис о том, что произошедшее процессы были неизбежными, откровенно надуман. Если говорить о процессе разъединения, в частности, России и Узбекистана, то, возможно, это был процесс законо- мерный в том смысле, что оба государства должны были интегрироваться в мировое сообщество разными путями. Но если говорить о методах, которыми сопровождалось это разъединения, то, конечно, они не выдерживают никакой серьезной критики. Это тем более очевидно именно сейчас, когда одни преступники совершают преступления теперь уже в других государствах, а потом прячутся, искусно апеллируя к псевдонациональным лозунгам и скрываясь за правовыми запретами (большинство стран не выдает своих граждан, совершивших преступления в других государствах).

Между тем, мировой опыт также убеждает нас в том, что процесс разъединения может происходить менее болезненно и не сопровождаться криминализацией общества. Пример - Чехия и Словакия.

Удивительно при этом то, что, абстрагируясь от интересов Республики Узбекистан, самом тесным образом связанных с Россией, последняя теряет не только в области борьбы с преступностью (Россия постепенно превращается в огромную перевалочную базу наркотиков, которые поступают, в том числе и через Узбекистан, который в одиночку с этой проблемой, безусловно, справиться не может, несмотря на сверхжесткие методы противодействия этому), но и в геополитическом плане. Впрочем, обозначенная тема выходит далеко за рамки настоящего диссертационного исследования.



Таким образом, из изложенного с неизбежностью вытекает вывод о том, что, если бы была сохранена эффективная система профилактики преступности, обвального роста ее количественно-качественных показателей, возможно, удалось бы избежать. С другой стороны, очевидно, что без постоянного анализа изменений преступности, в том числе ее основных причин, без учета существующей на данный исторический отрезок времени у правоохранительных органов стратегии и тактики борьбы с ней, без правильного понимания реальных социально-экономических и политических условий существования общества и состояния общественного правосознания, невозможно говорить о построении эффективной профилактической системы.

Понятно, что основным направлениям борьбы с преступностью должно стать не физическое противопоставление криминальному миру всего и вся, не однобокое и пря- молинейное усиление карательной политики, а многоуровневое воздействие на причины и условия преступности с одновременным пресечением процессов самодетерминации преступности, выявлением и пресечением деятельности идеологов преступного мира, ликвидацией преступных сообществ.

Ведущие правоведы России и Республики Узбекистан предлагают принять безотлагательные меры, включающие в себя пропаганду идей, лежащих в основе общепринятых человеческих ценностей и морально-этических норм, разъяснения опасности преступности и ее последствий, убеждения в возможности и необходимости достижения успеха в борьбе с ней с одновременным исключением случаев распространения преступной идеологии и субкультуры, во всяком случае через государственные средства массовой информации.

Указанные обстоятельства тем более важны, что в последние годы часть граждан, в том числе те из них, к чьему мнению прислушиваются многие, подавленные обвальным ростом преступности, агрессивностью и влиянием на массовое сознание граждан отдельных элементов преступной идеологии, высказывают идеи о возможном мирном сосуществовании с преступном миром, утопичности успешного и эффективного противостояния преступности на данном этапе общественного развития России и Республике Узбекистан, ссылаются при этом на зарубежный опыт.

Все это совсем не безобидно, как может показаться на первый взгляд. В свое время криминологи активно противостояли идее легализации теневых капиталов для финансового обеспечения предполагаемых рыночных преобразований, высказанной в начале 1990-х годов. Как известно, тогда к мнению криминологов не прислушались, в результате чего в скором времени образовалась экономика, к которой довольно часто прибавляют прилагательное «криминальная». Очевидно, что экономика, построенная на криминальные (теневые) капиталы, другой быть просто не может.

Так и сейчас утверждается, что в современных условиях построить эффективную систему профилактики преступности невозможно. Между тем, одна из задач проведенного сравнительного анализа состояния преступности в России и в Республике Узбекистан заключается в том, чтобы показать, что если в настоящее время самом серьезным об- разом не заняться этой крайне важной проблемой, то в скором времени само понятие социального контроля над преступностью покажется анахронизмом.

Как справедливо утверждает профессор В.В. Лунеев, общество должно уметь держать преступность на социально приемлемом уровне. Другое дело, что без стройной и эффективной системы профилактики этого сделать невозможно. В свою очередь, система профилактики преступности может быть эффективной, только если она базируется на точном и объективном анализе состояния преступности и тенденций ее развития.

§ 2. Правовое регулирование предупреждения в России и в Узбекистане Система профилактических мер представляет собой деятельность субъектов, наделенных полномочиями по борьбе с преступностью, путем предупреждения и пресечения преступных проявлений, реализации мер ответственности виновных в их совершении, возмещения причиненного вреда, а также осуществления контроля над реализацией указанных мер.

В своей совокупности элементы деятельности по предупреждению преступлений образуют специфическую систему регулирования общественных отношений.

В указанной выше системе принято выделять два уровня: первый уровень связан с применением социально-профилактических мер, второй - с индивидуальной профилактикой.

В свою очередь, первый уровень позволяет осуществлять социально-профилактические меры применительно к следующим элементам:

1) к отдельным видам преступлений и типам преступного поведения;

2) к сферам общественной жизни, в которой происходит формирование человека и складываются те или иные жизненные ситуации, детерминирующие преступное поведение человека;

3) к отдельным социальным группам населения, характеризующимся специфическими показателями (например, несовершеннолетние);

4) к отраслям производства и сферам деятельности, для которых характерны специфические криминогенные факторы (например, деятельность в области добычи нефти в России и хлопка в Узбекистане и банковская деятельность);

5) к некоторым территориальным зонам.

Второй уровень связан со следующими элементами индивидуальной профилактики:





1) с ранней или, как ее еще иногда называют, непосредственной профилактикой;

2) с предупреждением рецидива преступлений.

Разработка современной концепции криминологической профилактики возможна лишь в привязке к многоплановым ситуациям, характеризующим качественные и количественные признаки преступности. Это позволит донести до непосредственных исполнителей профилактических мер неординарность, многообразие тактических приемов, обеспечивающих оптимальный эффект упреждающих и блокирующих мер.

При этом под профилактикой понимается совокупность предупредительных мероприятий, направленных на сохранение и укрепление нормального состояния и положения дел в какойлибо области. Применительно к преступности речь, видимо, должна идти о нормальном, социально приемлемом уровне преступности.

В свою очередь, под предупреждением понимается, с одной стороны, уведомление об опасности, а с другой стороны, принятие мер, отвращающих от опасности.

Наконец, термин «бороться» означает «стремиться, уничтожать, искоренить что-либо»[1].

Все указанные смысловые значения необходимы и достаточны, когда речь идет о предупреждении преступности. Поэтому все указанные выше термины употребляются нами в качестве некоего единого составляющего, причем практически всегда как синонимы.

Как и всякая иная целенаправленная деятельность государственных органов и общественных организаций, отдельных должностных лиц и граждан, предупреждение преступности, ее отдельные направления и аспекты регулируются нормами права[2].

Право является эффективным.регулятором социального развития, всех общественных отношений, включая те, которые складываются в сфере предупреждения преступности. В нормах права аккумулированы принципы, идеалы, установки и позитивные традиции образа жизни, оказывающие значительное влияние на поведение людей[3]. Они определяют направления их деятельности, вводят в рамки цивилизованных отношений. Правовое регулирование упорядочивает процесс профилактики преступлений и других правонарушений, обеспечивает в этой сфере гарантии прав и свобод человека, оптимальное сочетание прав и интересов личности, общества и государства.

По мнению академика В.Н. Кудрявцева, «повышение качества действующих норм, их эффективности и научной обоснованности, приближение к потребностям социальноэкономического развития, углубления демократического порядка их формирования - в этом проявляет себя перестройка в сфере законодательства (это касается и области профилактики правонарушений). Правовая реформа связана прежде всего с повышением роли закона в жизни общества»[4].

Нормами различных отраслей права стимулируется социально полезное поведение людей, закрепляются такие общественные отношения, которые по своей сути противостоят преступности, устраняют действия ее причин и условий. Путем установления дозволений и другими способами нормы права вводят поведение людей в законопослушное русло и тем самым способствуют реализации антикриминогенного потенциала гражданского общества, его институтов. Воздействие на общественные отношения в сфере предупреждения преступности осуществляется также с помощью утверждения обязанностей физических и юридических лиц, органов государства, установления правовых запретов и юридической ответственности за противоправное поведение. В этом случае регулятивная функция права дополняется охранительной, что имеет важное значение для обеспечения эффективности предупредительных мер. Профилактическое воздействие оказывает также воспитатель- ная функция права, которая проявляется в направленности юридических средств на сознание и поведение людей, вырабатывает у них уважительное отношение к закону. Кроме указанных функций, право выполняет и сугубо служебную роль в этой сфере, которая заключается в том, что оно нормативно закрепляет оптимальный, соответствующий общественным потребностям и интересам порядок реализации мер предупреждения преступности на специально-криминологическом уровне: его задачи, виды, систему субъектов профилактики и их компетенцию, основные функции и методы работы.

Правовая основа предупреждения преступности имеет сложную структуру, включает в себя нормы различных отраслей права.

Важные положения, определяющие роль и значение предупредительной деятельности, ее содержание и направленность, обязательное соответствие принципам справедливости, гуманности, законности, содержатся в ряде международных правовых актов, признанных Россией и Узбекистаном: Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948 г.), Международном пакте о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (4 ноября 1950 г.), Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (10 декабря 1984 г.), Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (17 декабря 1979 г.), Конвенции о правах ребенка (20 ноября 1989 г.), Принципах эффективного предупреждения и расследования незаконных, произвольных и суммарных казней (24 мая 1989 г.), Мерах, гарантирующих защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни (25 мая 1984 г.), Минимальных стандартных правил обращения с заключенными (августа 1955 г.), Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (29 ноября 1985 г.). Анализ этих документов позволяет выделить главные принципы, на которых должна строиться предупредительная работа России и Узбекистана:

1. законность;

2. гуманность;

3. справедливость;

4. демократизм;

5. научная обоснованность.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.