WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 27 |

Коэффициент убийств в расчете на 100 тысяч населения за последние 6 лет составляет в среднем 31,9, что более чем в три раза превышает соответствующие показатели уголовной статистики США, в тридцать раз - статистики Великобритании и в 45 раз превышает показатели уголовной статистики Японии. При этом растет число убийств при отягчающих обстоятельствах и убийств, совершенных с применением оружия и взрывных устройств (что объясняется все большой доступностью оружия в связи с продолжающимися на территории страны военными конфликта- ми, ростом торговли оружием, хищений оружия и боеприпасов и т.д.)[8].

Все более тревожные процессы наблюдаются в динамике уличной преступности как в России так и в Узбекистане. Последовательно растет доля насильственных преступлений против личности, совершаемых с особой жестокостью, отчетливо проявляется тенденция ужесточения преступных действий при изнасилованиях. На фоне растущего числа потерпевших следует отметить заметное перемещение преступного насилия из сферы быта и досуга в сферу интересов организованных преступных сообществ, когда насилие все более становится универсальным средством разрешения не только межличностных и семейнобытовых конфликтов, но и решения экономических, политических и иных проблем. Не снижается количество и растет территориальная распространенность так называемых серийных убийств. Например, в России в 1995 году в суды было направлено 139 уголовных дел о таких преступлениях, в 1997 г. -156, в 1999 г. – 218[9].

Таким образом, преступность в России за последние 12 лет стабильно возрастала, и ей присущи следующие характерные признаки:

1) рост в геометрической прогрессии основных количественных и качественных показателей, особенно в первой половине 1990-х годов;

2) высокий уровень латентности, сопровождаемый избирательной регистрацией;

3) рост тяжких последствий в результате преступных действий;

4) качественное изменение социального портрета современного российского преступника;

5) проникновение элементов преступной субкультуры в повседневную жизнь;

6) международное сотрудничество преступников, особенно в рамках СНГ.

Что касается развития преступности за указанный период времени в Республике Узбекистан, то следует отметить следующие основные признаки:

1) преступность в Узбекистане также возрастала, однако рост ее основных количественных и качественных показателей не был обвальным;

2) стабильно высокий уровень латентности, связанный как с избирательностью при регистрации преступлений, так и с нежеланием граждан обращаться при совершении преступлений в отношении них к сотрудникам правоохранительных органов (надо заметить, что, в отличие от России, в Узбекистане всегда было сильно представление о том, что со своим обидчиком надлежит разобраться самому);

3) рост тяжких последствий в результате преступных действий (впрочем, меньший, чем в России);

4) качественное изменение социального портрета современного узбекского преступника;

5) отсутствие проникновения элементов преступной субкультуры в повседневную жизнь узбекского общества;

6) международное сотрудничество преступников, особенно в рамках СНГ.

Необходимо отдельно сказать о том, что и в России, и в Узбекистане кардинальным образом изменилась характеристика жертвы преступного посягательства. Главное при этом заключается в том, что жертвой преступного посягательства может стать любой человек независимо от социально-правового статуса и имущественного положения.

Отдельно следует сказать о тенденциях в развитии преступности в России в 2001-2002 годах.

Принято считать, что в последнее время в России наметилось направление в сторону стабилизации общественно-экономического положения, что, в свою очередь, отразилось и на состоянии преступности. Между тем, статистические данные никак не подкрепляют этот тезис. Можно было бы говорить о том, что улучшилась ситуация с регистрацией преступлений, о чем неоднократно и публично, и в кулуарах говорил министр внутренних дел России, однако тяжкая насильственная преступность (речь идет прежде всего об убийствах и умышленном причинении тяжких телесных повреждений) в последний год заметно возросла. Между тем, именно тяжкую насильственную преступность, как известно, труднее всего скрыть от регистрации. Собственно, и количество краж по сравнению с годом возросло на 12,6%. Следовательно, говорить о серьезных успехах в борьбе с преступностью в России за последние 2 года не приходится. Стабилизации в области профилактической деятельности не наблюдается.

Что касается ситуации с развитием преступности е Узбекистане за аналогичный период (2001-2002 годы), тс можно сказать, что в целом преступность медленно, но неуклонно растет. Положительным моментом является то, что темпы роста заметно снизились, отрицательным то, что этот рост стабилен и нет никаких оснований предположить, что ситуация в ближайшее время претерпит какие-либо существенные изменения. При этом стоит напомнить, что уровень латентности преступности в Республике Узбекистан, согласно данным экспертов и результатам наших собственных исследований, примерно такой же, как и в России.

В этой связи особую озабоченность вызывают данные о числе без вести пропавших граждан, а также данные о неопознанных трупах.

Хотя статистика жертв преступлений в отчетности правоохранительных органов России и Узбекистана практически отсутствует, очевидно, что ежегодно последствия насильственных посягательств так или иначе ощущают на себе сотни тысяч людей. Например, по данным ВНИИ МВД России, в 1999 году только общее число погибших и получивших телесные повреждения в результате преступлений составило 140 тысяч человек[10]. В докладе Генерального прокурора России на заседании Совета Федерации 15 мая 2002 года отмечалось, что от рук преступников только в 2001 году погибло 78 тысяч человек, еще тысячи пропавших находятся в розыске[11].



Следует отметить, что, как показывает практика, правоохранительные органы России и Узбекистана почти не используют меры профилактического характера, направленные на снижение насильственной виктимизации. Не случайно многочисленные социологические и криминологические исследования показывают, что все большее число граждан опасается стать жертвой преступлений, что уровень виктимизации остается недопустимо высоким, а уровень страха в обществе не снижается.

Изучение общественного мнения граждан по этой проблеме показывает, что огромное число граждан (по данным ВНИИ МВД РФ, до 45%) не обращаются в органы внутренних дел в связи с фактами преступных посягательств, при- чем удельный вес таких лиц постоянно растет. Это свидетельствует не только о растущей латентности такого рода посягательств, но и о продолжающемся отчуждении граждан от правосудия. Как показывают исследования латентной преступности, огромное количество тяжких и особо тяжких преступлений остаются без должного реагирования со стороны милиции. Поскольку в представлении граждан именно эти преступления являются наиболее опасными, «можно донять, почему недоверие граждан к милиции настолько высоко»[12].

Таким образом, проведенный сравнительный анализ показывает, что уровень самых распространенных корыстных и насильственных преступлений, непосредственно затрагивающих имущественные и личные интересы граждан, в России и в Узбекистане имеет устойчивую тенденцию к интенсивному росту. Более того, прогноз данных преступлений неблагоприятный. Традиционные меры уголовно-правовой борьбы с ней малоэффективны.

Дальнейший рост этих деяний с неизбежностью предопределит более жесткие формы социально-правового контроля за ними и, соответственно, более эффективные меры по их предупреждению.

Сравнивая латентность в России и в Узбекистане, целесообразным будет отметить, что латентная преступность представляет реальную, но скрытую или незарегистрированную часть фактически совершенных преступлений.

Фактическая преступность нередко многократно превышает преступность, о которой осведомлена уголовная юстиция, а известная ей преступность - ту ее часть, которая регистрируется и расследуется. Разность между учтенной преступностью и фактической и составляет латентную преступность. Она в некоторых странах, в том числе и в России, превышает зарегистрированную в 3-5, а по некоторым оценкам даже в 10 раз[13].

Масштабы латентной преступности в точности, как правило, не известны. Они определяются путем применения различных социологических, статистических и аналитических методик.

Приходится признать, что одной из устойчивых характеристик российской и узбекской преступности является высокий уровень ее латентности. Это относится, в частности, и к преступлениям против жизни и здоровья граждан, из которых тяжкие и особо тяжкие преступления традиционно относят к группе с наименьшей латентностью. В России при общем снижении преступности в 2000 году количество зарегистрированных убийств с покушениями выросло на 2,2% и достигло 31,8 тыс.

По некоторым международным исследованиям, незаявленные преступления составляют около 50% и более от фактически совершенных[14]. Так, в Узбекистане по отдельным видам деяний (например, изнасилования, незначительные хищения и др.) латентность может быть весьма высокой.

Незаявленные преступления, в основном, связаны с недоверием граждан и жертв преступлений к органам правопорядка, с неверием в способность правоохранительных органов раскрыть преступления и защитить заявителя, с нежеланием связываться с милицией, с опасением мести со стороны преступников, с нежеланием огласки факта посягательства, например, изнасилования, что характерно для Узбекистана, поскольку одной из причин является то, что замужество девушки в случае огласки будет затруднено.

Незарегистрированные преступления носят общемировой характер, но в силу исторических и иных причин они особо широко распространены в России и в Узбекистане. Так, в России общей уровень скрываемых правоохранительными органами преступлений оценивается в пределах 30% и более от заявленных[15]. По отдельным видам преступлений эти показатели колеблются еще в более широких пределах. Причин и поводов к фальсифицированному учету много: ложная демонстрация милицией и другими правоохранительными органами своей способности контролировать преступность, неспособность этих органов справиться с растущей преступностью, уход их от труднораскрываемых уголовных дел, кадровая и техническая неукомплектованность правоохранительной системы, слабая профессиональная подготовка сотрудников, широко распространенные злоупотребления и коррупция в системе юстиции и др.

Так, в этой связи с полной уверенностью можно сказать, что в сфере реагирования населения на преступления в этих государствах отмечаются весьма противоречивые процессы. В то же время нарастает и получает достаточно широкое распространение пассивность граждан.

Преступления становятся нередко все более «откровенными», совершаются при свидетелях, которые уже не рассматриваются преступником как помеха, как основание для отказа от совершения преступлений или переноса их на другое время, в другое место:





- все большее число граждан тем или иным образом контактируют с лицами, совершающими преступления, входящими в преступные группировки (члены семьи, соседи, знакомые, друзья по досугу и др.);

- значительная часть фактических потерпевших предпочитала защищать свои нарушенные интересы путем расправы с обидчиком помимо закона (либо лично, либо с привлечением третьих лиц, в том числе и на основе найма);

- все чаще фиксируются стремления граждан лично расправиться не только с лицами, совершающими преступления, но и с теми, кто нарушает нормы поведения, принятые в предпринимательской деятельности, в определенных социальных кругах. При этом с законом конкурируют специфические групповые, клановые нормы поведения (например, в Узбекистане, предприниматель, не выполнивший свои обязательства, предусмотренные даже устным договором, может быть по инициативе оппонентов «приглашен» в так называемую «чайхану» для встречи с лидером какой-либо преступной группировки. Для предпринимателя отказ от «приглашения» чреват негативными последствиями, а для оппонента более эффективен, нежели контакт с правоохранительными органами) и т.д.

Криминологические исследования свидетельствуют, что существует весьма значительный разрыв между количеством реально совершенных в сфере экономики преступлений и сведениями о них. К категории латентных сегодня относится до 70-80% преступлений в сфере экономики, в том числе до 95% взяток и всех видов хищений, т.е. престу- плений против собственности. Выявлять скрытые преступления против собственности довольно сложно, ведь механизм образования латентности многообразен, и тенденция к латентности также свойственна преступности в целом, как стремление скрыть совершенное преступление свойственно отдельному преступнику.

Латентность преступлений против собственности, как и латентная преступность в целом, имеет двоякую природу. С одной стороны, латентная преступность в сфере посягательств против собственности имеет место там, где об ее обнаружении и уголовном преследовании не проявляют заботу соответствующие лица: потерпевшие, виновные, либо причастные к ней лица, т.е. те, кто непосредственно вовлечен в сферу уголовно-правовых отношений либо располагает информацией о совершенном преступлении (естественная латентность).

Значительное место в структуре факторов, детерминирующих латентность преступлений, принадлежит поведению потерпевшего лица, жертвы преступления. Разумеется, несообщение или несвоевременное сообщение потерпевшим в соответствующие официальные органы о преступлении создает значительные дополнительные трудности в деле установления преступления и изобличения преступника. Мотивами, сдерживающими потерпевших сообщить о случившимся, могут быть самые различные побуждения.

В числе причин латентной преступности необходимо указать и на проблему кризиса доверия определенной части населения к правоохранительным органам. Такое негативное отношение в немалой степени вызвано сенсационными публикациями в печати о недостатках и злоупотреблениях среди сотрудников милиции, суда и прокуратуры. Но главная причина кризиса доверия кроется в качестве работы самих правоохранительных органов по предупреждению и раскрытию преступлений, защите прав и законных интересов граждан.

Анализ показывает, что многие потерпевшие не сообщают в органы внутренних дел о преступлениях из-за незначительности нанесенного ущерба и неудобств процедурного характера. Это относится прежде всего к таким видам преступлений, как кража личного имущества в незначительных размерах, мошенничество, т.е. к преступлениям, к которым, учитывая их повседневность, часть населения привыкла и не обращает внимания на их противоправный характер.

В Узбекистане среди причин высокой латентности отдельных видов корыстных преступлений следует назвать избирательность и точный расчет преступников в выборе объекта посягательства. Объектом посягательства в этих случаях становятся лица, которые в силу небезупречноети своей репутации или предосудительности поведения не заинтересованы в огласке преступления. При этом преступники заведомо знают, что жертва их преступления не будет обращаться в милицию по поводу вымогательства, разбоя, грабежа или кражи. И надо отметить, что в большинстве случаев потерпевшие так и поступают. Это объясняется тем, что жертвы опасаются не столько преступников, сколько правоохранительных органов, которые могут установить незаконные источники приобретения изъятых у них ценностей. Вследствие этого такие потерпевшие считают, что подача заявления может причинить им больше зла, чем ущерб, причиненный преступлением.

Одним из наиболее важных факторов латентности преступлений, имеющих непосредственное отношение к поведению свидетелей, а также потерпевших, является отсутствие процессуального механизма обеспечения безопасности лиц, содействующих правосудию. Защита свидетелей в настоящее время одна из острых социальных, правовых, организационных и финансовых проблем, Зачастую потерпевшие, будучи осведомленными о преступной деятельности группировок, боясь расправы, не обращаются в правоохранительные органы. Имеются многочисленные факты, когда, согласно оперативным данным, причастными группировками совершались кражи, грабежи и вымогательства, однако официальных заявлений или сообщений об этом не поступало.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.