WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |
Министерство образования и науки РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тихоокеанский государственный университет» ЛИТЕРАТУРА И ЖУРНАЛИСТИКА СТРАН АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ XX – XXI ВВ.

Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции «Литература и журналистика стран Азиатско-Тихоокеанского региона в межкультурной коммуникации XX – XXI вв.» (17-18 марта 2011 года) Под научной редакцией С. И. Якимовой Хабаровск Издательство ТОГУ 2011 ББК Ш5(2)1я431+ч612я431 УДК 82.09:070.2(5)(063) Л 642 Л 642 Литература и журналистика стран Азиатско-Тихоокеанского региона в межкультурной коммуникации XX-XXI вв.: сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции «Литература и журналистика стран Азиатско-Тихоокеанского региона в межкультурной коммуникации XX – XXI вв.» (17-18 марта 2011 г.) / под науч.

ред. С. И. Якимовой. – Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2011. – … с.

ISBN Материалы сборника представляют собой результат научноисследовательской работы российских и зарубежных ученых в области филологии, лингвистики и межкультурной коммуникации в рамках проблематики международной научно-практической конференции «Литература и журналистика стран Азиатско-Тихоокеанского региона в межкультурной коммуникации XX – XXI вв.», проходившей в Тихоокеанском государственном университете (г. Хабаровск) 17-18 марта 2011 года.

Сборник статей адресован исследователям теории и истории литературы, журналистики, межкультурной коммуникации, а также преподавателям средней и высшей школы.

Проведение конференции и издание сборника научных статей осуществлено в рамках реализации федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009 – 2013 гг. (проект № 1323).

ББК Ш5(2)1я431+ч612я431 УДК 82.09:070.2(5)(063) © Тихоокеанский государственный университет, ISBN ПРЕДИСЛОВИЕ 17-18 марта 2011 года в Тихоокеанском государственном университете прошла Международная научно-практическая конференция «Литература и журналистика стран Азиатско-Тихоокеанского региона в межкультурной коммуникации XX – XXI вв.», в которой приняли участие исследователи из России, Грузии, Казахстана и Китайской Народной Республики.

Уникальность динамики отечественного историко-литературного процесса XX – XXI вв. побуждает исследователей к постановке и решению ряда научных задач, связанных с современными глобальными проблемами мирового социокультурного развития, и в первую очередь – с проблемами межкультурной коммуникации.

В научных статьях сборника по материалам конференции представлен широкий спектр теоретико-аналитических и практических работ по выявлению и изучению филологических, лингвистических, культурологических аспектов межкультурной коммуникации XX – XXI веков. Структура сборника, включающего в себя четыре раздела, позволяет представить эту проблему в широком контексте.

Материалы научных статей, представленных в разделе «Филологические аспекты межкультурной коммуникации в литературе и журналистике русского зарубежья Дальнего Востока», отражают комплексный подход к изучению художественного наследия представителей дальневосточной эмиграции, многогранность филологических аспектов межкультурной коммуникации в творчестве писателей, мыслителей и журналистов восточной ветви русского зарубежья.

Раздел «Литература и журналистика стран АТР в диалоге культур Запада и Востока» включает обширный материал по изучению актуальных проблем в рамках международного взаимодействия российских и зарубежных СМИ, отражает перспективы сотрудничества, определяет поиск приемов, средств и форм развития диалога с зарубежной аудиторией.

Раздел «Вопросы философии, отечественной истории и культуры в литературе и журналистике Дальнего Востока» расширяет и углубляет опыт современного научного знания о художественном наследии зарубежной россики.

Заключительный раздел «Проблемы межкультурной коммуникации в вузовском преподавании филологических дисциплин» посвящен проблеме внедрения результатов научно-исследовательской работы в учебнообразовательный процесс в рамках международного информационного и образовательного сотрудничества.

Раздел I Филологические аспекты межкультурной коммуникации в литературе и журналистике русского зарубежья Дальнего Востока С. И. Якимова Тихоокеанский государственный университет, г. Хабаровск, РФ ТРАДИЦИИ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА В ЛИТЕРАТУРЕ И ЖУРНАЛИСТИКЕ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА * Literature and journalism traditions during the Silver Age in Russian Far East countries Literature and journalism of Russian Far East countries in its development was based on the humanistic traditions of native classics and Silver Age and paid most careful attention to the connectedness of the East and the historical destiny of Russia. В центре внимания автора статьи – полемические диалоги деятелей русского зарубежья Дальнего Востока с философско-эстетическими системами А. Блока и Н. Гумилёва. The author of the article focuses on the polemical dialogues of Blok and Gumilev, the great figures of the Russian Far East countries.

ХХ век стал новой заметной вехой в развитии самых продуктивных, межкультурных, отношений между народами и странами азиатскотихоокеанского региона. Пресловутая антитеза Восток – Запад на протяжении ХХ века обнаруживала свою всё большую продуктивность в интеграционных процессах. Динамика социо-культурной ситуации двадцатого столетия в странах АТР и Северо-Восточной Азии в большой мере способствовала этому.



* Статья написана в рамках реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг. (П 1323).

Процесс взаимодействия культур и литератур существенно активизировался в эпоху серебряного века. В это время Восток стал притягательным для многих русских поэтов и писателей, которые стремились через знакомство с философией, культурой и литературой Востока разгадать его загадку, приблизить себе и сопоставить со своим миропониманием малознакомое для своих соотечественников мировосприятие народов соседних азиатских стран. В художественном исследовании Востока творчество Александра Блока и Николая Гумилёва стало программным для российских писателей, оказавшихся в странах Востока. Поэтика восточной культуры и литературы, продуктивно осваиваемая русскими писателями и художниками, способствовала развитию межкультурной коммуникации, открывала новые перспективы для развития художественного творчества в русском зарубежье Дальнего Востока.

Драматические социально-исторические события в России на рубеже 1920-х годов привели к эмиграции большой части россиян в страны СевероВосточной Азии, главным образом в Китай, тем самым создали объективные предпосылки для усиления интеграционных процессов межкультурной коммуникации в этом регионе мира. Российская эмиграция принесла с собой в страны Востока свою, русскую, культуру и здесь, на новой почве, развивала её в контексте другой культуры, обогащаясь сама и влияя на культуру страны, принявшей российских эмигрантов.

Жизнь россиян на Востоке, в окружении новой культуры, способствовала активизации русской научной и художественной мысли в исследовании истории России, выявлении её глубинных корней, связанных с азиатской составляющей. В этой драматической ситуации достижения русской культуры и литературы серебряного века стали для эмигрантов основой, прочным фундаментом в сохранении и развитии связи с утраченной Россией, надёжным ориентиром в их подвижнической деятельности на благо России, её будущего.

Опираясь на художественные открытия серебряного века, крепкой нитью связанные с русской классикой, русские писатели и журналисты за рубежом укрепляли преемственность гуманистической традиции в развитии отечественной культуры и литературы. Вместе с тем отечественная литература и журналистика в окружении китайской культуры активно «входили» в новый историко-культурный контекст, способствовали развитию межкультурной коммуникации в этом регионе мира.

В создании нового художественного пространства литература и журналистика русского зарубежья Дальнего Востока в своём развитии шли «рука об руку», сохраняя и преумножая свою органическую связь с историей России и русской классикой.

Историко-литературный процесс, направляемый и корректируемый социально-историческими сдвигами, в своей внутренней, «имманентной» составляющей определяется, в свою очередь, двумя взаимодействующими факторами. Одним из них, базовых, является национальная культурная традиция, художественная реализация которой дополняется, обогащается воздействием инонациональной культуры.

Художественное произведение всегда существует в мощной сфере литературных и культурных контекстов. Литературный контекст 1920-х годов представлял собой сложное взаимодействие политики и искусства. Это было одинаково характерно и для внутрироссийской литературы, и для эмигрантской, так как слишком высокой была «политическая зарядка» эмигрантской массы в первое десятилетие эмиграции. Поэтому литературный процесс 1920-х годов был сложным, противоречивым и разнонаправленным. В 1920-е годы поступательный ход отечественной литературы шел по двум направлениям. Первое нашло свое выражение в развитии очеркистики и публицистики, так называемом «газетном буме». Второе направление литературного развития характеризовалось нарастанием условий, созданием почвы для рождения эпических жанров (поэма, рассказ, повесть, роман).

Рождение эпических жанров сопровождалось необыкновенным всплеском поэтического творчества, вобравшего в себя во всей полноте глубину новых чувств и переживаний человека, разлучённого с Родиной.

Историко-литературный процесс 1920-х годов в русском зарубежье Дальнего Востока развивался в русле традиций русской классики и серебряного века, которые стали духовно-нравственной основой творчества эмигрантов на Востоке. Традиции русской классики нашли своё художественное воплощение и развитие в наследии ярчайших представителей серебряного века. Подлинно вершинными фигурами для эмигрантов стали знаковые явления - Александр Блок и Николай Гумилёв. В этом проявилась высота творческих художественных устремлений литераторов и журналистов русского зарубежья Дальнего Востока.

Вместе с тем эмиграция в большой мере способствовала раскрытию и выявлению глубинных содержательных пластов творческого наследия великих русских поэтов, чья жизнь трагически оборвалась революцией. Жизнь в изгнании потребовала от эмигрантов огромной духовно-нравственной стойкости, выдержки и мужества в своём служении России. Творчество Блока и Гумилёва стало основой и опорой, тем мощным духовно-нравственным фундаментом, который сформировал главные линии и направления в развитии эмигрантского творчества. Жанрово-тематическое богатство наследия А. Блока и Н. Гумилёва в контексте новой, восточной, культуры стало уникальным, мощным средством межкультурной коммуникации. Особое отношение этих писателей к Востоку, темы и мотивы Востока и восточной культуры, занимающие большое художественное пространство в их творчестве, только усиливали интерес эмигрантов к ним. Тема России, её исторической судьбы в контексте истории мировой культуры и культуры Востока стали главными направляющими линиями в развитии русской литературы и российской словесности дальневосточной эмиграции.





В 1921 году, в год трагических утрат русской литературы, в Петрограде большевиками был расстрелян поэт Николай Гумилёв, умер поэт Александр Блок. Трагедия необыкновенным образом сблизила этих разных поэтов, которые стали вершинными фигурами, высокими ориентирами для поэтовэмигрантов.

Николай Гумилёв занял особое место в литературной жизни русского зарубежья на Востоке. Один из известных поэтов русского зарубежья Дальнего Востока Арсений Несмелов посвятил этому поэту стихотворение, навеянное трагическими событиями гибели Н. Гумилёва, где ставит его в ряд русской классической поэзии, обладавшей необыкновенным даром предвидения («Ты грозно умер, смерть предугадав, – // О, это Лермонтовское прозренье!..») [1; 5].

Стихотворение было опубликовано в сборнике А. Несмелова «Уступы» (Владивосток, 1924) без названия, возможно, из политических опасений, и только в «Гумилёвском сборнике» (Харбин, 1937) стихотворение получило название по имени своего адресата («Гумилёву»). Автор уподобляет поэтическое творчество Н. Гумилёва плодоносному древу жизни («Ты – древо, опустившее над нами// Шатёр ветвей... И сень его шумит,// Уже отягощённая плодами»). Гумилёв предстаёт поэтом-героем, олицетворяющим преемственность, неостановимость жизни и творчества. В творчестве Гумилёва поэт открывает залог жизни, неиссякаемый творческий импульс и источник вдохновения. Безмерная благодарность побуждает автора стихотворения вознести поэта к небожителям, обожествить его провидческий дар («Поэт, герой! У гроба твоего// Грядущее, обняв былое, грезит,// И ты не человек, а божество// С могилой, превращающейся в гейзер!» Сам факт выхода в свет данного сборника, являющегося уникальной библиографической редкостью, подтверждает приверженность русской эмиграции имени и творчеству Гумилёва. Гумилёв своей судьбой и своим творчеством стал связующей нитью между русской классикой и литературой русского зарубежья, которая своим духовным подвижничеством на благо России жила созвучно Гумилёву, черпала в его творчестве деятельное, героическое начало. Призыв из стихотворения Алексея Ачаира «Защита» («Бей молотом, пока ты в силах,// и в отдых сладостный – не верь!»), опубликованного в «Гумилёвском сборнике», отражает общий патриотический пафос эмигрантского творчества, пафос служения России [1; 13 – 14].

Трагическая смерть Н. Гумилёва вызвала к жизни полемику с теми, кто был повинен в этой трагедии. Особой остроты полемика приобрела там, куда советская власть в те годы в полной мере ещё не пришла. Так было во Владивостоке, где в это время жил журналист и писатель Вс. Н. Иванов, перу которого принадлежит статья в литературно-художественном приложении к воскресному номеру (№ 144) владивостокской газеты «Русский край» с громким подзаголовком «В Петрограде большевиками расстрелян поэт Николай Гумилёв». Три страницы из четырёх данного приложения посвящены трагической дате и открываются глубокими стихами самого Н. Гумилёва «Измучен огненной жарой...». Статья Вс. Н. Иванова пронизана горечью утраты великого российского поэта, непримиримостью в адрес виновников трагедии, доходящей до сарказма: «Советскую власть можно поздравить с новым серьёзным завоеванием. Ещё меньше одним пленительным человеком на русской земле. Ещё больше простора осталось для творцов новой жизни, хамов с низкими лбами. Конечно, он должен был умереть. Он не был творцом новой жизни. Он был певцом жизни вечной, прекрасной, такой, какая она есть на самом деле» [3; 2 – 3]. Отражённый в очерке Вс. Н. Иванова трагедийный конфликт поэта-пророка с обществом в ХХ столетии рождает литературные ассоциации с художественно воссозданным М. Ю. Лермонтовым в стихотворении «Смерть поэта». Созвучие двух эпох, Пушкина и Гумилёва, усиливает трагедийное звучание в восприятии Ивановым своего времени, делает этот конфликт трагически типичным для истории русской культуры в целом. Поэтическим голосом Гумилёва Иванов раскрывает глубинную сущность конфликта взаимопонимания поэта и новой эпохи:

Я вежлив с жизнью современною, Но между нами есть преграда:

Всё, что смешит её, надменную, Моя единая отрада...

Уходя от надменной жизни в созерцание экзотики, Гумилёв не уходит от реальности, в этой «экзотике, – подчёркивает Иванов, – ищет он только усугубления этого мира, который, таким образом, мог бы соответствовать его грёзам» [3; 2]. Поэт грезит о высоком, героическом: «Победа, слава, подвиг – бледные// Слова, затерянные ныне,// Гремят в душе, как громы медные,// Как голос Господа в пустыне...» [3; 2].

Вс. Н. Иванов воспринимает поиски Гумилёвым экзотики как поэтическое стремление к жизни в её концентрации: «... жизнь, сплошная и одинаковая, имеет в себе экзотику АКМЕ, имеет полдень, сладкий и нежащий, концентрирующий её. Гумилёву надобен был этот полдень...» [3; 2].

Гумилёвское стремление к подлинности, сущности жизни, а не к её внешним проявлениям, было необыкновенно близким ощущению жизни русских эмигрантов: «Гумилёв гнался за этой подлинностью. И точно так же, как он охотился в Абиссинии на львов, он отправился на Русско-Германскую войну. Георгиевский кавалер-солдат, георгиевский кавалер-офицер, – он следил смерть с холодной любопытной улыбкой, скандируя из Т. Готье запечатлённые радости жизни...» [3; 3].

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.