WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |

Мы также пытаемся установить соответствие между числом членов парламента и количеством людей в избирательных округах.

Мы попытаемся найти этот баланс.

Вопрос (Т. Семенов, Российская Федерация) Существует, на Ваш взгляд, общая тенденция перехода к пропорциональной системе Как много стран уже перешли на пропорциональную систему Ответ Партийная система в Великобритании очень сильная. У нас иногда встречаются независимые члены парламента, но это очень редко. Что касается партийных списков, британцы голосуют за члена партии, потому что у них в основном нет выбора. Но часто избиратели не принадлежат партии, и здесь возникает вопрос по поводу этих партийных списков. Например, в Шотландии в 1999 году была дискуссия на местном уровне: хотят ли шотландцы голосовать за партию в таком виде, в котором она представлена В настоящий момент, как правило, избиратель не обязательно хочет голосовать за партийных кандидатов. Поэтому нам не совсем понятно, как эта система работает, и работает ли этот механизм должным образом. Я думаю, что сейчас люди просто не готовы к каким-либо конституционным изменениям.

Вопрос (И. Скотти, Италия) Вы говорили о референдуме. Вы голосовали за альтернативное голосование. Но это не пропорциональная система. Существует ли какая-то дискуссия о настоящей пропорциональной системе Ответ Это хорошая точка зрения. И мы говорим о том, что большинство партий выступает против любой формы пропорционального представительства. Когда коалиционное правительство было сформировано, консерваторы не хотели, чтобы либеральные демократы присутствовали в правительстве.

У нас постоянно идет дискуссия между использованием системы альтернативного голосования и представительного пропорционального голосования. Всегда существовали люди, которые голосовали за пропорциональную систему, и которые сейчас проголосовали за альтернативное голосование. Но пропорциональное голосование не получило большой поддержки.

2 сессия (26 мая). Представительство местных и региональных интересов и интересов меньшинств через Сенат и с помощью других парламентских механизмов Сенат Бельгии в федеративном государстве.

Представительство сообществ в Парламенте Андрэ Резохази, Сенат Бельгии / советник юридического отдела, корреспондент ЕЦПИД Для начала я хотел бы сказать несколько слов о концепции, которую, я думаю, все хорошо знают, во всяком случае, те коллеги, которые занимались изучением федерализма, – это принцип участия.

Сенат в федеративном государстве является местом, где собираются представители субъектов этой федерации. Таким образом, сенат дает возможность регионам быть представленным в парламенте, участвовать в разработке федеральных законов. Это важнейший принцип любого федерализма. Итак, вопрос, который я хотел бы сейчас рассмотреть, – это то, каким образом бельгийский Сенат может (и может ли он вообще) обеспечить принцип участия. То есть, могут ли регионы Бельгии участвовать в деятельности федерального парламента.

Итак, прежде чем перейти к моему вопросу, я хотел бы сделать очень важное предварительное замечание, ввиду того, что любой сенат, любая вторая палата является атипической конструкцией, что во многом отличает его от нижней палаты – палаты депутатов, хотя их и можно сравнивать. И это касается как законопроектов, так и полномочий. С другой стороны, один сенат значительно отличается от другого, потому что сенат – это институциональное выражение своеобразия страны. То есть в каждой стране, в каждом федеративном государстве сенат атипичен, т.е. имеет свои особенности, специфику.

Теперь переходим к сути вопроса. В политических науках Бельгия квалифицируется как комплексное и гетерогенное общество.

В Бельгии существует многонациональный, этнокультурный федерализм.

Брюссель - двуязычная столица, где проживает около миллиона жителей, которые говорят как на французском, так и на голландском языках. Вдоль границы между Фландрией и Валлонией, конечно же, есть смешанные коммуны, где население перемешалось:

фламандские, где есть меньшинство франкоговорящих; и коммуны франкоговорящие с фламандским меньшинством. Все это – составляющие внутриполитической проблемы Бельгии.

Брюссель - город, где сегодня живет 30 процентов иностранцев, их родной язык и не французский, и не голландский. И Брюссель, вероятно, становится городом-регионом, метрополией, полноценным регионом.

Начиная с 70-х годов, Бельгия постепенно превращалась в федеративное государство. Федеративные единицы мы называем сообщества и регионы. Интересно отметить, что эта трансформация от унитарной к федеральной системе осуществлялась постепенно, точно так же как процесс европейской интеграции. То есть мы наблюдаем два параллельных процесса, которые, может быть, оказывают друг на друга взаимное влияние.

По сути бельгийское общество биполярное или дуалистическое.

Иначе говоря, бельгийцы существуют в двух сообществах: во фламандском (около 6 миллионов жителей) и французском (4 миллиона жителей). Вся история Бельгии - институциональная история, история ее политических институтов. Бельгийские институты отражают в основном конфликты между этими двумя составляющими, между двумя сообществами – фламандским большинством и франкоговорящим меньшинством. Таким образом, бельгийский федерализм характеризуется биполярностью.



Это важно, потому что эта биполярность находит отражение в политических институтах и политической жизни. То есть, в Бельгии уже больше нет национальных политических партий, с ними покончено. Начиная с 70-х годов, все политические силы разделились на две части: существуют две социалистические партии, две демократические, две партии христианских демократов, две экологические партии. Иначе говоря, каждая партия существует в двух вариантах: франкоговорящем и голландском.

И Конституция отражает тот факт, что Правительство создается на паритетной основе: половина министров говорит на французском, половина - на голландском языке. Так же, в парламенте существует группа франкофонов и группа фламандцев.

Это учитывается при принятии важных законов, в ситуации, когда вероятна напряженность между фламандцами и франкофонами, наша Конституция предусматривает двойное большинство. Необходимо получить не только большинство голосов в каждой палате парламента, квалифицированное большинство, но необходимо добиться большинства среди франкоговорящих депутатов и фламандцев. Это, очевидно, система защиты франкоговорящего меньшинства.

Итак, как я уже говорил, политическая наука интересуется не только бельгийским феноменом, но также биполярным федерализмом. И я нашел статью одного испанского политолога и юриста Мигеля Херрера Доминиона, который уже в 1975 году провел анализ нескольких биполярных государств: Кипра (на определенном этапе), Пакистана, Мали, если я не ошибаюсь, островов Фиджи, а также Бельгии.

Теперь я перехожу непосредственно к сути вопроса: положению Сената в Бельгии. Дело в том, что, по мнению политолога Мигеля Херрера, биполярное федеративное государство должно иметь только одну палату парламента. Институциональное решение – это однопалатный парламент, а не двухпалатный, ввиду того, что когда в более демократичной палате, Палате представителей, нижней палате парламента, вы применяете правило большинства, то автоматически так или иначе вы попадете в ситуацию, когда одно сообщество будет доминировать над другим.

И если мы будем систематически применять в Бельгии правило большинства, то очевидно, что фламандское большинство сможет навязать свою волю франкоговорящему меньшинству. Таким образом, политолог делает вывод, что демократическая палата здесь не работает и таким образом, единственное институциональное решение – это одна единственная палата с двумя составляющими, с двумя лингвистическими группами, обладающими полномочиями. И таким образом, анализируя исторические примеры, он предлагает три решения. Первое – это механизм сверхпредставительства, когда меньшинство имеет большее представительство для того, чтобы сбалансировать систему. Второе решение- это косвенные выборы, непрямые выборы. И третье - бельгийская система – это система с двумя большинствами, то есть голосование происходит в парламенте, но среди обеих языковых групп.

Итак, однопалатный парламент с двумя составляющими не был создан в Бельгии, и Бельгия сохранила двухпалатную систему.

Почему Я думаю, потому что избиратели захотели, чтобы была одна палата — демократическая палата, где находятся депутаты, которых избирают напрямую, которые представляют нацию и которые легитимны с точки зрения демократии. Но, если есть одна палата, которая имеет две составляющие, то неизбежно начнется такой процесс, который повлечет за собой разрыв между двумя сообществами, и в Бельгии этот процесс может быть очень опасен.

Есть и другие конфликты и расхождения: очень сильная разница между религиозными людьми и светскими с точки зрения философии, между правыми и левыми, существует социально-экономическое неравенство и другие.

Поэтому я думаю, что наличие Палаты представителей и Сената оправдано. Так, существует палата народных представителей, у нас 150 депутатов, которые избираются в 11 избирательных округах.

Теперь мы переходим к Сенату. Сенат состоит из 71 сенатора, разделенных на три категории. 40 сенаторов избираются прямым всеобщим голосованием (25 – от фламандского населения и 15 – от франкоговорящего). 21 сенатор – от сообществ, направляются парламентами сообществ (фламандский парламент выбирает сенаторов, франкофоны – 10 сенаторов и один парламент небольшого германоговорящего меньшинства выбирает одного сенатора). Эти две группы кооптируют еще 10 сенаторов. Вывод можно сделать такой, что из 71 сенатора только 21 из них действительно представляет палаты сообществ. По сути, сенат не выполняет свои функции федерального совета, то есть такой палаты, где встречаются интересы различных общин.

Я заканчиваю свое выступление. Хотел бы сказать, что относительно идей этого испанского политолога можно высказать три критических замечания. Во-первых, в системе, где мы все вращаемся вокруг конфликта между общинами, нет места для полноценного представления на национальном уровне. Второе критическое замечание – это то, что Сенат должен быть той федеральной палатой, которая состояла бы из представителей сообществ. И третье критическое замечание – это то, что в Бельгии есть не только фламандцы и валлоны, но есть германоговорящее население, есть Брюссель, который становится городом-регионом. И как брюссельцы, так и германоговорящее население, также имеют право на то, чтобы быть представленными в федеральном парламенте. То есть ограничивать представительство федеральных единиц только лишь франкоговорящей общиной и фламандской – этого недостаточно, поскольку бельгийская реальность гораздо сложнее, чем только лишь противостояние этих двух общин.





Вопрос (С. Василуоне, Греция) Какова разница между ролью сенаторов фламандского и французского сообщества, которые представляют собой два этнических большинства Ответ Нет различия, все сенаторы выполняют одни и те же функции.

Еще одной причиной того, что бельгийский сенат не играет какой-то особой роли для представительства общин, мне кажется, является то, что если бы мы хотели Сенат сделать федеральным, то сенаторам общины мы должны были бы дать соответствующие полномочия, а именно полномочия представительства, связанные с вопросами общин.

Вопрос (К. Лоуренс, Великобритания) Сенаторы, которые являются представителями общин, действуют так же, как те, кто был избран напрямую Или у них другие функции Ответ К несчастью, нет. В политологии у нас есть так называемый парадокс Мэдисона, который состоит в том, что мы рассчитываем именно на сенаторов, как на членов федеральной палаты, а не на представителей федеральных объединений.

Бельгийские сенаторы действуют иначе, чем другие сенаторы.

Несколько лет назад был проведен ряд исследований и сделан вывод, что поведение всех сенаторов в процессе обсуждения проектов законов одинаково.

Вопрос (Г. Сотирелис, Греция) Как Вам кажется, направляется ли Бельгия по пути нетипичной конфедерации Возможно, она стремится к такому организационному варианту. Думаете ли вы, что она символизирует собой Европейский союз, потому что тут не совсем федерация.

Ответ Этот вопрос часто задается в Бельгии, и мы понимаем, что нового тут ничего нельзя сказать. Когда мы говорим о федерализме, о конфедерализме – это всего лишь концепт. Сегодня Бельгия уже действительно в какой-то степени является конфедерацией. В этом нет никаких сомнений, потому что я уже говорил о двуполярной системе. В правительстве есть франкофоны и фламандцы. В парламенте есть два типа депутатов: франкофоны и фламандцы.

Поэтому все решения конституционного суда всегда принимаются именно из расчета: 50 на 50.

Бельгия уже действительно конфедерация в какой-то степени.

Но это концепт. Нет разницы, нет четкой границы между федеративным и конфедеративным принципами. По моему мнению, ситуация схожа с общеевропейской.

Вопрос (Р. Трэвис, Швеция) Можно сказать, что в других частях Европы идеология и политическое мышление о том, как организовать общество, в итоге пришли к торжеству региональных интересов. Поэтому, наверное, если вы возьмете Европейский парламент, то эти люди из разных стран, но они все объединяются в какие-то партии по идеологии, желаниям и географическому принципу. Такая линия, такая организация, триумфально шествует. Есть какая-то реальная политика, какое-то будущее для бельгийского государства именно в этом разрезе, в этом аспекте Ответ Как я сказал в своем выступлении, разногласия общин в Бельгии – это больше чем просто разногласия. Более того, есть и другие виды расхождений. Для Бельгии это особенно характерно. Есть идеологические разногласия: левые-правые. Есть религиозные противоречия: католики - светское население. Есть противоречия, которые носят этический характер, эвтаназия, например. И тут исчезает вопрос разногласий между общинами, поскольку возникает этический вопрос. Таким образом, очевидно, что за пределами противостояния франкофонов и фламандцев есть и другие вопросы, в том числе политического толка. Например, экология. Франкофоны и фламандцы всегда работали вместе над вопросами экологии, потому что экологические интересы всегда стоят выше политических.

Представительство интересов земель Германии через Бундесрат Клаус Коггель, Бундесрат Германии / руководитель секретариата Комитета по правовым вопросам Бундесрата Германии и Посреднического комитета Бундестага и Бундесрата Прежде всего, благодарю вас за приглашение на эту конференцию, за возможность представить вам немецкую модель и рассказать о функционировании немецкого Бундесрата.

Бундесрат – это один из пяти федеральных органов в соответствии с Конституцией Германии. В нашей стране есть Федеральный президент, господин Вульф, Федеральное правительство, которое возглавляет Федеральный канцлер госпожа Меркель, Федеральный конституционный суд и два парламентских органа – Бундестаг, выборы в который производятся каждые четыре года, и Бундесрат.

Задачи Бундесрата определены в Конституции. В ней, в частности, говорится о том, что земли участвуют в федеральном законотворческом процессе по проблемам, касающимся управления федеральными землями, и вопросам, связанных с Евросоюзом.

Германия разделена на 16 федеральных земель. В каждой из этих земель имеется свое правительство, свой парламент, своя конституция. И все 16 земель объединены в Федеративной Республике Германия.

Какова же функция Бундесрата Прежде всего, Бундесрат – это второй парламентский орган вместе с Бундестагом. И он представляет интересы немецких земель, ставя их выше интересов федерации и Евросоюза. Это есть некое противостояние Бундестагу, своеобразный противовес с функцией контроля. Его задачи определены Конституцией Федеративной Республики.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.