WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |

См.: Из ранней истории шведского народа и государства… C.196.

См.: Из ранней истории шведского народа и государства… С.188.

В законах короля Кнута публичное предъявление иска в отдельных случаях выражается термином «beclypian» «beclypian» (Leges saeculares Canuti, 28), являющимся производным от «clypian (cleopian)», что буквально означает «кричать, восклицать», и демонстрирует, на мой взгляд, определенные контекстуальные параллели с древнеславянским процессуальным действием по оглашению совершившегося преступления, обозначаемым термином «заклич».

The History of English Law before the Time of Edward I. Cambridge: Cambridge University Press, 1898. P.39-40.

Аlfred, 22.

Аlfred, 33.

сматривалась ответственность за ложно произнесенное обвинение в клятвопреступлении, что рассматривалось как оскорбление достоинства человека, и подлежало возмещению в форме выплаты оклеветанному, а также королю и владельцу дома, в котором произошло данное правонарушение1. Материальная ответственность за ложное обвинение в клятвопреступлении также известна из правовых памятников других германских народов2.

Очистительная клятва рассматривается в англосаксонском праве как форма исполнения судебного решения, что прослеживается по одному из фрагментов закона королей Хлотаря и Эдрика: «После того, как будет решено дело (sace gesemed), он [обвиняемый] должен исполнить решение в течение семи ночей, будь то уплата или [произнесение очистительной] клятвы (ae), что будет для него удобнее»3. Решение дела, таким образом, сводилось к возложению судом на одну из сторон обязанности принести клятвенное доказательство своей невиновности, либо обеспечить выплату соответствующего возмещения.

Весьма интересно то, что обвиняемая сторона согласно данной норме сама имела возможность выбирать между принесением очистительной клятвы или выплатой возмещения. Согласно закону Хлотаря и Эдрика ответчик, отказавшийся приносить очистительную клятву, присуждался к уплате 100 шиллингов4. Сходная норма прослеживается и в других англосаксонских законах, в частности, в титуле 52 закона короля Инэ, который предоставляет обвиняемому выбор между принесением очистительной клятвы в 120 гайд или уплатой шиллингов5.

Формула очистительной клятвы также известна нам благодаря упомянутому выше англосаксонскому сборнику клятв. Данная клятва начиналась с инвокационной формулы «именем всемогущего Бога» (on almihtiges Godes naman), и содержала слова, призванные засвидетельствовать невиновность ответчика: «Я невиновен ни в поступках, ни в словах, в которых Н. обвиняет меня»6. Анализ правовых документов позволяет сделать вывод о том, что очистительная клятва применялась как при рассмотрении дел, связанных с тяжкими обвинениями (убийства, грабеж, воровство), так и при рассмотрении исков, вытекающих из имущественных споров (недобросовестная сделка, истребование владельцем имущества из чужого пользования, оспаривание сделок куплипродажи и др.). Принесение очистительной клятвы требовалось, по всей видимости, только когда была принесена обвинительная клятва, что прослеживается, в частности, по закону короля Кнута, согласно которому очистительная клятва должна соответствовать по своей силе обвинительной клятве7. Данное предположение подтверждается содержанием титула 36 закона короля Альфре Hlothar and Eadric, 11.

См., напр.: Lex Salica, XLVIII.

Hlothar and Eadric, 10.

Hlothar and Eadric, 10.

Ine, 52.

Hu man sceal swerie, V. По: Schmid, R. Die Gesetze der Angelsachsen. Leipzig, 1858. P.482. Перевод мой – С.С.

Leges saeculares Canuti, 22.

да, согласно которому за непреднамеренное убийство, совершенное при переноске копья на плече (по всей видимости, во время военного похода), устанавливается ответственность только в форме уплаты вергельда1. Однако, то же деяние, в случае, повлекшее обвинение в злом умысле (очевидно, подкрепленное обвинительной клятвой), уже требовало принесения очистительной клятвы, равной по своей стоимости штрафу за убийство2.

Англосаксонским правом предусматриваются два необходимых условия для принесения очистительной клятвы: 1) человек должен быть в состоянии (maeg)3 принести клятву; 2) человек должен осмелиться (dear)4 принести клятву. Возможность обвиняемого принести очистительную клятву, по всей видимости, предполагала наличие у него достаточного количества соприсяжников, а также имущества, необходимого для внесения в качестве залога при принесении клятвы, либо поручителя, готового внести необходимую сумму. Готовность к принесению клятвы предполагала дерзновение человека принести очистительную клятву, призывая имя Бога в церкви, либо, если этого требовала норма обычного права, на могиле усопшего человека, проходившего фигурантом по рассматриваемому делу5.

Очистительная клятва рассматривалась в англосаксонском праве как своего рода «момент истины», до наступления которого возможно было принести раскаяние. В связи с этим принесение признательных показаний до совершения очистительной клятвы рассматривалось как деяние, смягчающее ответственность. В частности, в законе короля Инэ содержится норма, согласно которой признание в совершении убийства до принесения клятвы позволяет виновному отложить выплату штрафа в пользу короля до полной выплаты вергельда потерпевшей стороне6.

Клятва в подтверждение невиновности в отдельных случаях предваряла процедуру ордалии, что дает основания предположить особый характер данной клятвы, ее отличие от собственно очистительной клятвы, приносимой в присутствии необходимого количества соприсяжников, и выступавшей в качестве самостоятельного судебного доказательства7. Памятники англосаксонского права не содержат вполне четких указаний на то, в каких именно случаях в качестве доказательства в судебном процессе должна использоваться ордалия. По всей видимости, к ордалии прибегали в случае, когда обвинение носило тяжкий характер, и прочие методы доказательства были исчерпаны, либо неприемлемы8.

Alfred, 36.

Alfred, 36.1.

Ine 46.3. Согласно титулу 46.3 закона короля Инэ, «любой человек имеет возможность свободно поклясться [очищаясь от обвинения в] укрытии [краденого] и в человекоубийстве, если он в состоянии и осмелится».

Ine 46.3; 57.

См., напр.: Ine, 53.

Ine, 71.

Молитвенные формулы, произносившиеся при совершении ордалии, известные из скандинавских источников, источников, приведены в работе Ernest F. Henderson, Select Historical Documents of the Middle Ages, London:

George Bell and Sons, 1910. P.314-317.

См.: Leges saeculares Canuti, 30, 57.

Закон короля Этельстана, ссылаясь на норму обычного права (folс-ryhte), подробно раскрывает процедуру подготовки ответчика к принесению очистительной клятвы перед прохождением ордалии. Согласно данному закону, человек, готовящийся подвергнутся ордалии, должен был за три ночи до этого получить благословение священника, соблюдать строгий пост, позволявший употреблять в пищу только хлеб, воду, соль и травы, посещать богослужения в каждый из этих дней, а в день, когда он должен был пойти на ордалию, - раздать милостыню и принести клятву, подтверждающую его невиновность1. Человек, предоставлявший обвиняемому сумму для внесения залога при прохождении ордалии, брал на себя фактическую роль поручителя, поскольку при повторном обвинении данного лица он должен был либо вновь внести за него залог, либо терял внесенную сумму безвозвратно2.

Участие в судебном процессе соприсяжников (aewdum), то есть лиц, готовых выступить поручителями и клятвенно подтвердить справедливость обвинения, либо поручиться в невиновности обвиняемого, являлось обязательным условием архаического судебного процесса, который мыслился как акт публичного правосудия. Законом короля Инэ устанавливалось, что любой человек может свободно присягать в качестве поручителя, «если он знает, что поступает правильно»3. Исключение составляли несвободные4, поскольку их правоспособность носила ограниченный характер5. Законом королей Хлотаря и Эдрика уточняется, что соприсяжники должны быть из числа свободных, и быть родом из той деревни (tun), к которой принадлежит обвиняемый6.

Из континентального древнегерманского права известно, что участие свидетелей в судебном процессе было обязательным и могло обеспечиваться в принудительном порядке, в то время как отказ от явки на судебный процесс влек наложение штрафа, а отказ от дачи показаний с принесением клятвы мог вообще поставить данных свидетелей вне закона7. Штрафные санкции за отказ от принесения клятвы и дачи свидетельских показаний известны также из англосаксонского права, причем размер штрафа в подобном случае достигал двойного размера8.

Весомость клятвы, приносимой с участием соприсяжников, зависела от четырех факторов: 1) наличие необходимого количества соприсяжников; 2) происхождение соприсяжников (стоимость вергельда, место рождения и проживания); 3) социальный статус соприсяжников; 4) репутация соприсяжников.

Закон королей Хлотаря и Эдрика именует лиц, выступающих в суде соприсяжниками обвиняемого, «добрыми соприсяжниками» (godum aewdum)9 и «сво Athelstan, 23.

Ibid.

Ine, 42.

Ine, 47: Gif mon forstolenne ceap befeh, ne mot hine mon tieman to eowum men.

См.: Wihtraed, 22-24.

Hlothar and Eadric, 5.

Lex Salica, XLIX.

Ine, 35.

Hlothar and Eadric, 4.

бодными соприсяжниками» (freora rim-aewda)1, подчеркивая тем самым важность их репутации и социального статуса. Влияние происхождения и социальной принадлежности на силу клятвы соприсяжников получило также отражение в норме закона короля Инэ, требовавшей в отдельных случаях подкрепления очистительной клятвы участием соприсяжника из числа служащих короля2.

ля2. Законом короля Этельстана устанавливалось, что человек, виновный в принесении ложного свидетельства, лишался доверия и возможности выступать свидетелем в будущем, и должен был уплатить штраф в размере тридцати шиллингов3.

В качестве особого вида клятвы можно, на мой взгляд, выделить поручительство представителя обвиняемого в том, что обвиняемый не будет избегать ответственности и выступит в суде ответчиком в соответствии с требованиями закона. Как упоминалось выше, истец и ответчик встречались на тинге или в судебном собрании, в ходе чего ответчик предоставлял истцу поручителя (byrigean) и давал «совершиться правосудию» (riht awyrce), как будет постановлено судьями (deman)4. В соответствии с законом королей Хлотаря и Эдрика, отказ ответчика от предоставления поручителя влек наложение на ответчика штрафа в пользу короля5. После предоставления поручителя происходил выбор сторонами арбитра для разрешения судебного спора, что напоминает назначение iudex privatus в римском праве6. Предоставление поручителя рассматривается в данном законе как необходимое условие для начала исчисления процессуального срока, отведенного для выбора сторонами процесса третейского судьи7.

Сходная практика предоставления поручителя со стороны обвиняемого известна по памятникам древнерусского права8, что дает основания предположить общие индоевропейские корни рассматриваемого правового обычая.

Есть основания полагать, что предоставление поручителя сопровождалось клятвой ответчика о готовности предстать перед судом и клятвой поручителя о готовности нести ответственность в случае уклонения ответчика от участия в судебном процессе9. Вся тяжесть ответственности за уклонение ответчика от суда ложилась на поручителя, и если ответчик, например, скрывался и избегал ордалии, поручитель должен был уплатить истцу возмещение, а соответствующему глафорду – вергельд ответчика10. В случае поимки ответчика, уклонившегося от правосудия и нарушившего поручительство, на него возлагалась ответственность в форме штрафа за нарушение поручительства и епити Hlothar and Eadric, 5.

Ine, 54.

Athelstan, 12.

Hlothar and Eadric, 8.

Hlothar and Eadric, 9.

См.: Франчози, Дж. Институционный курс римского права. М., 2004. С.77.

Hlothar and Eadric, 10.

Дювернуа Н. Источники права и суд в древней России… С. 182.

Это подтверждается приводимой ниже нормой закона короля Альфреда, согласно которой ответчик, уклонившийся от суда, должен был понести ответственность за нарушение клятвы.

Athelstan, II. I. 1. §7.

мии от исповедника за нарушение клятвы1. Характерно, что в данном случае за нарушение норм процессуального права, связанных с употреблением клятвы, прослеживается применение санкции как духовного, так и секулярного характера.

Исследователями уже отмечалось, что в силу специфических представлений о природе собственности германским народам была неизвестна виндикация в римском понимании этого слова2. Тем не менее, достаточно распространенными в англосаксонской судебной практике являются иски, связанные с истребованием имущества у незаконного владельца. Основанием для подобных исков, в большинстве случаев, являлось обнаружение пропавшего в результате кражи имущества в незаконном владении другого лица3. Предъявление подобного иска сопровождалось клятвой, подтверждавшей права человека на данную вещь, о чем можно судить, исходя из анализа титула 53.1 закона короля Инэ:

«Если он (законный владелец) знает, у кого находится имущество4 мертвого, пусть присягнет об этом имуществе и потребует у того5, кто имеет это имущество, чтобы он признал скот его бесспорно, или [пусть] огласит6, что мертвый никогда не владел имуществом»7.

Англосаксонские законы детально регламентируют процедуру оформления сделки купли-продажи, что вызвано, по всей видимости, необходимостью минимизировать количество возможных оснований для оспаривания подобной сделки, а также необходимостью упростить сбор доказательной базы для обоснования законности либо противоправности подобной сделки в суде. В законе королей Хлотаря и Эдрика содержится предписание о том, чтобы каждый, совершающий покупку имущества в Лондоне, имел в качестве свидетелей «двух или трех незапятнанных [обвинением] кэрлов или королевского управляющего городом»8. В законе короля Эдуарда Старшего содержится сходное предписание, чтобы «каждый имел своего поручителя [при совершении торговых сделок]», никто не совершал покупок вне пределов города, и чтобы каждый имел в качестве свидетеля «управителя города или другого неопороченного человека, которому можно доверять»9. Закон короля Инэ также устанавливает, что поручитель должен быть из числа свободных людей10. Указанные нормы имеют параллели в скандинавском праве, памятники которого донесли до нас даже саму формулу очистительной клятвы, которую приносил обвиняемый в присутствии поручителей в случае начала судебного процесса. Согласно Vstgtalagen, «нужно брать друга при всех покупках, потому что друг должен освобождать Alfred, 1.8.

См.: История государства и права / Под ред. В.А.Томсинова. М., 2002. Т.1. C.401-402.

Ine, 53, 75; Hlothar and Eadric, 16.1; Edward the Elder, 4.

ierfe, возможный перевод – «наследство».

Буквально – «той руки».

gecye, возможный перевод – «докажет».

Перевод мой – С.С.

Hlothar and Eadric, 16.

Edward the Elder, I. 1.

Ine, 47.

от обвинения в воровстве при всех покупках. Если один хочет назвать другого вором, тогда друзья должны свидетельствовать, и они оба должны вместе с дюжиной клясться, что «я купил эту вещь с другом и свидетелями, как велит закон, и поэтому я не виновен в том, в чем ты меня обвиняешь»1. Согласно англосаксонскому праву отсутствие поручителей при заключении сделки могло повлечь обвинение лица «в тайных сделках», что являлось тяжким обвинением, и требовало очистительной присяги в 120 гайд2. Обязательное присутствие поручителей, выступающих при необходимости в качестве свидетелей в судебном процессе, при заключении сделки также известно из древнерусского права3, что что позволяет вновь высказать предположение об индоевропейском происхождении рассматриваемого правового обычая.

В случае предъявления обвинения в приобретении краденого имущества, сопровождавшегося, по всей видимости, упоминавшейся выше клятвой владельца о его праве, обвиняемый должен был «явиться в королевскую резиденцию в городе и указать человека, который ему продал, если он его знает, и возбудить против него иск»4. В случае отсутствия возможности найти продавца данного имущества человек должен был воспользоваться помощью поручителей, сопровождавших его во время заключения сделки, и должен был перед алтарем обосновать свою невиновность5. Та же процедура требовалась в случае, если продавец был найден, но отрицал факт продажи6. В случае, если ответчик не мог с помощью своих поручителей доказать законность совершенной им сделки, он утрачивал приобретенное в результате данной сделки имущество, которое возвращалось во владение истца7.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |






















© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.