WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 43 |
Р О С С И Й С К А Я А К А Д Е М И Я Н А У К ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОЛОГИИ, СРАВНИТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ ЯЗЫКОВ И ЛИТЕРАТУР ИНДОЕВРОПЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ И КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОЛОГИЯ – XI Материалы чтений, посвященных памяти профессора Иосифа Моисеевича Тронского 18–20 июня 2007 г.

Санкт-Петербург Нестор-История 2007 УДК 80/81 ББК 81.2 И 60 ИНДОЕВРОПЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ И КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОЛОГИЯ-XI (чтения памяти И. М. Тронского). Материалы международной конференции, проходившей 18–20 июня 2007 г.

/ Отв. редактор Н. Н. Казанский. СПб.: Нестор-История, 2007. – 338 с.

ISBN 978-594047-219-3 Редколлегия: Н. Н. Казанский (отв. редактор), Ал. Вл. Андреев, А. В. Грошева, Е. Р. Крючкова.

Утверждено к печати Институтом лингвистических исследований РАН Конференция проводится в рамках постоянно действующей Школы индоевропейского сравнительно-исторического языкознания при ИЛИ РАН ИЗДАНИЕ ПОДГОТОВЛЕНО ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ОТДЕЛЕНИЯ ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК РАН, РГНФ – грант № 06-04-00471а «Модели описания диахронических процессов и проблемы индоевропейского сравнительного языкознания», гранта № НШ-4517.2006.6 Президента РФ «Школа индоевропейского сравнительно-исторического языкознания» (рук. Л. Г. Герценберг, Н. Н. Казанский) и Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям» ISBN 978-594047-219-3 © Коллектив авторов, 2007 © ИЛИ РАН, 2007 9 785940 472193 Ал. Вл. Андреев 3 Ал. Вл. Андреев Прелестный уголок 1. В своем комментарии к роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин» В. Набоков указывает на лирику Горация, как на возможный источник для начальных строк второй главы романа: Деревня, где скучал Евгений, / Была прелестный уголок – ср. ille terrarum mihi praeter omnis / angulus ridet (Horat., Carm., II, 6, 13–14). Набоков также добавляет, что «Пушкину предстояло вернуться к теме «уголка» двенадцать лет спустя в своей восхитительной элегии, посвященной Михайловскому».2. Слово «уголок» в значении «уединенное, удаленное от цивилизации место» (противоп. большой город, столица) появляется в русской литературе задолго до Пушкина: Пожалуйте мне в стране сей, обширной толико, / некий угол земли… (В. К. Тредиаковский, Телемахида); О времена! О нравы! О божественная философия! В какой угол земли ты сокрылась (П. А. Пельский, Кум Матвей или Превратности человеческого ума); …тот угол света, где можно быть единственным господином над собою и над полем своим (П.И. Шаликов, Другое путешествие в Малороссию); О совесть! Добрых душ последняя подруга! / Где уголок земного круга, / Куда бы ни проник твой глас (И. Дмитриев, Совесть).

3. Несмотря на то, что нам удалось обнаружить контексты, позволяющие возводить слово «уголок» в указанном значении именно к лирике Горация (ср.: Нет! Злату не бывать души моей кумиром; / Мои желанья: скромно жить/ Не с завистью, с сердечным миром, / и счастье в уголку Сабинском находить. – И. Дмитриев), мы считаем необходимым отметить и возможное влияние французской литературы эпохи классицизма. В первую очередь речь идет о Н. Буало, который вводит в западноевропейскую литературу тему бегства поэта из столицы и противопоставление: столица деревня, природа (Сатира I).

4. Поэты круга общества «Арзамас», желая ориентироваться на нормы классической европейской литературы, считали Набоков В. В. Комментарий к роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин». СПб, 1998. С. 218.

Прелестный уголок Н. Буало одним из главных авторитетов европейской поэзии2.

В. Л. Пушкин, К. Н. Батюшков, молодой А. С. Пушкин пишут целый ряд стихотворений, которые можно считать подражаниями текстам Буало. Батюшков переводит 1-ую Сатиру французского поэта. В этом, правда недословном, переводе, также появляется слово «уголок» в разбираемом значении: Бежать от должников, бежать из всех мне ног / И в тихом уголке надолго притаиться. / Ах, если б поскорей найти сей уголок!.. (ср. также другие стихотворения Батюшкова: А я так дом хочу купить / И в нем тихохонько с женою век прожить / Под сенью отчего пената. / Землицы уголок не будет лишний нам: / От детства я любил ходить за виноградом, / Водиться знаю с стадом… – Странствователь и домосед; Что в громких пеньях мне Доволен я мечтами, / В покойном уголке тихонько притаясь… – Послание к Н. И. Гнедичу). Еще чаще «уголок» встречается в юношеской лирике А. С. Пушкина (Приветствую тебя, пустынный уголок, / Приют спокойствия, трудов и вдохновенья, / Где льется дней моих невидимый поток / На лоне счастья и забвенья. – Деревня; Блажен, кто на просторе / В укромном уголке / Не думает о горе… – Городок; …Найти нетрудно нам красивый, светлый дом,/ Где, больше не страшась народного волненья, / Под старость отдохнем в тиши уединенья, / И там, расположась в уютном уголке, / При дубе пламенном, возженном в камельке… – К Лицинию; …И мирный неги уголок / Ночь сумраком одела, / В камине гаснет огонек, / И свечка нагорела… – Мечтатель; Не лучше ли в деревне дальней, / Или в смиренном городке,/ Вдали столиц, забот и грома, / Укрыться в мирном уголке, / С которым роскошь незнакома, / Где можно в праздник отдохнуть! – Послание к Юдину; Взглянув когданибудь на тайный сей листок, / Исписанный когда-то мною,/ На время улети в лицейский уголок / Всесильной, сладостной мечтою. – В альбом Пущину). Финальный монолог Чацкого (и по смыслу, и по пафосу напоминающий 1-ую Сатиру Буало) также заканчивается словами: …пойду искать по свету, / где оскорбленному есть чувству уголок! 5. В лирике Горация слово angulus встречается еще один раз в значении «укромный уголок (как место свиданий)»: nunc et Томашевский Б. В. Пушкин и Буало // Пушкин в мировой литературе.



Л., 1926. С. 29; Песков А. М. Буало в русской литературе XVIII – первой трети XIX века. М., 1989. С. 59–67.

Ал. Вл. Андреев latentis proditor intumo / gratus puellae risus ab angulo / pignusque dereptum lacertis / aut digito male pertinaci (Horat., Carm., I, 9, 21– 24). Как кажется, слово «уголок» в таком значении также может быть обнаружено в лирике начала XIX века: Блажен, кого под вечерок/ В уединенный уголок / Моя Людмила поджидает/ И другом сердца назовет… (А. С. Пушкин, Руслан и Людмила);

Или ваш батюшка с мадамой, за пикетом, / Мы в темном уголке, и кажется, что в этом. /Вы помните вздрогнём, что скрипнет столик, дверь... (А. С. Грибоедов. Горе от ума). Наиболее интересным представляется смешение двух различных, но восходящих в конечном счете к лирике Горация, значений слова «уголок» в едином контексте: И ты, моя Лилета, / В смиренный уголок / Приди под вечерок / Тайком, переодета! (К. Н. Батюшков, Мои пенаты).

К вопросу о синтаксисе латинских числительных...

Е. В. Антонец К вопросу о синтаксисе латинских количественных числительных больше тысячи I. Синтаксису количественных числительных в существующих грамматиках латинского языка уделяется мало места. В большинстве грамматик о синтаксисе mlle говорится лишь, что иногда это числительное выступает в синтаксической роли существительного, а иногда – в роли прилагательного1. В некоторых грамматиках к этому прибавляется, что числительные, кратные тысяче, всегда функционируют как существительные2.

Ни у Соболевского, ни у Боровского и Болдырева, ни у Вудкока не сообщается о том, каков синтаксис числительных, не кратных тысяче (например, 2100, 3340). Разъяснения по этому поводу можно найти в грамматике Кюнера-Штегманна, где дается следующее правило: если за множественным числом mlia следует меньшее числительное и соответствующее существительное стоит не после mlia, а после меньшего числительного, то это существительное не зависит от mlia, а согласуется с меньшим числительным («стоит в том падеже, какого требует конструкция предложения»). Кюнер приводит (не указывая источников) такие примеры: tria milia hominum et quingenti или tria milia et quingenti homines; duo milia quadringenti octoginta unus homines3. Проведенное исследование классической прозы показало, что почти все эти положения нуждаются в уточнениях и исправлениях, которые можно суммировать следующим образом.

II. Числительное mlle тысяча обычно выступает в функции несклоняемого прилагательного, например:

С. И. Соболевский. Грамматика латинского языка. Часть первая (теоретическая). Морфология и синтаксис. Изд. 3-е, просмотренное.

М., 1948. § 183.

Я. М. Боровский, А. В. Болдырев. Учебник латинского языка для гуманитарных факультетов университетов. Изд. 4-е, доп. М., 1975.

§ 141; E. C. Woodcock. A New Latin Syntax. London, [1959] (= 1999).

§ 77, 1.

R. Khner, C. Stegmann. Ausfhrliche Grammatik der lateinischen Sprache. Zweiter Teil: Satzlehre. Erster Band. Hannover, 1988. § 121, 2.

Е. В. Антонец exercitum a. d. VI Kal. Mai. Rhodanum traieci magnis itineribus, Vienna equites mille uia breuiore praemisi (Planc.

fam. X, 9, 3).

В то же время у авторов классической эпохи весьма часто числительное mlle фигурирует в роли существительного, требующего при себе несогласованное определение в родительном падеже. Случаи такого употребления встречаются у Цицерона и Непота:

ante fundum Clodi quo in fundo propter insanas illas substructiones facile hominum mille uersabatur ualentium... (Cic.

Mil. 53, 3-5) (cuits) mlle msit mltum (Nep. Milt. 5, 1), но особенно часто они представлены у Ливия, который допускает при mlle как ту, так и другую конструкцию в одинаковых синтаксических позициях:

(в качестве подлежащего) Hispani quoque, paulo minus mille homines... ad consulem transtulerunt signa (Liv. XXIV 42, 8) iam mille armatorum ceperant partem (Liv. XXV 24, 2), (в качестве прямого дополнения) decem turmas equitum et mille pedites misit (Liv. XXXIII 7, 4) mille Macedonum eo miserat (Liv. XXXIII 14, 4), (с предлогом cum) cum mille mercennariis militibus... et duobus milibus Argiuorum Lacedaemonem ad Nabim uenit (Liv.

XXXIV 29, 14) missus extemplo Athenas est C. Claudius Cento cum uiginti longis nauibus et mille militum (Liv. XXXI 14, 3); L. Scipionem fratrem cum decem milibus peditum, mille equitum ad oppugnandam opulentissimam in iis locis urbem – Orongin barbari appellabant – mittit (Liv. XXVIII 3, 2) 4.

В тех случаях, когда mlle выступает в функции существительного, относящееся к нему согласованное определение или Другие примеры конструкции mlle + gen.:

mille iugerum agri cum filio possideret (Liv. VII, 16, 9); mille carpentorum scripsere fuisse (Liv. X, 30, 4); Hasdrubal cum octo milibus peditum, mille equitum... iter ad mare conuertit (Liv. XXI 61, 2); itaque misisse mille sagittariorum ac funditorum (Liv. XXII 37, 8); paulo minus mille equorum (Liv. XXIII 49, 11); prius mille hominum uallum intrasse quam quisquam sentiret (Liv. XXIV 40, 12); mille admodum hostium utraque pugna occidit (Liv. XXVII 30, 3).





К вопросу о синтаксисе латинских числительных...

именная часть сказуемого ставится в среднем роде единственного числа:

ad mille hominum cum Ti. Sempronio Blaeso quaestore amissum (Liv. XXII 31, 7) plus mille hominum captum cum sex et triginta militaribus signis (Liv. XXIV 41, 10).

III. Числительное mlia (во мн. ч.) рассматривается как cуществительное и соединяется с родительным падежом существительного в том случае, если числительное состоит из целого числа тысяч: decem mlia cuium (Cic. Verr. II, 163), duodecim mlia tunicrum (Liv. XXIX 36, 3), quadrgint mlia sctrum (Liv. VII 37, 16), cum equtum quattuor mlbus (Planc. fam. X 15, 3).

Определение или именная часть сказуемого при mlia, когда речь идёт о целом числе тысяч, в подавляющем большинстве случаев ставится в среднем роде множественного числа:

supra septem milia hostium caesa (Liv. III 31, 4).

Тем не менее иногда согласование происходит по роду зависимого от mlia существительного, например:

decem et sex milia peditum more Macedonum armati fuere, qui phalangitae appellabantur (Liv. XXXVII 40, 1).

IV. В случае, если числительное больше 2000 состоит из тысяч и чисел меньших разрядов (сотен, десятков, единиц) и в его составе присутствуют склоняемые компоненты, эти склоняемые компоненты ставятся в том роде, к которому принадлежит существительное, зависящее от mlia: caesa ib hostium duo mlia quadringent (Liv. X 46, 12) там было убито две тысячи четыреста неприятельских солдат; capturum recepta septem mlia et quadringent (Liv. X 20, 15) было вызволено семь тысяч четыреста пленных; cnsa cuium capta centum quattuor mlia septingenta quattuordcim dcuntur (Liv. III 3, 9) говорят, по переписи насчитывалось сто четыре тысячи семьсот четырнадцать душ.

V. Синтаксическая конструкция при составных числительных больше 2000 возможна двоякая: либо, как в случае с целым числом тысяч, существительное зависит от числительного и ставится в родительном падеже: duo mlia homnum et qungent (Liv. III 15, 5); либо числительное приобретает синтаксическую роль прилагательного и его изменяемые компоненты согласуются с существительным: duo mlia qungent homns (Liv. VIII 16, 14).

Е. В. Антонец У Ливия обе конструкции как равноправные встречаются в одинаковых ситуациях:

(подлежащее) ad duo milia hominum et quingenti...

Capitolium... occupaure (Liv. III 15, 5) ad quattuor milia et quingenti pedites equitesque... peruenre (Liv. XXII 54, 1) (прямое дополнение) Fabius... quattuor milia et quingentos Perusinorum occidit (Liv. X 31, 3) quattuor milia et quingentos equites armauit (Liv. XXVIII 12, 13) При согласовании сложного числительного больше 2000 с именной частью составного сказуемого употребительны три конструкции.

(1) Именная часть сказуемого согласуется со словом mlia и ставится в среднем роде множественного числа, а существительное при этом стоит в родительном падеже:

captiuorum recepta septem milia et quadringenti (Liv. X 20, 15) caesa ergo Samnitium sedecim milia trecenti, capta duo milia septingenti (Liv. X 31, 7) ibi capta armatorum duo milia nongenti (Liv. X 15, 6) (2) Именная часть сказуемого согласуется с входящим в состав числительного изменяемым компонентом (чаще всего это – обозначение сотен), а существительное при этот ставится также в родительном падеже:

septem milia octingenti hostium occisi, duo milia et centum uiginti capti (Liv. X 19, 22) Samnitium caesi tria milia ducenti, capti quattuor milia septingenti (Liv. X 34, 3) duo milia octingenti Etruscorum caesi (Liv. X 37, 2) (3) Числительное выступает в роли прилагательного, существительное ставится в требуемом по смыслу падеже (обычно именительном), а изменяемые компоненты числительного (обозначения сотен) и именная часть сказуемого согласуются с существительным:

quadraginta quinque milia quingenti pedites, duo milia septingenti equites... caesi dicuntur (Liv. XXII 49, 15) duo milia et quingenti Mysi sagittarii his adiuncti erant (Liv.

XXXVII 40, 8) Кроме того, встречаются смешанные случаи:

caesa ibi hostium milia quadringenti, minus duo milia capti (Liv. X 46, 12) К вопросу о синтаксисе латинских числительных...

duodecim milia hostium caesa, Sardorum simul Poenorumque, ferme tria milia et septingenti capti (Liv. XXIII 40, 12) VI. Особо следует отметить, что не только единственное число mlle, но и множественное число mlia, могут, вопреки устоявшемуся представлению, выступать в синтаксической роли несклоняемых прилагательных: ad quattuor milia et quingenti pedites equitesque (Liv. XXII 54, 1); duo milia septingenti equites (Liv. XXII 49, 15); duo milia et quingenti Mysi sagittarii (Liv.

XXXVII 40, 8).

Д. Е. Афиногенов Д. Е. Афиногенов Император Феодосий III и мифологизация византийского иконоборчества Во всей византийской истории не было такого периода, который подвергся бы большей мифологизации в источниках, чем эпоха иконоборчества, особенно первая ее часть (726–784).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 43 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.