WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

царствование императора Александра III небыло ниодного покушения опаснее для династии, чем стихийная катастрофа 17 октября <1888> года… И во все царствование Николая II не было опасности, которая бы так близко надвинулась над государем иего семьей, как крушениев шхерах <29> августа 1907 года… Невольно вспоминается известный эпизод, когда лоцман на Белом море грубо окликнул самого царя Петра I, приказав ему повиноваться, пока он на судне во власти волн и его, лоцманского, умения… Совесть этого лоцмана, еще была автономна, и Петр Великий смирил перед ним свою «сильную власть».

С тех пор, очевидно, прогрессировало и самодержавие и «верноподданство»: машинист на железной дороге илоцман Бломквист оба оказались более послушными перед «сильной властью», отщепленной от самодержавия. И маленький мирок в виде железнодорожного поезда или парохода «Штандарт» роковым образом мчится сам и мчит всю династию на гибельный подводный камень…Это ли непредостережение..

Вл. Короленко, Вопросы и задания 1. Прочитайте текст 2 раза, найдите в нем основную мысль.

2. Какие виды аргументов использует автор К какому из трех видов относится аргументация этого текста 3. Как выстраиваются в тексте общие (топосы) идеи Судебные речи (тексты 6, 7) Прочитайте материалы судебного заседания по делу Муравья и Стрекозы. Проследите, какова структура обвинительной и защитительной речей. Проанализируйте эти речи в плане уместности используемых аргументов.

СУДЬЯ: Судебное заседание объявляю открытым. Подлежит рассмотрению уголовное дело по обвинению гр. Муравья в совершении преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ.

Слово для оглашения обвинительного заключения представляется прокурору Авдееву Д.М.

П РОКУРОР: Уважаемый суд! Сегодня вашему вниманию предстает на первый взгляд совершенно обыкновенное дело. Но это нетак! Я постараюсь раскрыть всю антигуманную сторону деяния Муравья.

События кратко представляются следующим образом. Гражданка Стрекоза оказалась в критическом материальном положении, фактическибез средств к существованию. В таком состоянии она обратилась к Муравью с просьбой защитить ее от нужды на незначительный срок – всего на 3-4 месяца – до начала весны.

Гражданин Муравей отказывает ей в помощи, обрекая Стрекозу на смерть.

С одной стороны, заурядный случай. Зачем же Муравью принимать на иждивение Стрекозу, тем самым ограничивая себя в средствах Но в дальнейшем мы увидим, что Муравей совершил ненравственный проступок, а уголовное преступление отягчающими обстоятельствами.

с – В чем же оно заключается – спросите вы.

Казалось бы, преступление небольшой тяжести – оставление в опасности, но фактически это убийство, хладнокровное, и, что самое страшное, равнодушное.

Итак, вернемся к делу.

В чем обвиняет Муравей Стрекозу и на каких основаниях отказывает ей в помощи Он утверждает, что Стрекоза неработает.

Во-первых, согласно ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду. Принудительный труд запрещен.

Во-вторых, что подразумевает Муравей под работой Удовлетворение своих, я подчеркиваю, исключительно своих материальных потребностей. Мы же понятие «труд» воспринимаем гораздо шире. Это также деятельность, направленная на удовлетворение духовных потребностей, нетолько своих, но и окружающих людей, чем и занималась Стрекоза.

Обратимся к материалам дела.

Попрыгунья Стрекоза Лето красное пропела… Можно предположить, что она развлекалась. Но что мы видим потом:

…у нас песни, резвость всякий час так, что голову вскружило.

Если бы вы в течение хотя бы дня пели и развлекали других, каково было бы ваше состояние Неудивительно, что потерпевшая жалуется на головные боли. Она работает на износ.

По логике Муравья, это не труд. Тогда давайте перечеркнем работу оперных театров, филармонии и обвиним их сотрудников в тунеядстве.

Несомненно, мы этого несделаем.

Обратимся к личности потерпевшей.

Почему Стрекоза оказалась в таком состоянии Разумный вопрос, но на него есть неменее разумный ответ:

«Оглянуться неуспела, как зима катит в глаза».

Вероятно, в том году случилась катастрофа: зима пришла на 2, а то и месяца раньше срока. Неудивительно, что стрекоза неуспела к ней как следует подготовиться.

Далее. В каком состоянии обращается она к Муравью «К Муравью ползет она…» Мы знаем, что стрекозам по их физиологическому состоянию надобно летать, а неползать. Значит, она находилась нетолько в критическом материальном положении, но ипросто была физическибеспомощна. Несмотря на это, Муравей отказывает ей.

Идем дальше. Как Стрекоза обращается к Муравью Кум. Кум – это родственник И сам Муравей признает родство, отвечая, «кумушка». И ! несмотря на это, отказывает в помощи.

Несомненно, преступлениесовершено спрямым умыслом. Обвиняемый осознает, что может и должен оказать помощь лицу, находящемуся в беспомощном состоянии, но желает оставить потерпевшую в таком положении.

В конце диалога он издевательски произносит: «Так поди же попляши», предлагая, видимо, заняться балетом, хотя знает, что это неее амплуа.

Учитывая вышеизложенное, я предлагаю применить к Муравью ст. УК РФ «Заведомое оставлениебез помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности».

Прошу суд учесть следующие отягчающие обстоятельства:

1) наступлениетяжких последствий в результате совершения преступле- ния: Стрекоза чуть неумерла от мук голода и холода;

2) совершение преступления в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии.

Я неговорю уже о моральной сторонедеяния. Преступление совершено в отношении женщины, отдавшей все свои силы творческой деятельности на благо общества.

Учитывая все перечисленное, предлагаю применить к Муравью наказаниев виде обязательных работ на срок 180 часов на постройке дома для пенсионеров, бывших работников искусства.

Благодарю за внимание.

СУДЬЯ:

Слово для защиты подсудимого предоставляется АДВОКАТУ Романовой Е.В.

А ДВОКАТ:

Уважаемый суд, уважаемые присяжные заседатели. Дело, которое рассматривается сегодня, получило большую общественную огласку.

Миллионы людей знают историю Стрекозы и Муравья. Поэтому на вас лежит большая ответственность – вынести единственно правильное решение Я.

призываю вас действовать, опираясь нетолько на чувства, но ина разум.

Уважаемый прокурор изложил суть дела. Позволю обратить внимание суда и присяжных заседателей на один момент: Стрекоза действительно обратилась к обвиняемому с просьбой накормить и согреть (что он полностью признает), вопрос заключается в том, обязан ли был Муравей кормить Стрекозу Мы твердо убеждены – нет.

Статья 125 «Оставлениев опасности», на которую опирается уважаемый прокурор, нипо одному своему положению не подходит кданному случаю.

Закон предписывает оказание помощи лицам, лишенным возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности. К какой из этих категорий относится потерпевшая Стрекоза совершеннолетняя, недостигшая пенсионного возраста, дееспособная (именно эту характеристику следует понимать под «беспомощностью» – недееспособность). Главная ее болезнь– «пустой желудок» и «злая тоска». Под влиянием этих обстоятельств она «ползет» к Муравью. Как мы видим, никаких оснований, кроме жалкого состояния, для оказания помощи Стрекоза неимела.

Нравственная сторона этого вопроса лежит в другой плоскости и уж никак не является поводом для уголовного процесса.

Уголовный кодекс непредписывает нам содержать людей только потому, что они легкомысленны и не хотят работать. Обвиняемый, безусловно, совершил действие, идущее вразрез с общественными представлениями. Но кто более достоин порицания – Муравей или Стрекоза, прожившая всю жизнь бездумно и не раскаявшаяся в этом Она пришла просить не помощи, она уверена, что ей обязаны помочь, ее иск тому подтверждение! Если следовать логике Стрекозы, то каждый из таких, как Муравей, работающих, целеустремленных людей, вынужден будет посадить себе на шею бездельников, которые умеют только наслаждаться жизнью. Применение уголовной санкции в отношении Муравья послужит опасным прецедентом и неизбежно приведет к деградации общества. Вы только подумайте! Зачем работать, трудиться, птом добывать пропитание если можно прийти и, попросить, а если не дадут – привлечь лицо, которое отказало в помощи, к ответу, как вышло в данном случае.

Мы считаем, что обвинениепротив Муравья полностью необоснованны.

Он неможет преследоваться, так как в его действиях нет состава преступления.

Отношение к моральной стороне данного вопроса не так однозначно. Но выбирать гражданскую и нравственную идеологию – дело каждого человека.

Неприкосновенность частной собственности закреплена в высшем законодательном документе РФ – Конституции.

Благодарю за внимание.

ТЕКСТ 8.

ВСЕ ЛИ ДЕЛО В ГОСУДАРСТВЕННОМ СТРОЕ Приходится признать: весь XX век жестоко проигран нашей страной; достижения, о которых трубили, все – мнимые. Из цветущего состояния мы отброшены в полудикарство.

Мы сидим на разорище.

Сегодня у нас горячо обсуждается: какое государственное устройство нам отныне подходит, а какое нет, – а этим, мол, все ирешится. И еще: какая б новая хлесткая партия или «фронт» нас бы теперь повели к успехам.

Но сегодня воспрять – это непросто найти удобнейшую форму государственного строя и скороспешно сочинить к нему замечательную конституцию, параграф 1-й, параграф 45-й.

Надо оказаться предусмотрительней наших незадачливых дедов-отцов Семнадцатого года, не повторить хаос исторического Февраля, не оказаться снова игрушкой заманных лозунгов и захлебчивых ораторов, неотдаться еще раз добровольно на посрамление.

Решительная смена властей требует ответственности и обдуманья. Не всякая новозатейщина обязательно ведет прямо к добру. Наши несравненные в 1916 году критики государственной системы – через несколько месяцев, в 1917, получив власть, оказались совсем не готовы к ней и все загубили. Ни из чего не следует, что новоприходящие теперь руководители окажутся сразу трезвы и прозорливы. Вот, победительный критикгнусной Системы (как он назвал ее из обходливой осторожности), едва избравшись к практическому делу, тут же и проявил нечувствие по отношению кродине, питающей столицу. Москва уже 60 лет кормится за счет голодной страны, с начала 30-х годов она молчаливо пошла на подкуп от властей разделить преимущества, и оттого стала как бы льготным островом, с другими материальными и культурными условиями, нежели остальная коренная Россия. Оттого переменилась и психология московской имеющей голос публики она десятилетиями не, выражала истинных болей страны.

Вот, в кипении митингов и нарождающихся партиек мы незамечаем, как натянули на себя балаганные одежды Февраля – тех злоключных восьми месяцев Семнадцатого года. А иные как раз заметили и с незрячим упоением восклицают: «Новая Февральская революция!» (для точности совпадения высунулись уже и черные знамена анархистов.) После людожорской полосы в три четверти века, если мы уже так дорого заплатили, если уж так сложилось, что мы оказались на том краю государственного спектра, где столь сильна центральная власть, – неследует нам спешить опрометчиво сдвигаться в хаос: анархия – это первая гибель, как нас научил 1917 год.

Государству, если мы нежаждем революции, неизбежно быть плавно-преемственным и устойчивым. И вот уже созданный статут потенциально сильной президентской власти нам еще на немалые годы окажется полезным. При нынешнем скоплении наших бед, еще так осложненном и неизбежным разделением с окраинными республиками, – невозможно нам сразу браться решать вместе с землей, питанием, жильем, собственностью, финансами, армией – еще и государственное устройство тут же. Что-то в нынешнем государственном строе приходится пока принять просто потому, что оно уже существует.

Конечно, постепенно мы будем пересоставлять государственный организм. Это надо начинать не все сразу, а с какого-то краю. И ясно, что: снизу, с мест. При сильной центральной власти терпеливо и настойчиво расширять права местной жизни.

Конечно, какая-то определенная политическая форма постепенно будет нами принята, – по нашей полной политической неопытности скорей всего не сразу удачная, не сразу наиболее приспособленная к потребностям именно нашей страны. Надо, искать свой путь.

Сейчас у нас самовнушение, что нам никакого собственного пути искать ненадо, нинад чем задумываться, – а только поскорей перенять, «как делается на Западе», Но на Западе делается – еще ой как по-разному! у каждой страны своя традиция.

Только нам одним – ненужно ниоглядываться, ниприслушиваться, что говорили у нас умные люди еще до нашего рождения.

А скажем и так: государственное устройство – второстепеннее самого воздуха человеческих отношений. При людском благородстве– допустим любой добропорядочный строй, при людском озлоблении и шкурничестве – невыносима и самая разливистая демократия. Если в самих людях нет справедливости и честности – то это проявится при любом строе.

Политическая жизнь– совсем неглавный вид жизничеловека, политика – совсем не желанное занятие для большинства. Чем размашистей идет в странеполитическая жизнь– тем более утрачивается душевная. Политика не должна поглощать духовные силы и творческий досуг народа. Кроме прав человек нуждается отстоять и душу, освободить ее для жизниума и чувств.

А.И. Солженицын. Как нам обустроить Россию Посильные соображения.// ЛГ. 18.09.90.

Вопросы и задания 1. Прочитайте текст 2 раза, проследите последовательность развития мыслей.

2. Какова основная мысль текста Какиеаргументы использует автор для ее подтверждения 3. Какиепонятия (общиеидеи, топосы) обсуждаются в тексте На какие группы их можно разделить Каково соотношение этих групп и иерархия понятий внутри групп ТЕКСТ 9.

С АМОСОХРАНЕНИЕ Самый модный лозунг теперь, и мы все охотно повторяем: «права человека». (Хотя оченьразное все имеем в виду. Столичная интеллигенция понимает: свобода слова, печати, собраний и эмиграции, но многие возмущены были бы и требовали бы запретить «права», как их понимает чернонародье: право иметь жилище и работать в том месте, где кормят, – отчего хлынули бы миллионы в столичные города.) «Права человека» – это оченьхорошо, но как бы нам самим следить, чтобы наши права не поширялись за счет прав других Общество необузданных прав не может устоять в испытаниях. Если мы не хотим над собой насильственной власти – каждый должен обуздывать и сам себя. Никакие конституции, законы и голосования сами по себе не сбалансируют общества, ибо людям свойственно настойчиво преследовать свои интересы.

Большинство, если имеет власть расширяться ихватать – то именно так и делает. (Это и губило все правящие классы и группы истории.) Устойчивое общество может быть достигнуто не на равенствесопротивлений – но на сознательном самоограничении: на том, что мы всегда обязаны уступать нравственной справедливости.

Только при самоограничении сможет дальше существовать все умножающееся и уплотняющееся человечество. И ни к чему было все долгое развитие его, если не проникнуться духом самоограничения: свобода хватать и насыщаться есть и у животных.

Человеческая же свобода включает добровольное самоограничение в пользу других. Наши обязательства всегда должны превышать предоставленную нам свободу.

Только бы удалось – освоить нам дух самоограничения и, главное, уметь передать его своим детям. Больше-то всего самоограничение и нужно для самого человека, для равновесия и невзмутности его души.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






















© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.