WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 57 | 58 || 60 |

В этой связи лишены смысла попытки догнать технически развитые страны запада на их пути развития технического прогресса в условиях глобализации. Более привлекательным и более верным для России представля ется путь сосредоточения сил на развитии науки и образования, поскольку в постиндустриальном обществе, основанном на знаниях, именно продукт интеллектуальных сфер деятельности является наиболее рентабельным и может обеспечить государству лидирующее положение в международных отношениях. Обоснованным представляется мнение В. А. Мясникова о том, что в таких условиях «эффективные системы образования – фундамент тех возможностей, которые приносят пользу не только человеку, но и обществу в целом, повышают темпы экономического роста, улучшают образовательные достижения следующих поколений» [3, с. 53].

Анализ различных подходов к пониманию информатизации образования, ее роли, значения и возможных сценариев реализации в современном образовательном процессе позволяет выделить два основных направления, которые с достаточной степенью условности можно назвать как «человекоориентированное» и «технико-ориентированное». Данные направления принципиально расходятся в понимании роли и места человека и техники в процессе информатизации образования.

Первое, «человеко-ориентированное», направление исходит из центральной роли человека (как обучаемого, так и обучающего) в учебном процессе. Отсюда, информатизация образования рассматривается как одно из средств повышения эффективности учебного процесса наряду с другими средствами, а не как самоцель. Нередко представителей данного направления упрекают в технофобии. Однако, правильнее будет говорить о сдержанном, взвешенном отношении к средствам информатизации в учебном процессе, что подразумевает не только осознание положительных сторон информатизации образования, но и приложение серьезных усилий к выявлению и прогнозированию возможных отрицательных последствий, а также к разработке средств их предотвращения и профилактики. В рамках данного направления нередко поднимается вопрос об определении границ информатизации образования.

Второе, «технико-ориентированное», направление основывается на необходимости формирования нового типа интеллекта и нового отношения к быстро меняющейся информационно-технической реальности. В центре данного направления лежит идея приспособления человека, его культуры к новому этапу развития информационного общества, основанного на повсеместном внедрении средств информационно-коммуникационных технологий. Следствием этого является стремление свести содержание и методику образования к выработке у обучаемых технических умений по работе с информацией на основе овладения компьютерными технологиями. Тем самым, данное направление по сути подразумевает скорее экстенсивное (количественное), чем интенсивное (качественное) развитие потенциала информационных технологий в образовании. Характерной чертой данного направления является повышенное внимание к положительным моментам информатизации образования и умолчание о возможных отрицательных последствиях этого процесса. Кроме этого, исследования, относящиеся к данному направлению, систематически страдают недостаточной обоснованностью причинно-следственной связи между активным внедрением в учебный процесс средств информационно-коммуникационных технологий и возникновением нового качества образования, которое было недостижимо в условиях применения прежних методов и средств обучения.

Сравнивая два данных направления, можно отметить, что второй подход продиктован определенными рациональными соображениями. В самом деле, в обществе, в котором преобладают личные интересы над общественными, материальные ценности над духовными, технократический стиль мышления, формируемый применением средств информационных технологий в образовании по второму сценарию, неплохо вписывается в систему отношений такого общества и коррелирует с определенными социальными интересами.

Однако, такой тип общества (присутствующий в настоящее время в большинстве западных стран) является в мире далеко не единственным. Более того, современные социологические и политологические исследования позволяют заключить, что общества такого типа исчерпали ресурс своего цивилизационного развития, поэтому будущие мировые тенденции связаны с реализацией потенциала обществ другого типа. Поэтому ориентироваться в вопросе о выборе приоритетов в процессе информатизации системы образования России на второе, «технико-ориентированное», направление как на единственно верное (несмотря на то, что оно показало определенную эффективность в западных странах), было бы крайне опрометчивым, влекущим нарастание в обществе тенденций экстремизма.

Литература 1. Гадамер Х.-Г. Истина и метод. – М., 1988.

2. Кара-Мурза С. Г. Истмат и проблема Восток-Запад. – М., 2001.

3. Мясников В. А. Образование сегодня: новые возможности, новые проблемы // Мир образования – образование в мире. – 2008. – № 1. – С. 41-53.

4. Новиков А. М. Постиндустриальное общество – общество образованных людей // Специалист. – 2008. – № 1. – С. 2-7.

5. Петрова Н. П. Открытое образование и его функции в информационном обществе // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2007. – № 5. – С. 120-124.

6. Подласый И. П. Педагогика. – М., 2006.

7. Свт. Николай Сербский. Избранные письма. – М., 2001.

8. Склярова Е. В., Обаева Е.В. Россия и глобализация: социокультурный аспект // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2007. – № 5. – С. 101-103.

9. Сластенин В. А. Педагогика. – М.: Школа-Пресс, 2000.

10. Словарь иностранных слов / Под ред. И. В. Лехина, Ф. Н. Петрова. – М.: Гос. изд.

иностр. и нац. словарей, 1949.

11. Словарь иностранных слов. – 18-е изд. – М.: Рус. яз., 1989.

12. Тихонова Н. Е. Социальная структура российского общества: итоги восьми лет реформ // Общественные науки и современность. – 2000. – № 3.

13. Хелд Д., Гольдблатт Д., Макгрю Э., Перратон Дж. Глобальные трансформации. – М.: Практис, 2004.

14. Шефель С. В. Творческая индивидуальность – будущее социологии. – М., 2000.

15. Язык как глобальная инфраструктура // Экология и жизнь. – 2005. – № 7(48). – С. 31.

М.М. Юльякшин г. Уфа РОЛЬ НАУКИ В ФОРМИРОВАНИИ КУЛЬТУРЫ МИРА И НЕНАСИЛИЯ В последнее время мы наблюдаем крушение многих мифов, расцветших в XX столетии, как унаследованных от прошлых времен, так и относительно новых, пришедших им на смену. Среди уходящих мифов - уступающий по своей значимости и влиянию на ход истории только социальным утопиям, хотя и тесно с ними связанный, - миф о спасительной миссии науки. Кризис религиозного, по сути, поклонения науке, воспринимаемый как кризис доверия научному разуму, научной рациональности вообще - отнюдь не порождение XX века, но, скорее всего, его кульминация и завершение. Подавляющее число философов отмечают, что XX век дал в целом бесчисленное количество подтверждений для самых мрачных прогнозов. Поэтому на всем протяжении этого столетия наибольший успех и влияние имеют именно книги, излагавшие проблему будущего в апокалипсическом свете. Кратковременные увлечения футурологией, оптимизм постиндустриальной идеологии на фоне общего неверия оказались поверхностными и несущественными.

Постепенно из горизонта современного общественного сознания выпали оптимистические трактаты, повествующие о счастливом будущем в потребительском обществе, но остались те, что стали моральным укором породившему их обществу, или приговором техногенной цивилизации. Крушение этих иллюзий обернулось тысячами личных трагедий и заставило многих ученых осознать новую социальную и моральную ситуацию, в которой они оказались. Становится ясно, что наука не может развиваться в социальном вакууме, в отрыве от своих мировоззренческих и социально-философских, этических основ. Нравственные, этические проблемы вплетаются в само тело науки, а не являются чем-то внешним для нее.

Оценивая состояние современной культуры, А. Швейцер отмечает, что ее кризис, прежде всего, связан с нарушением необходимой связи между «внешним» прогрессом (в области науки и техники) и духовным совершенствованием человека. Утратив связь с этическими идеалами, культура лишилась своего предназначения – способствовать духовному и нравственному возвышению человека и человечества. Он отмечает, что роковым для европейской культуры стало то, что ее материальная сторона развивалась намного активнее и достигла больших результатов, нежели духовная. Успехи науки и техники, материальные достижения трансформировали со временем общую концепцию культуры. Согласно Швейцеру, именно переоценка материальной составляющей культуры во многом и привела к нынешней культурной ситуации – бескультурью. Он образно сравнивает культуру, которая развивает лишь материальную сторону без соответствующего духовного прогресса, с кораблем, который, лишившись рулевого управления, неудержимо мчится навстречу катастрофе. «Главное в культуре, - пишет Швейцер, - не материальные достижения, а то, что индивиды постигают идеалы совершенствования человека и улучшения социально-политических условий жизни народов и всего человечества и в своих взглядах постоянно руководствуются этими идеалами. Лишь в том случае, если индивиды… будут работать над совершенствованием самих себя и общества, окажется возможным решить порождаемые действительностью проблемы и обеспечить… всеобщий прогресс» [3, с. 98]. Только этическое мировоззрение, по мысли А.

Швейцера, способно побудить человека к действию во имя культуры, заставив его пренебречь эгоистическими интересами и постоянно ориентируя его на духовное и нравственное совершенствование как решающую цель культуры.

Известный философ Х. Йонас, развивая этику ответственности А.

Швейцера, в связи с вызовами технологической цивилизации пришел к выводу о необходимости новой расширительной концепции ответственности.

По аналогии с кантовским категорическим императивом Йонас в своей книге «Принцип ответственности» сформулировал новый императив расширенной ответственности: «Поступай так, чтобы последствия твоих действий были совместимы с постоянностью подлинно человеческого бытия на Земле».

Идеи Йонаса о родовой ответственности перед будущими поколениями и окружающей средой придали новый импульс этической дискуссии, вызвали как горячий положительный отклик, так и аргументированную критику. Исчезновение культурных ограничителей способствует тому, что техническое развитие выступает в форме постоянно ускоряющегося технического прогресса, который на протяжении столетий приветствовался большим числом технологических оптимистов. Все отчетливее проявляется понимание того непреложного факта, что если не будет в геометрической прогрессии возрастать социальная ответственность ученых, роль нравственного, этического начала в науке, то человечество, да и сама наука, не смогут развиваться даже в прогрессии арифметической. Есть основания полагать, что человечество вступает в эпоху радикальных цивилизационных перемен. И в разных областях культуры уже идет поиск новых ценностей, новых мировоззренческих образов, которые могли бы стать базовыми для третьего (по отношению к традиционалистскому и техногенному) типа цивилизационного развития, призванного найти выход из современных глобальных проблем.

Среди различных форм современного антисциентизма важное место, несомненно, принадлежит пацифистскому движению. Оно основано на негативном отношении к научно-техническому развитию в сфере военных разработок. Ведь тема последствий (предвидимых и непредвидимых) научной деятельности в данной области является весьма болезненной. Здесь достаточно вспомнить такие общеизвестные факты, как трагические последствия открытий ядерной физики (особенно применение атомного оружия). Говоря об этом феномене, обычно имеют в виду возможность уничтожения (или тотальной деградации) человечества в результате использования сверхмощного ядерного оружия. Действительно, такая возможность существует, и она свидетельствует о чудовищной эволюции самого человечества. Наличие механизма для всеобщего самоубийства – это, конечно, ярчайшее свидетельство против того, что именуют «прогрессом».

Ядерная война с чередой чудовищных взрывов теоретически может стать концом всего человечества, пребывающего в состоянии торжества научнотехнической мысли. Достаточно сказать, что в одном ядерном заряде могла быть сконцентрирована разрушительная сила в несколько раз превышающая силу всех взрывчатых веществ, использованных во всех предшествующих войнах вместе взятых. А суммарная мощность уже накопленного в мире ядерного оружия более чем достаточна, чтобы не один раз уничтожить все живое на Земле. В результате мир подошел к такой критической точке, когда этот вопрос встал уже не перед отдельными группами людей, а перед всем человечеством. Весьма интересна позиция одного из самых влиятельных теоретиков Римского клуба А.

Печчеи, который утверждает, что созданный человеком научно-технический комплекс «лишил его ориентиров и равновесия, повергнув в хаос всю человеческую систему». Основную причину, подрывающую устои мира, он видит в изъянах психологии и морали индивида - алчности, эгоизме, склонности к злу и насилию. Поэтому главную роль в осуществлении гуманистической переориентации человечества, по его мнению, играет «изменение людьми своих привычек, нравов, поведения». «Вопрос сводится к тому, - пишет он, - как убедить людей в различных уголках мира, что именно в усовершенствовании их человеческих качеств лежит ключ к решению проблем» [2, с. 296].

Современный научно-технический прогресс остро поставил на повестку дня проблему моральной ответственности ученых, прежде всего, ученыхестествоиспытателей. Известно, что Эйнштейн после трагедии Хиросимы испытывал глубокое чувство вины, но не видел выхода из морального кризиса, в который впала современная ему наука, порабощенная военнопромышленным комплексом. Сегодня наука использует столь мощные силы, что часто небрежность экспериментатора или сбой обслуживающей техники могут привести к массивным негативным последствиям. Необходимость систематически оценивать последствия развития техники с точки зрения соответствия общественным интересам и ценностям на основе достижения широкого общественного согласия окончательно осознается в качестве важной социальной задачи на рубеже 60-70-х годов прошлого века. В это время на фоне еще большего увеличения скорости процессов технизации и усложнения техники началось осознание «пределов роста», долгосрочных и глобальных рисков, порождаемых развитием науки. Как считает Э. Агацци, «исто рический вызов нашего века состоит как раз в выработке такого правового регулирования на пути ответственного соучастия… Здесь снова способность принимать на себя ответственность является наилучшим способом держать науку под разумным контролем, не отказываясь от интеллектуальных и практических плодов ее прогресса» [1, с. 104].

Таким образом, антисциентистское движение, нацелено в своем критическом пафосе против односторонней, ориентированной на безудержный рост производства научно-технической модернизации. Однако крайности антисциентизма, нападающего на науку вообще, не могут служить достаточной мировоззренческой альтернативой инструментальному разуму. Важнейшим регулятивом нового типа цивилизационного развития должно стать осознание пределов человеческих возможностей, формирование новой гуманистической культуры мира и ненасилия.

Литература 1. Агацци Э. Почему у науки есть и этические измерения // Вопросы философии. - 2009. - № 10. - С. 93-104.

2. Печчеи А. Человеческие качества. - М.: Прогресс, 1985. - 312 с.

3. Швейцер А. Культура и этика. - М.: Прогресс, 1973. – 344 с.

И.Ф. Юсупов г. Уфа РОЛЬ ИСКУССТВА В ФОРМИРОВАНИИ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЧЕЛОВЕКА Исследование выполнено в рамках ГНТП АН РБ «Роль национального искусства в формировании ценностных ориентаций современной молодежи» Искусство - это « …один из важнейших способов эстетического освоения мира, его воспроизведение в образно-символическом ключе при опоре на ресурсы творческого воображения; специфическое средство целостного самоутверждения человеком своей сущности, способ формирования «человеческого» в человеке» [1, с.97].

Эстетическое отношение к действительности проявляется во всех сферах деятельности человека, и специфика искусства, по мнению Л. Столовича, заключается в том, что «в нем концентрируются эстетические начала, имеющиеся в каждом виде деятельности» [2, с.85].

Известно, что искусство - это художественная деятельность человека, и особенность искусства, в отличие от других форм общественной деятельности, состоит в том, что оно доставляет людям эстетическое наслаждение.

Pages:     | 1 |   ...   | 57 | 58 || 60 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.