WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
Министерство культуры Российской Федерации Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества Школа как территория чтения Сборник статей Москва 2008 УДК 37.016:028(470+571) ББК 74.200.585.00(2Рос) Ш67 Издание подготовлено по заказу Межрегионального центра библиотечного сотрудничества (МЦБС) при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации Ш67 Школа как территория чтения. Сборник статей / Сост. С. В. Волков. – М.: Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества, 2008. – 88 с.

Редакторы: Е. И. Кузьмин, А. В. Паршакова Сборник «Школа как территория чтения» представляет опыт лучших учителей-словесников, занятых организацией чтения детей на уроках литературы и во внеурочной деятельности. Именно школьный опыт общения ребенка с книгой часто становится для него решающим в вопросе «читать или не читать». Учет этого опыта, анализ реальной практики весьма важен для продвижения чтения в рамках Национальной программы поддержки и развития чтения.

Авторы сборника нашли и с успехом применяют приемы, которые позволяют заинтересовать ученика книгой, сделать разговор о ней захватывающим. Знакомство с этими приемами будет полезно всем, кто занимается поддержкой чтения в нашей стране. Кроме того, важно увидеть, как ставятся и обсуждаются проблемы чтения в педагогической среде, в силу ряда причин несколько отдаленной от библиотечно-книгоиздательского сообщества УДК 37.016:028(470+571) ББК 74.200.585.00(2Рос) ISBN 978-5-91515-019-4 © Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества, 2008 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие составителя (С. В. Волков)............................................4 I. Чтение на уроке В. А. Белкина Что дает человеку чтение...........................................................................8 Н. Р. Ванюшева Учимся читать по-новому..........................................................................17 И. Л. Шолпо Почему наши дети не хотят читать, или Русский как иностранный.................................................................Е. С. Абелюк «Точка удивления» как ключ к чтению.................................................II. Чтение за рамками урока В. А. Леонтьева, Т. В. Рыжкова Школьный виртуальный литературный музей..................................Н. Р. Ванюшева Читаем и обсуждаем.....................................................................................Л. Э. Москвина Литературная дуэль......................................................................................III. Ребенок и книга Р. А. Храмцова Книга в руках школьника...........................................................................Н. Р. Ванюшева Присмотримся к книге................................................................................Т. В. Рыжкова Не бойтесь компьютера!.............................................................................Д. В. Николаева Что делать, или Можно ли обучать детей литературе...................Сведения об авторах...................................................................................Предисловие составителя С завидной регулярностью взоры людей, ищущих ответ на вопрос «Почему наши дети не читают», обращаются в сторону школы. Она забирает основное время жизни ребенка, но остается для общества явлением таинственным и малопонятным. Где-то там, за ее стенами, звенят звонки, дети садятся за парты и изо дня в день в течение многих лет чем-то занимаются, что в итоге должно наполнить их знаниями и сформировать массу полезных умений и навыков. Между тем в реальности мало кто знает, что же именно происходит за этими стенами, как организовано пространство урока, какой опыт это пространство передает детям.

Зато многие знают, что школа способна серьезно затормозить развитие ребенка и отвратить его от образования в целом и от чтения в частности. Воспоминаниями о казенных уроках и неинтересных учителях может поделиться едва ли не каждый.

Особенно это касается тех немногочисленных гуманитарных предметов, которые направлены не только к рассудку, но и к душе ученика. Не секрет, что, например, одно лишь попадание писателя в школьную программу по литературе способно вызвать к нему стойкую неприязнь у детей.

Почему так происходит Почему школа, призванная стать для ребенка входом в пространство культуры, в котором он будет в дальнейшем пролагать свои маршруты, оборачивается унылым армейским плацем Сужая эту общую проблему, спросим себя и о том, почему наши российские школьники в ходе регулярных международных исследований показывают все более низкие результаты по умению читать Правы ли социологи, с цифрами в руках доказывающие, что именно на этапе школьного образования мы теряем читающее поколение Как такое возможно – ведь все образование строится на чтении Что же такое делают с детьми в школе, если они не приобретают радость чтения, а, наоборот, напрочь забывают о ней Число этих вопросов можно множить.

Все они – от глобального до самых узких – взаимосвязаны.

Понять эту связь, увидеть пространство школы и урока изнутри чрезвычайно важно для всех, кто занимается реализацией Национальной программы поддержки и развития чтения в России. Потому что именно школьный опыт общения ребенка с книгой (хотя бы просто в силу своей растянутости во времени) становится для него самым значимым и определяет все дальнейшее отношение к этому занятию.

Сборник, который вы держите в руках, это попытка ответить на вопрос, как же читают в школе. Вернее, как должны читать. Перед вами материалы лучших учителей-практиков из разных городов России, уважаемых и известных в педагогических кругах, публикующихся в профессиональных изданиях (см., например, «Литература – Первое сентября»). Они рассказывают о том, как можно интересно организовать детское чтение на уроке и за его рамками. Способность отрефлексировать свой опыт, честно рассказать о нем и даже превратить его в опыт тиражируемый – пока еще редкость на нашей педагогической ниве. Чаще на ней взрастает развесистое наукообразие и сухой методический бурьян. Готовыми шпаргалками для учителя литературы завалены полки книжных магазинов.



Авторы этого сборника идут другим путем: они приоткрывают нам дверь в класс и приглашают войти – вместе с нашими детьми, пришедшими учиться. Войти, сесть в уголке – и стать свидетелями такого разговора о книге, который начинает затягивать с первых же минут. Это очень важно – уметь заинтересовать ребенка книгой. Над разрешением этой проблемы бьются писатели, библиотекари, издатели, книготорговцы. Между тем многое здесь найдено и давно с успехом применяется и учителями-словесниками. Сейчас, когда в стране разворачивается серьезная работа по поддержке и развитию чтения, когда принята специальная Национальная программа, опыт учителей будет важен всем. И не только потому, что его можно перенять, приспособив к своим потребностям, но и потому, что он дает представление о том, как ставятся проблемы чтения в педагогической среде, пока еще мало пересекающейся со средой библиотечно-издательской.

Объединение этих сфер авторы Национальной программы поддержки и развития чтения видят в числе первоочередных задач. В этом смысле в статьях сборника интересно все: и конкретные идеи, и сам способ постановки проблем, и даже язык, которым они обсуждаются.

В сборнике представлены статьи только учителей-словесников. Конечно, чтение в школе далеко не исчерпывается уроками литературы – каждый предмет требует от школьника освоения учебных и научных текстов. Но уникальность нашей школы состоит в том, что именно уроку литературы отводится во всей системе образования центральная роль в плане приобщения к книге. Можно с уверенностью сказать, что учителя других предметов передоверяют словеснику и формирование умения работать с книгой, и пробуждение интереса к самому чтению как занятию. Если словесник умеет все это делать (а опыт учителей, представленный в сборнике, свидетельствует о том, что это возможно), то про него говорят, что «дети у него читают». Такие учителя есть в нашей стране, и их немало.

Между тем ситуация, которая складывается в образовании в последнее время, приводит к маргинализации предмета «Литература». Отменен обязательный экзамен, из практики школы стремительно уходит сочинение, интерес выпускников и готовящих их к экзаменам учителей все более сосредоточивается на ЕГЭ с его поверхностными, шаблонными подходами к работе с текстом. В этих условиях честно работающий учитель-словесник начинает чувствовать мощное давление заказа – на снижение планки, на усреднение, на формальную имитацию деятельности. Отказ от стимулирования чтения в школе, понижение статуса предмета «Литература» и, как следствие, квалификации самих учителей может серьезно подорвать те усилия, которые прикладываются к продвижению чтения за рамками школы.

Критики школьной литературы, к которым принадлежат и управленцы системы образования, часто апеллируют к отрицательному (как правило, личному) опыту воздействия уроков словесности на учеников. С наличием такого опыта спорить трудно.

Но так же трудно не замечать и того в высшей степени профессионального опыта, который есть и может быть использован для оздоровления литературного образования, для изменения ориентиров в школьном продвижении чтения. С этой точки зрения наш сборник становится свидетельством такого опыта и напоминанием о том, как опрометчиво от него отказываться.

Сергей Волков I. Чтение на уроке В. А. Белкина Что дает человеку чтение Несколько лет назад мне пришлось проводить первые уроки в самом начале нового учебного года в незапланированные сроки, вне расписания. Настроение в классах царило еще каникулярное, но не хотелось, чтобы занятия из-за этого были малоэффективными, и я стала искать такой вариант стартового урока по первой теме нашего учебного плана – творчеству Чехова, чтобы одиннадцатиклассников, несмотря ни на что, «зацепило», чтобы они включились и стали работать. Учитывая, что Чехов нередко кажется школьникам скучным писателем, я подумала, что надо найти что-то такое, чем бы Чехов современных подростков удивил, поразил. И я вспомнила про рассказ «Пари».

Когда я перечитала текст, поняла: сама композиция рассказа выстроена так, что в аудитории нельзя его просто прочитать вслух, что напрашивается вовлечение слушателей в работу с этим текстом уже в процессе его озвучивания. И постепенно из этого спонтанно возникшего замысла у меня вырос урок с четкими стратегическими целями, которым я теперь нередко начинаю свое знакомство с новым классом – неважно, девятый это класс, десятый или выпускной одиннадцатый. Итак, сначала просто читаем Чехова вслух.

Речь в рассказе идет о странном пари, заключенном между неким банкиром и молодым юристом, обязавшимся доказать личным примером, что многолетнее заключение, изоляция от общества – не такое уж страшное наказание. В течение 15 лет банкир (считавший, что пожизненное заключение хуже, чем смертная казнь) обеспечивал своего добровольного узника всем необходимым и теперь, за несколько часов до истечения установленного срока, не мог не признать, что пари им будет вот-вот проиграно и придется выплатить обещанные два миллиона. За годы, проведенные в наглухо закрытом флигеле, юрист изучил шесть языков, проштудировал десятки учебников и научных трудов по самым разным дисциплинам и прочитал сотни всевозможных книг. Наутро заключенный выйдет на свободу, получит выигранные деньги – и банкир останется нищим. Не выдержав мучительного ожидания, постаревший банкир ночью тайно прокрался к флигелю и «…заглянул в маленькое окно. В комнате узника тускло горела свеча. Сам он сидел у стола. Видны были только его спина, волосы на голове да руки. На столе, на двух креслах и на ковре, возле стола, лежали раскрытые книги. Прошло пять минут, и узник ни разу не шевельнулся. Пятнадцатилетнее заключение научило его сидеть неподвижно. Банкир постучал пальцем в окно, и узник не ответил на этот стук ни одним движением. Тогда банкир осторожно сорвал с двери печати и вложил ключ в замочную скважину. Заржавленный замок издал хриплый звук, и дверь скрипнула. Банкир ожидал, что тотчас же послышится крик удивления и шаги, но прошло минуты три, и за дверью было тихо по-прежнему. Он решился войти в комнату»...





И тут – не предупредив об этом заранее! – я чтение прерываю. Поскольку проделывала это уже не раз и не два в разных и по возрасту, и по уровню читательского развития аудиториях, скажу с полной ответственностью: все замирают, буквально раскрыв рот. И ни разу и никто не отказался выполнить самое естественное в данной ситуации задание: напишите, что, по-вашему, было дальше. Более того, почти все без исключения трудятся с энтузиазмом.

Дальше смотрим, что получилось. Обычно хватает двухтрех разных примеров, чтобы интерес к чтению только возрос.

Рискуя злоупотребить терпением аудитории, вместо того чтобы прочитать чеховский вариант окончания заинтриговавшей всех истории, предлагаю смоделировать ряд возможных версий. Он получается примерно таким:

– банкиру удается убить юриста;

– юрист убивает банкира;

– они убивают друг друга;

– банкир заканчивает жизнь самоубийством;

– юрист заканчивает жизнь самоубийством;

– оба живы, выиграл юрист;

– оба живы, выиграл банкир;

– юрист сошел с ума;

– банкир сошел с ума;

– банкир не отдал деньги;

– юрист не взял деньги… И тут неизбежно возникает вопрос: какие из этих «исходов» более вероятны, какие – менее, а какие, скорее всего, невозможны Приходится разбираться. Иногда подсказкой оказывается наводящий вопрос: в какой момент мы прервали чтение Как правило, ответ следует незамедлительно: в момент кульминации. Кульминации должно предшествовать развитие действия. В рассказе Чехова эту роль выполняет подробное описание этапов чтения узника (оно занимает целых полторы страницы из семи, то есть почти четвертую часть объема всего рассказа). Это принципиально важный фрагмент текста! Теперь никого в классе не нужно убеждать: если банкир просто пришел и убил юриста, то смысл произведения мы не уловили. Бывает, что необходимо задать еще один наводящий вопрос: а про кого вообще этот рассказ – про банкира или про юриста Таким образом я готовлю ребят к восприятию авторского варианта окончания истории и подталкиваю своих слушателей к тому, чтобы они еще раз «мысленно перечитали» рассказ и оценили свою первоначальную версию.

Приведу – в своем пересказе – ученические варианты продолжения чеховского текста:

Банкир нашел вместо узника куклу, которую тот использовал уже несколько лет, регулярно выходя на свободу через незаметный лаз (Попов Саша).

Узник ослеп и сам просит банкира убить его (Шерстюк Вова).

Банкир не выдержал встречи, в страхе вернулся к себе и застрелился (Гуторова Рита).

В момент убийства в комнату вошел сторож. Банкиру ничего не оставалось, как убить себя (Косулин Петр).

Банкир и юрист ночью поговорили, а наутро банкир этим воспользовался: узник не выполнил условия договора, он до окончания срока с кем-то общался (Силко Настя).

Условия пари были выполнены, но каждый сожалел о том, что потерял: банкир – состояние, узник – 15 лет жизни (Шулепов Илья).

Юрист не стал покидать свою «камеру». Он стал свободным духовно, поэтому физическая свобода теперь не имела для него значения (Шмаков Павел).

Банкир похолодел: узник был мертв. На столе перед ним лежала записка: «Я глубоко заблуждался: и заключение, и казнь ведут к смерти. Но куда страшнее смерти ее томительное ожидание». Страх банкира чуть не сменился торжеством, но в глубине души он чувствовал, что виноват в смерти узника. Он – палач. И эта мысль не давала ему покоя (Рубан Роман).

Юрист покинул флигель до срока, а через полгода прошел слух о появившемся неизвестно откуда сорокалетнем гении и его открытиях в области математики, биологии и философии. Казалось, что он знает больше, чем все ученые умы вместе взятые… Банкир же окончательно разорился, сошел с ума и умер (Рябченко Александр).

Тут банкир проснулся и обнаружил, что все это был сон (Сивых Миша).

Юрист вступил в сговор со сторожем, и все эти годы они водили банкира за нос. Узник гулял по ночам на свободе (Сараев Сергей).

За годы, проведенные среди книг, юрист понял, что деньги не главное в жизни. Он простил банкира и не стал требовать с него денег. Банкира поразила мудрость этого человека, он потратил все оставшиеся деньги на благотворительность и всю жизнь молился об искуплении грехов (Трямкин Максим).

Некоторым (обычно это бывает в 15–20% работ) почти удается «угадать» вариант Чехова. Но практически никогда и никто не «угадывал» до конца. Чехову неизменно удается обмануть наши ожидания. Чеховский герой отказывается от выигрыша и оставляет поразительное по содержанию письмо, заставляющее его тюремщика-банкира заплакать:

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.