WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |
303 К 150-летию со дня рождения П.А. Столыпина Д.Я. Травин Петр Столыпин и проблема авторитарных реформ В апреле 2012 года мы отметили 150 лет со дня рождения великого русского государственного деятеля и реформатора Петра Аркадьевича Столыпина. В данной статье мне хотелось бы поговорить не только о самом Столыпине, не только о том, каким был его жизненный путь, и какую роль он сыграл в развитии России, но также и о том, какое значение в развитии человечества играют авторитарные реформы. Насколько они эффективны и насколько ограниченны.

Как мы полюбили и разлюбили демократию За последние четверть века у нас в стране качественным образом менялись представления о значении авторитарных преобразований. Когда общество только лишь начало просыпаться после длительной советской спячки, мысль об использовании авторитарных начал при реформировании экономики была совершенно непопулярна. Людям трудно было представить себе, что твердая, недемократическая власть так или иначе может нам понадобиться для продвижения вперед. Демократия на рубеже 80-х – 90-х годов ХХ столетия откровенно идеализировалась. Доминировало прогрессистское представление о том, что большинство всегда способно сделать рациональный выбор. Даже если этот выбор в краткосрочной перспективе создает нам дополнительные трудности.

Впрочем, уже в начале 90-х годов некоторым аналитикам становилось ясно, что общество надеется на быстрый успех преобразований и не готово к долгим, трудным испытаниям. В этой связи появились гипотезы о том, что авторитаризм еще так или иначе будет востребован для осуществления непопулярных реформ. Эти гипотезы были обнародованы, однако широкой поддержки не получили. Всякий, кто выступал в то время с сомнениями во всесилии демократии, подвергался сокрушительной критике.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 2012 304 Экономическая свобода и государство: друзья или враги Однако уже после начала реформ Ельцина-Гайдара стало ясно, что преобразования встречают широкое сопротивление масс, а значит, успех демократических перемен совсем не очевиден. Значительная часть общества желала получить такие результаты функционирования рыночной экономики, как полные прилавки, но не готова была оплатить это соответствующим образом. В частности, оно не готово было принять либерализацию цен, банкротства предприятий, безработицу.

На протяжении десятилетия 90-х популярность демократии постепенно снижалась. Все чаще представители элит скептически говорили о том, что наше общество не готово к демократии, а потому авторитарная власть на какой-то промежуток времени является для России оптимальным вариантом.

К началу нулевых возник своеобразный консенсус. Широкие массы готовы были поддержать национального лидера, поскольку именно с ним связывали стабилизацию и некоторый рост реальных доходов.

А элиты полагали, что власть, основанная на авторитете национального лидера, способна осуществить те крайне необходимые стране реформы, которые долгое время не осуществлялись из-за слабости государства 90-х годов и склонности многих лидеров к популизму.

Подобное представление держалось довольно долго. Однако уже осенью 2003 года некоторая часть элит вновь стала возвращаться к идее необходимости решительной демократизации общества. Осенью 2008 года, когда экономический кризис обнажил множество нерешенных проблем, мысль об ограниченности авторитарных начал стала крепнуть. И, наконец, в декабре 2011 – феврале 2012 годов формировавшиеся в элитах представления о необходимости демократизации вылились в массовое протестное движение.

Мне представляется, что ныне вопрос о соотношении авторитарных и демократических начал в экономических реформах вновь становится актуален для нашей страны. Уходят в прошлое чрезвычайно упрощенные представления о том, что Россия по-прежнему не готова к демократии, а, следовательно, позитивные преобразования могут быть связаны исключительно с деятельностью сильного лидера. Но также уходят в прошлое и идеалистические представления, согласно которым лишь демократия конструктивна, лишь демократия формирует рыночную экономику, лишь демократия создает условия для быстрого экономического роста.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», Д.Я. Травин. Петр Столыпин и проблема авторитарных реформ Проблемы ранних победителей и распада гражданского общества Реальный ход модернизации общества намного сложнее, чем любая теоретическая схема. С одной стороны, в истории модернизации есть примеры успешных авторитарных реформ, но есть и примеры того, как авторитарные лидеры заводят в тупик свои страны. С другой стороны, можно говорить о том, что только демократические страны к настоящему времени обеспечили по-настоящему высокий уровень развития экономики и потребления, однако при этом сильно злоупотребили популизмом при осуществлении политики государственного регулирования.

Серьезные реформы часто входят в противоречие с желаниями широких масс населения и даже элит. Авторитарный реформатор, опираясь на свою харизму или на поддержку легитимного монарха, проводит преобразования, которые демократическая власть вряд ли смогла бы осуществить. Конечно, на одного настоящего авторитарного реформатора в мире приходится сотня правителей, которые используют власть не для реформ, а лишь для укрепления своих позиций. Но это не отрицает того факта, что модернизация в мире началась раньше, чем сформировалась современная демократия.

Впрочем, следует ли из данного наблюдения вывод о принципиальной несовместимости реформ с демократией Ни в коей мере. Даже наиболее успешные авторитарные преобразования, дойдя до некой границы, упираются в объективно существующие препятствия. И это происходит вне зависимости от масштаба личности реформатора, от степени его честности и от готовности жертвовать собой.



Первое препятствие на «научном языке» носит название «проблема ранних победителей». А в переводе на наш сленг – «проблема кооператива “Озеро”».

Авторитарные реформы вполне способны создать рыночную экономику. Но в этой экономике предприниматели не получают автоматически равных прав. Кто-то сразу захватывает в бизнесе доминирующие позиции, а кто-то вдруг обнаруживает, что он отделен от участия в конкуренции высокими барьерами, выстроенными высокопоставленными чиновниками.

Это не случайность. Это объективная проблема, поскольку авторитарный лидер всегда опирается на какие-то слои, кланы, группы интересов, а значит, неизбежно предоставляет им условия для извлечения ренты со своего доминирующего положения. Многочисленные примеры коррупции высокопоставленных чиновников и чудовищных прибылей бизнесменов, находящихся в привилегированном положении, можно брать не только из российской истории, а из истории практически всех стран © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 306 Экономическая свобода и государство: друзья или враги мира. Достаточно сказать хотя бы о Франции времен Директории (конец XVIII века) и Июльской монархии (вторая четверть XIX столетия).

Второе препятствие – это проблема распада гражданского общества с возможным перерастанием авторитарной системы в тоталитарную. На нашем языке это можно назвать проблемой «суверенной демократии».

Здесь самый яркий пример – Германия, которая в XIX веке уже имела сравнительно развитое гражданское общество. Но Бисмарк после формирования империи по ряду причин сделал ставку на усиление государственной бюрократии и ослабление парламентских начал. Общество стало терять интерес к развитию демократии как к делу неэффективному. Ведь все практические проблемы можно было решать с соответствующими чиновниками, тогда как рейхстаг становился местом, все менее предназначенным для плодотворных дискуссий.

Может быть, при ином ходе истории это и не привело бы к национальной трагедии, но Веймарской республике (первой демократии на немецкой земле) пришлось столкнуться с двумя труднейшими экономическими кризисами – гиперинфляцией начала 20-х годов XX века и Великой депрессией рубежа 20-30-х. В итоге победил национал-социализм, и началась мировая война. Наверное, Бисмарк был бы сильно огорчен, узнав, каковы оказались конечные последствия его усилий по укреплению властной вертикали.

Единственным способом решить проблемы ранних победителей и упадка гражданского общества является реальная демократизация.

Ничего другого человечество не изобрело. Поэтому в какой-то момент авторитарная система должна быть демонтирована вне зависимости от предыдущих заслуг авторитарных лидеров.

«Приватизация» имени Столыпина Пример Петра Столыпина показывает нам, что он использовал недемократические инструменты для проведения в жизнь своих преобразований, поскольку «демократия» в Государственной Думе не была готова к серьезным решениям. Однако довести свои преобразования до конца авторитарными методами Столыпин не смог. Не смог он предотвратить сползание России к новой революции. И не смог, увы, даже сохранить свою собственную жизнь. Трагедия Столыпина как реформатора стала одной из самых страшных трагедий российской истории.

В 1970-е годы, когда я учился в школе, советская система образования (про достоинства которой ныне стало модно говорить) представляла Петра Столыпина реакционером, карателем, вешателем, который © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», Д.Я. Травин. Петр Столыпин и проблема авторитарных реформ жестоко подавлял прогрессивное революционное движение. Узнать истинную правду о столыпинских реформах простому человеку было чрезвычайно трудно.

Сегодня нам вроде бы трудно пожаловаться на невнимание к Столыпину. Происходит, пожалуй, нечто противоположное советскому третированию. Имя Столыпина начинают «приватизировать» различные политические силы. Те, кто поддерживает Владимира Путина, к месту и не к месту цитируют знаменитую фразу российского премьера: «Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия». Те, кто критикует Путина за отсутствие реформ, ссылаются на Столыпина, дабы показать, как на самом деле должен вести себя крупный государственный деятель, чуждый дешевому популизму. Наконец, даже откровенные империалисты, мечтающие о восстановлении страны в границах СССР, тоже апеллируют к Столыпину как к человеку, искавшему возможность предотвращения распада Российской Империи начала ХХ века.

Интересно то, что все три группы «приватизаторов» абсолютно правы. Столыпин действительно делал все возможное, чтобы подавить революцию. Столыпин действительно проводил великие реформы, выказывая готовность пожертвовать ради них не только «рейтингом» (по тем временам правильнее сказать – «царской милостью»), но даже самой жизнью. И Столыпин действительно хотел сохранить империю с доминированием русского населения.

Порой нам кажется, что эти три вещи плохо сочетаются между собой. Однако на самом деле экономические реформы в прошлом часто осуществлялись авторитарным путем, а их инициаторы всегда стремились предотвратить революции и временами стремились даже сохранять империи. Таков парадокс модернизации. Таков и парадокс Столыпина.

Рассмотрим теперь непосредственно биографию Петра Аркадьевича. Рассмотрим условия, в которых формировались его личность и взгляды. Рассмотрим, что ему удалось сделать на практике, используя авторитарные механизмы, и что не удалось. Мне представляется, что во всем этом ярко проявились те проблемы, о которых шла речь выше.





«Рожденные в года глухие» Насколько русский человек способен жить в условиях рынка Насколько может он адаптироваться к реформам Насколько готов он быть эффективным собственником, думать о «низком», а не о «высоком», стремиться к доходности, а не к народности Споры на эту тему идут в России на протяжении многих десятилетий, если даже не столе© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 308 Экономическая свобода и государство: друзья или враги тий, то затихая слегка в период экономического подъема, то вновь усиливаясь в ситуации кризисов, революций, контрреформ.

Однако простой и весьма доходчивый ответ на все эти «роковые» вопросы дал еще в 80-х годах XIX века русский помещик и исследователь Дмитрий Аркадьевич Столыпин. Да-да, именно Дмитрий.

В Таврии близ Мелитополя провел он сельскохозяйственный эксперимент, построив 16 хуторов и сдав их в аренду крестьянам с правом выкупа в случае успешного хозяйствования. Участвовали в этом эксперименте один немец, несколько украинцев и, естественно, русские мужики.

Кто, интересно, хозяйствовал лучше всех Ничего оригинального в этом смысле эксперимент не выявил. Естественно, немец. Неплохо обустроились на земле и украинцы. Русские же поначалу отставали.

Но главное – не это. Принципиально важно то, что постепенно и они подтянулись к лидерам. Свобода предпринимательства, наличие материальных стимулов и позитивный пример передовиков, находившихся буквально под боком, переломили косность и консерватизм. Русские фермеры стали работать эффективно.

Этот небольшой пример наглядно демонстрирует, как происходит модернизация любого общества. Россия здесь не является исключением. Французы в свое время учились предприимчивости у итальянцев, позднее – у голландцев и англичан. Немцы – у англичан, французов и бельгийцев. Австрийцы и чехи – у немцев. Венгры, хорваты, поляки, словаки и словенцы ориентировались на австрийцев и чехов, помаленьку подтягиваясь к европейским стандартам. Реформы и позитивный опыт соседей преобразовывали Европу от Ирландии до России. В нашей стране одну из важнейших реформ довелось провести Петру Аркадьевичу Столыпину – племяннику Дмитрия Аркадьевича.

Столыпин по своему происхождению принадлежал к настоящей русской аристократии. Его мать, урожденная княжна Горчакова, вела свой род от Рюрика.

Петр появился на свет в 1862 году. Любопытно, что детство свое великий русский реформатор провел в Литве, в принадлежавшем Столыпиным имении Колноберже. В 12 лет поступил в гимназию города Вильно (нынешний Вильнюс). Правда, заканчивал свое гимназическое обучение он уже в Орле. В 1881 году, вскоре после гибели Александра II, Столыпин поступил в Санкт-Петербургский университет, где обучался естественным наукам.

Годы формирования личности Петра Аркадьевича пришлись на период российской реакции, наступившей с восшествием на престол Александра III. Возможно, именно поколенческий фактор многое объясняет в отношении Столыпина к тому, как следует трансформировать Россию.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», Д.Я. Травин. Петр Столыпин и проблема авторитарных реформ Нельзя, конечно, сказать, используя знаменитые блоковские строки, что он был рожден в года глухие, однако, судя по всему, задумывался о судьбах страны Столыпин именно в такое время, когда восторги, связанные с демократическими преобразованиями, поутихли и следовало всерьез разбираться, как можно двинуться по европейскому пути развития, лавируя между Сциллой победоносцевского консерватизма и Харибдой террористического радикализма.

Петр Столыпин не стал либералом. Его отец как-то раз отметил:

«Мои сыновья гораздо правее, чем я». И это вряд ли могло удивлять.

В 40-е – 50-е годы XIX столетия многим казалось, что лишь косность николаевского самодержавия тормозит развитие России. В 80-х годах стало ясно, насколько дик и неразвит сам народ, включая интеллигенцию, т.е. ту его часть, которая считала себя вполне образованной и способной учить уму-разуму темные крестьянские массы.

Впрочем, о том, что Петр Аркадьевич не был либералом, можно говорить лишь применительно к тому смыслу этого слова, которое доминировало в XIX веке. В России последних двух десятилетий либералы в основном выступали за максимально возможные экономические свободы общества, признавая в то же время нереалистичность быстрой политической либерализации. В этом они полностью следовали линии Столыпина.

Удивительно, что первая относительно либеральная политическая сила страны – гайдаровский блок «Выбор России» – при своем формировании в 1993 году вынесла на эмблему Петра I (Медный всадник), тогда как Столыпина в основном «канонизировали» консерваторы, делавшие в экономике ставку на патернализм, а не на конкуренцию. Петровские методы «реформирования» России ничего общего не имели с гайдаровскими, тогда как реформа Столыпина была явной предшественницей преобразований 1992-93 годов.

Исправить недоразумение попытался позднее крупнейший российский экономист-реформатор Борис Федоров, лично написавший одно из лучших исследований о Столыпине. Однако Бориса Григорьевича как политика преследовали сплошные неудачи, а потому его трактовка роли Петра Аркадьевича в отечественной истории, увы, так и осталась маргинальной.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.