WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 ||

Само эстетическое наслаждение следует относить к высшим наслаждениям человека, а наслаждение человеком жизнью - один из основных смыслов человеческого бытия.

Под эстетическим, как известно, всегда принято понимать «красоту» и «прекрасное». По крайней мере «красивое» и «прекрасное» есть основная эстетическая картина, ее основные категории. Высокое искусство всегда следовало законам «красоты» и «прекрасного».

А. Баумгартен в середине XVIII века впервые ввел понятие «эстетическое» и под «эстетическим» он понимал «чувственное познание, помогающее постичь красоту действительности». Следовательно, суть «эстетического» - красота, которая воспринимается и познается человеческими чувствами.

Искусство так или иначе связано с эстетическими чувствами человека.

Эстетические чувства – это продукт исторического развития общества, и стремление человека создать вокруг себя красоту в художественной форме наблюдалось во все времена. Искусство, как отмечают Ю.Г. Волков и И.В.

Мостовая, «как оформитель и конденсатор красоты фиксирует в себе тысячелетний социальный опыт и знания о мире» [3, с.358]. Эстетические чувства в значительной степени отражают уровень эстетического сознания, эстетическую культуру общества, отдельно взятого народа и личности.

Искусство находится в неразрывной связи с эстетическим восприятием.

В философских словарях отмечается, что эстетические чувства – это эмоциональное состояние, возникающее в процессе эстетического восприятия явлений действительности или произведений искусства [4, с.571]. Восприятие эстетического связывают с процессом потребления, освоения произведений искусства, конечным результатом которого является влияние искусства на человека, на его эмоционально-чувственное и нравственноэстетическое сознание.

Восприятие искусства, так называемое художественное восприятие, - это сложный, многоуровневый процесс, результатом которого является деятельность человека, направленная на овладение произведениями искусства.

После того как художественные образы восприняты и усвоены человеком, они становятся мотивирующей силой человеческого поведения, смыслообразующими факторами жизни людей, которые способствуют выработке у них нравственных и эстетических идеалов. Все это, в конечном счете, становится важнейшим фактором, формирующим личностные качества человека. Исследователи отмечают, что «эстетический идеал выступает как определенная реальная цель, как важнейший стимул жизни и деятельности человека, общества в целом, приобретая мировоззренческий смысл. В эстетическом идеале в социальном плане зафиксирован сам процесс формирования личности, поскольку он способствует развитию представлений о совершенном, справедливом обществе» [5, с.95].

В.Н. Холопова, в частности, рассматривая типологию и анализ эмоций в музыке, предлагает несколько важнейших типов эмоций, среди которых выделяет «эмоции как фактор саморегуляции личности». Она отмечает, что «саморегуляция личности под влиянием искусства означает, что человек, захваченный его образами, включает в восприятие этих образов собственное «я», и переживание произведения искусства сопровождается для него эмоциональным контрапунктом (фоном) собственных жизнеощущений. Эффект саморегуляции заключается в том, что человек анализирует параллельно образу искусства эпизоды, события собственной жизни, в результате чего или подтверждает для себя правильность собственных позиций, реакций или, наоборот, стремится что-то в себе исправить, изменить, направить свою жизненную линию в новое русло» [6, с.127].

Восприятие же в искусстве всегда носит сугубо личностный характер, оно всегда «личностное восприятие», а сила и осознанность восприятия в искусстве зависят от множества факторов, и, в первую очередь, от характера, настроения, нравственных и идеологических установок самого человека.

Немаловажную роль в оценке и восприятии художественного произведения играет и сама «художественная зрелость» человека.

Эстетическая культура личности - это есть его эстетическое сознание, выражающее совокупность переживаний человека, его суждений, вкусов, взглядов, идей и теорий. По мнению А. Комаровой, эстетическая культура личности «выражает уровень развитости эстетического сознания, способность и потребность эстетически воспринимать действительность, участвовать в эстетической деятельности, воплощаемой в эстетических ценностях» [7, с.19].

Одним из высших проявлений эстетической культуры личности является уровень ее художественной культуры, которая выражается в отношении к искусству, к миру художественных ценностей. «Художественная культура личности - как отмечает П.В. Соболев, – это особые качества ее эстетического сознания и соответствующий комплекс ее духовно-практических способностей» [8, с.544]. Эстетическое воспитание личности во многом зависит от уровня ее художественного образования и умения воспринимать искусство как художественную ценность. Осмысление произведений искусства требует особой способности или подготовленности слушателя и зрителя переживать и мыслить. Чтобы проникнуть в смысл художественного произведения, осознать его суть необходимы знания. Невозможно осознать и понять оперу «Салават Юлаев» башкирского композитора З. Исмагилова, не зная историю событий того времени, или также понять суть картины Рембрандта «Даная», не зная греческого мифа.



Просмотрев картину известного башкирского художника Р. Нурмухаметова «Осень на Урале», зритель невольно ощущает красоту родной природы, ее простор и величие, испытывает любовь к своей родине, гордость за красоту ее природы. Он осознает эту красоту, соизмеряя ее со своими представлениями о красоте, тем самым порождая в своей душе гармонию разума и эстетических чувств. Нужно отметить, что именно национальное искусство призвано формировать в человеке этническое эстетическое сознание и миро ощущение. Л.И. Михайлова подчеркивает, что «удовлетворение эстетических потребностей через фольклорные формы творчества осуществляются не только благодаря художественно-выразительным средствам, определяющим гармоничность звучания, движения, линий и т.п., но и потому, что в них воплощена красота природы, труда и человеческих отношений… Идеал прекрасного, созданный народом много веков назад, способен удовлетворять эстетические потребности и в настоящее время, так как все больше распространяющаяся в обществе продукция массовой художественной культуры, довольно примитивна не только по содержанию и форме, но и в использовании художественно-выразительных средств, создающих чувства гармонии и красоты» [9, с.176].

Единство красоты, добра и истины - чрезвычайно сильный фактор формирования личностных качеств человека и его мировоззрения. Искусство объединяет в себе эстетические, нравственные и другие возможности воздействия на человека и формирует личность не односторонне, а целостно.

Доброе и прекрасное, воспринятые через искусство, способствуют созданию определенных правил и социальных норм поведения в обществе, они формируют в человеке общечеловеческие ценности. Искусство является пространством для творческого развития духа, культивирует эстетические ценности, которые являются одними из основных составляющих духовных ценностей в обществе.

«Эстетическое» в искусстве является основой духоформирующего потенциала общества. Воплощая в своих образах идеал красоты и прекрасного, искусство пробуждает в людях истинных художников, музыкантов, поэтов.

Стремление человека с помощью искусства воспроизвести красоту окружающего мира, на наш взгляд, есть важнейшая функциональная особенность искусства.

Человек с высоко развитым художественно-эстетическим потенциалом в наши дни способен к более успешному выполнению социальных ролей, что, в свою очередь, способствует совершенствованию в целом производственных, социальных отношений и всей духовной жизни общества. Искусство остается одним из важнейших средств формирования личности и его эстетического сознания.

Литература 1. Кононенко Б.И. Культурология в терминах, понятиях, именах. Справочное учебное пособие. – М.: Изд-во «Щит – М», 1999. - С. 97.

2. Столович Л. Жизнь – творчество – человек. - М.: Политиздат, 1985. - С. 85.

3. Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология.- М.: Гардарика, 1998. - С. 358.

4. Философский словарь / под ред. И.Т.Фролова. – 5-е изд. - М.: Политиздат, 1987. - С. 571.

5. Лукьянов А.В., Файзуллин А.Ф. Эстетическая культура: ее социальные и нравственные доминанты // Культура народов Башкортостана: история и современность: Мате риалы региональной научной конференции «Культурное наследие народов Башкортостана», посвященной памяти Д.Ж. Валеева (Уфа, 18 апреля 2003 года). – С. 95.

6. Холопова В.Н. Музыка как вид искусства – СПб.: Изд-во «Лань», 2000. – С. 127.

7. Комарова А.И. Эстетическая культура личности. – Киев: Изд-во при Киевском госуниверситете, Изд. объед. «Вища Школа», 1988. - С.19.

8. Эстетика как философская наука. – СПб: ТОО ТК «Петрополис», 1997. – С. 185 1987. (544).

9. Михайлова Л.И. Социодинамика народной художественной культуры: детерминанты, тенденции и закономерности. Монография. – М.: Вузовская книга, 1999. – С.176.

Ю.М. Юсупов г. Уфа «ВАХХАБИЗМ» КАК РЕГИОНАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ:

К ПРОБЛЕМЕ ПРОФИЛАКТИКИ ЭКСТРЕМИЗМА На территории СНГ и Ближнего Зарубежья мусульманская умма поделена на две основные мировоззренческие системы. Условно их называют суфиями и салафитами (ваххабиты). Для начала мы должны отойти от обывательского черно-белого восприятия этих систем в России, который столь успешно внедрен журналистами. Особенно распространено представление о ваххабизме как экстремистах и суфиях – лояльной к власти идеологии. Отношение к высшей светской власти не может являться маркером в определении этих течений. Адепты, как суфизма, так и салафизма могут выступать в качестве как сторонников, так и противников государства и российского светского общества. В начале 1990-х гг. сепаратистские устремления Д. Дудаева находили поддержку, прежде всего у традиционного для Чечни суфийского тариката кадирийа, впоследствии оказавшегося в конфликте с исламскими фундаменталистами («ваххабитами»). Дагестанские «ваххабиты», насколько это известно по сообщениям прессы, не оказали поддержки отрядам Хаттаба и Ш. Басаева, вторгшимся на территорию республики в августе г. Наконец, «ваххабизм» является официальной идеологией Саудовской Аравии, менее всего склонной к поддержке терроризма. А обвинения в экстремистской деятельности почти в равной степени предъявляются как представителям суфийских тарикатов, так и салафитских джамаатов.





Однако то, что разделение на лояльных и экстремистов в общественном сознании пошел именно между этих двух проекций (суфизма и салафизма) не случаен. В мировой религиозной практике суфизм и салафизм действительно оппозиционны.

Но мы не ставим сложную задачу разбирать правоту одной из сторон, лишь выделим реальных субъектов способных повлиять на урегулирования сложного мусульманского вопроса в поликонфессиональном и поликультурном обществе. Различия между салафитами и суфиями лежат практически на одной плоскости – в понимании Сунны. Из-за этого они конкурентны друг другу, и в мировоззренческом плане эти системы непримиримы. Однако на практике, особенно на местном уровне мы можем наблюдать их вариабельность и даже взаимодополняемость. Поскольку кроме информационных связей с суфийскими или салафитскими центрами существует множество других факторов, обусловленных региональными особенностями. Это, например, такие как слабая система религиозного образования, этатизм и этнические стереотипы.

Самый главный субъект в религиозный политике государства – некая связка между властью и мусульманским сообществом – муфтият. Они сегодня ждут реформ в религиозной политике региона. В зависимости от акцента этих изменений, ситуация с мусульманской «оппозицией» может пойти по разным сценариям:

1.Учитывая существенную долю «салафитов» в обществе, политика ДУМ РБ будет постепенно отходить от исключительно антисалафитских позиций. В связи со слабостью научной сферы муфтията и повышающимися запросами в исламизирующем обществе все больше будут привлекаться выпускники исламских университетов Египта, Сирии и тд. Еще в девяностые и нулевые ДУМ РБ отличался от ЦДУМ чуть более толерантным отношением к салафитам. Поэтому перспектива их вовлечения в работу ДУМа вполне возможна. Тем более часть мусульман-салафитов обладает довольно определенным количеством специалистов по арабской филологии. И они способны продуктивно работать в этой области, активно взаимодействуя в сфере арабского языка не только с муфтиятом, но и с министерством образования.

Причем работа не будет противоречить политической канве муфтията и государства. Мусульмане коммерсанты южных районов готовы в свою очередь занять сферы бизнеса: халяля и хаджа.

Башкирские «салафиты» очень активно участвуют в общественнополитической жизни республики, пытаются проникнуть в легальные муфтиятские системы и светские общественные организации. Предпринимались попытки взаимодействия с банками Башкортостана. Более того башкиры - «салафиты» - очень значительная часть башкир-мусульман. Тем более в своем большинстве это те, которые в советское время взяли на себя роль «истинных башкир» (южные и восточные башкиры). Порой позиционирование «салафитов» – полностью принимает национальный окрас. Несмотря на то что «салафиты» относятся к муфтияту с недоверием, они прекрасно понимают роль муфтията и его значение в республике и не перестают претендовать на участие в этом институте власти.

2.Согласно другому сценарию в целом по России пройдет объединительный процесс муфтиятов, под крылом одного учреждения. Судя по всему новым центром готовиться стать ЦДУМ. При помощи местных исламских образовательных центров и институтов соседних регионов усилят преподавательский состав учебных центров (в том числе Зауральских) – создание Исламской Академии – первый шаг к тому. То есть религиозная сфера будет унифицироваться.

Слияние ДУМ РБ и ЦДУМ значительно поменяет ситуацию в мусульманской сфере. Какая-либо вероятность сотрудничества с муфтиятом (даже на уровне диалога) для «салафитов» пресекается. При таком сценарии развития власть будет опираться и ориентироваться исключительно на официальные органы мусульман, у которых в свою очередь будет очень силен налет суфизма с выраженной антисалафитской риторикой.

Само решение «мусульманского вопроса» в республике процесс довольно сложный и долгосрочный. Но именно результат этого решения приводит к наибольшему эффекту. Разрешение жизненно важных проблем мусульман, безусловно, приведет к тому, что заинтересованная в этом политическая сила, в лице мусульманской уммы Башкортостана, обретет авторитет и ее активную поддержку.

Только взаимодействие государственной власти и мусульманских лидеров может дать определенные результаты. И если светское общество будет оставаться и в дальнейшем на антисалафитских или других позициях, отвергающих часть своего общества, то все больше набирающие силу автономные джамааты, впитают элементы, которые в последующем скажутся на стабильности нашего региона. Не факт, что в результате из под пресса властей выйдет нечто толерантное.

Тем более необходимо учесть, что сама мусульманская умма сегодня развивается, по большому счету, стихийно. Муфтияты, находящиеся в республике, не имеют реальных рычагов власти среди мусульман. Альтернативные, и в некотором смысле оппозиционные муфтиятам, лидеры разобщены и слабы. Однако данная работа значительно облегчается с существованием общественных институтов, которые находятся в мусульманской среде и способны находить компромисс, между нашей уммой и всем остальным обществом по наиболее актуальным проблемам.

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 ||










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.