WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 36 |

Они непрерывно приносят всякие жертвы, приносят жертвы мертвым и героям.

Из жертв они считают самой прекраснейшей принесение в жертву человека, который был их первым военнопленным. Они приносят его в жepтвy в честь Ареса, так как этого бога они почитают выше всех. Они посвящают этого пленника богу, не просто убивая его, как приносят жертву, но вешают его на столбе или бросают на спицы или умерщвляют какими-либо другими особыми способами, вызывающими жалость к его мучениям. Так живут обитатели Фулы. Из них самым многочисленным племенем являются гавты, у которых и поселились пришедшие сюда эрулы»3.

Согласно древнегерманской теологии, Один был принесен в жертву самому себе путем повешения на дереве4, в связи с чем развешивание мертвых врагов по деревьям может служить одним из указаний на отправление культа Вотана. Известно, что кимвры, одержавшие победу над римскими войсками, принесли жертвы, в которых может прослеживаться культ поклонения этому богу воинских подвигов и колдовских инициаций: «Они разрывали на части и выбрасывали одежды, швыряли в реку золото и серебро, кромсали на куски воинские доспехи, срывали упряжь с лошадей, после чего лошади кидались в реку, и вешали на деревьях людей, так что не было ни добычи победителям, ни пощады побежденным»5.

Get. 41.

Иордан. О происхождении и деяниях гетов (Getica) - Вступит.статья, пер., коммент. Е.Ч.Скржинской./ Иордан - М., Изд.вост.лит., 1960.

Война с готами (II,15). Цит.по: Прокопий Кесарийский. Война с готами. - Пер. Кондратьева С.П. / Прокопий Кесарийский. - М., Изд-во Акад. Наук СССР, 1950.

См.: Старшая Эдда. М., 2000. С.65.

Цит.по: Пенник Н., Джонс П. История языческой Европы. СПб., 2000. С.213.

С другой стороны, из античных источников известно, что верховным богом древних германцев, отождествляемым римскими авторами с Марсом, был Тивац (Циу), покровительствовавший военно-демократическому устройству, аналогичный позднескандинавскому Тюру, богу войны и народного правосудия. Этот древний бог был чрезвычайно популярен среди германцев именно в период родового строя, и к нему даже обращались как к верховному богу: «Мы благодарим наших общих богов и величайшего среди них – Марса (Тиваца – С.С.)...»1. Тивацу посвящались народные собрания (тинги), - так, в районе древнего Вала Адриана сохранилась германская надпись в честь Mars Thincsus («покровителя тинга», Тиваца)2. Возможному разрешению возникающих противоречий (между указаниями на наличие у готов культа Вотана и Тиваца) может способствовать свидетельство Корнелия Тацита, отмечавшего среди германцев практику принесения совместных жертв Вотану и Тивацу: «...по этому обету (посвящению пленных врагов Вотану и Тивацу – С.С.) подлежат истреблению у побежденных кони, люди и все живое»3. Помимо этого, необходимо отметить, что древнегерманские формы сакрального имени Гаут, Геат, Гот и др.

восходят к прагерманскому *Gun (божество), что позволяет сделать предположение о нарицательном характере данного имени, возможности его исторического применения по отношению к различным персонажам древнегерманского пантеона.

Иордан в одном из фрагментов своего произведения упоминает, что представители знати народа готов были провозглашены «полубогами» (semideos) в связи с одержанной ими военной победой: «…одержав повсеместно большую победу, они провозгласили представителей своей знати (proceres suos), - благодаря фортуне которых они будто бы и оказались победителями, - не простыми людьми, но полубогами (non puros homines, sed semideos), т. е. «Лисами» (Ansis)»4.

Есть основания полгать, что сакрализации рода предшествовала его героизация, складывание комплекса преданий, связанных с героическими деяниями членов рода. По свидетельству Павла Диакона, имя Альбоина «прославилось везде и всюду так, что даже и до сих пор его благородство и слава, его счастье и храбрость в бою вспоминаются в песнях у баваров, саксов и других народов, говорящих на том же языке»5. Героизм считался в германском обществе элементом сакральной харизмы, что ярко прослеживается в произведении Видукинда Корвейского, описавшего, как саксы после победы над тюрингами «восхваляли до небес вождя (celebrantes laudibus ducem in caelum), восклицая, что божественный дух (divinum ei animum) и небесная добродетель (caelestemque virtutem) присущи этому [вождю], который благодаря своей стойкости (sua constantia) дал им возможность добиться такой победы».

Тацит Корнелий. Анналы. Малые произведения. История. М., 2001. С.732.

Дряхлов В.Н. В священных рощах Вотана. Киров, 1999. С.58.

Тацит Корнелий. Анналы. Малые произведения. История. М., 2001. С.325.

Get. 78.

Res gestae saxonicarum (I, 27).

Следующий этап сакрализации был связан, вероятно, со складываением представления об отличительных особенностях и определенной харизме, передающихся членам рода по наследству. Весьма интересно, что врожденным признаком королевской харизмы могло служить даже определенное отклонение от физиологической нормы, причем с элементом бестиальности1. Примером может служить средневековое предание о щетине, покрывающей спину представителей королевского рода Меровингов, ведущих свое происхождение от мифического морского чудовища2.

Наконец, решающий этап был связан, вероятно, с мнением жрецов и прорицателей, людей, которые, в представлении окружающих, имели возможность общаться с потусторонним миром и сообщать людям волю божеств. Немаловажным фактором в процессе сакрализации правящего рода могло являться отношение представителей данного рода с кругами германского жречества, а также усердие представителей рода в поклонении определенному сакральному покровителю, выражавшееся в посвящении данному божеству побед и военных трофеев. Весьма характерным примером в данном отношении может служить обращение к Одину правящих вождей лангобардов Ибора и Айо и их матери Гамбары перед решающим сражением лангобардов с вандалами.

Сакральная значимость королевского рода как один из определяющих факторов легитимности публичной власти сохраняется на протяжении значительного периода времени, в том числе, после принятия германскими народами христианства. В частности, даже в VIII столетии, несмотря на фактическое лишение власти правящего франкского рода Меровингов, переход власти к майордомам Австразии не мог быть осуществлен без какого-либо нового средства легитимации, превосходящего по своему значению сакральную силу рода потомков Меровея. Таким средством становится новый процессуальный потестарно-правовой символ, генетически восходящий к библейской традиции помазания древних царей Израиля, использованный в 751 году при возведении на престол первого короля франков из династии Арнульфингов (Каролингов) Пипина Короткого, принявшего помазание во время коронации.

Помазание короля, впервые среди германцев использованное в 672 году королем вестготов3, представляло собой совершенно новый для германского мира способ легитимации публичной власти, основанный на представлении о Боге как Царе царей и Господе господствующих4, имеющем власть ставить над народами правителей и лишать их власти. Происхождение публичной власти только от Бога5, именуемого в германской поэзии «властелином великих короСм. подробнее: Ямпольский Б.Я. Физиология символического. Кн. I. Возвращение Левиафана: Политическая теология, репрезентация власти и конец старого режима. М., 2004.

См.: Ронин В.К. Франки, вестготы, лангобарды в V1 – V111 вв.: политические аспекты самосознания.// Одиссей. Человек в истории. М., 1989. С. 60 – 77.

Rituals of Power from Late Antiquity to the Early Middle Ages. / Ed. by F.Theuws, J.L.Nelson. Leiden, Boston, 2000.

P. 97.

Библия: Первое послание к Тимофею (6:15), Откровение Иоанна Богослова (19:16).

Библия: Послание к Римлянам (13:1).

лей»1, свидетельствует, в восприятии современников, об избранности короля Богом. Данное представление является важной предпосылкой формирования идеи о самодостаточности института королевской власти и снятии формальной необходимости координации действий короля с архаическими германскими традициями: «Мы полагаем, что сердце короля находится в руке Господа…»2.

Таким образом, представление об избранности короля Богом, получающее отражение в соответствующих потестарно-правовых символах, становится со временем более важным фактором могущества короля, нежели врожденная харизма и принадлежность к определенному сакральному роду, что существенно отличает новую модель легитимации власти от модели, характерной для дохристианской германской культуры. Постепенно снижается значимость способа легитимации королевской власти через согласование образа действий правителя с военно-демократическими традициями, отчасти в связи с тем, что большая часть данных традиций имела архаические сакральные корни, утратившие свое значение в связи с принятием германцами христианской религии и формированием христианской политико-правовой доктрины.

Chaney W.A. The Cult of Kingship in Anglo-Saxon England: The Transition from Paganism to Christianity. Manchester, 1970. P. 3.

Шервуд Е.А. Законы лангобардов: обычное право древнегерманского племени. М., 1992. С.16.

§ 5. Институционально-правовая реконструкция образа королевской власти:

неприкосновенность личности короля в свете правовых памятников и историографии Значение средневекового правового сборника Liber Papiensis и его многочисленных комментариев для процесса рецепции римского права в Западной Европе является общепризнанным1. Изучение данных комментариев представляет особенный интерес в связи с возможностью оценить на его основании соотношение римских и германских правовых институтов, в том числе, в сфере публичного права. Обращают на себя, в связи с этим, внимание содержащиеся в средневековом комментарии XI века к Liber Papiensis глоссы и пояснения к норме лангобардского законодательства о посягательстве на жизнь короля2.

Текст титула и глоссы выглядят следующим образом3: «Если кто-либо (глосса: «чья память будет осуждена, перестает своего наследника иметь, и от того, кто такое преступление учиняет, ни [принимать] отчуждаемое, ни [принимать] по манумиссии не может», как читаем в девятой книге кодекса, «ни должник ему не платит») замышлял (глосса: подразумевается, сам) или совещался (глосса: подразумевается, с другими) против жизни короля, подвергается смертной казни, и все вещи его конфискуются (глосса: то есть обобществляются)». Вызывает особенный интерес первая глосса к словам «если ктолибо (si quis)», содержащая положения о лишении обвиняемого права завещания, а также имущественных (вещных и обязательственных) прав. Исходя из дальнейшего комментария (expositio), составленного автором глоссы к данному титулу, можно заключить, что статус виновного приравнивается автором к статусу раба, поскольку автор ссылается на норму римского права, согласно которой «раб ничего своего права (sui iuris) не имеет». Далее автор поясняет свою точку зрения ссылкой на девятую книгу кодекса Юстиниана, содержащей норму о том, что «если кто-либо против императорского величия (imperatorem maistatem) замышлял или совещался», утрачивает возможность отчуждать чтолибо из своего имущества, изменять статус подвластных, или требовать уплаты долга. В связи с этим возникает вопрос о том, насколько правомерно автор распространяет положения римского права на рассматриваемую норму законодательства лангобардов, и насколько данная трактовка соответствует существовавшей в королевстве лангобардов правоприменительной практике.

По мнению Ч. Рэддинга, содержащиеся в ранних пояснениях (известных как «Walcausina») к Liber Papiensis цитаты из Corpus Juris Civilis «имели практическое предназначение в объяснении законодательства лангобардов в местах, недостаточно ясных; они не были, и не претендовали на то, чтобы быть, комБолее подробно о роли и значении данного памятника: Radding, C.M. Legal Theory and Practice in EleventhCentury Italy // Law and History Review 21 (2003). 377–382.

В данных глоссах содержатся элементы римского частного права, а в комментарии содержатся элементы как частного, так и публичного римского права.

Текст источника приведен мной по изданию: Monumenta Germaniae Historica. Leges Langobardorum. Здесь и далее по тексту перевод с латинского мой – С.С.

ментарием к римскому праву ради него самого»1. Ч. Рэддинг также полагает, что адресатами данных пояснений были практикующие юристы, которые были «активно вовлечены в юридическую практику», а сами пояснения носили практическую направленность. Несколько иным является характер более позднего комментария, известного как «Expositio ad Librum Papiensem». Как отмечает Э.

Фёгелин, комментарий к Liber Papiensis демонстрирует тенденцию к ограничению сферы действия лангобардского права при помощи различных средств, а также распространению действия римского права в отношении лангобардов2.

Данный тезис Э. Фёгелина может быть подтвержден историко-правовым анализом рассматриваемого фрагмента комментария к Liber Papiensis.

Комментируемая средневековым автором норма законодательства лангобардов, устанавливающая ответственность за посягательство на жизнь короля, включена в Liber Papiensis из эдикта короля Ротари, наиболее раннего сборника обычного права лангобардов, датируемого VII веком н.э., и приравниваемого отдельными исследователями к т.н. «варварским правдам»3. Сходная норма прослеживается в генетически родственном праву лангобардов англосаксонском праве, в частности, в «Книге законов» (domboc) короля Альфреда (IX век н.э.): «Если кто-нибудь злоумышляет против жизни короля лично сам или посредством предоставления убежища изгнаннику, или одному из его людей, то он возместит своей жизнью и всем, чем владеет»4. В вестготском законодательстве VII в. н.э. подробно раскрывается санкция за совершение преступления против жизни короля или королевской власти – виновный должен быть предан смерти, либо, если по милости короля ему сохранена жизнь, – лишен зрения, а все его имущество конфискуется в пользу короны5.

Нормы об ответственности за посягательство на жизнь короля отражают, по всей видимости, процесс становления государственной организации у германских народов. Как полагает С.И. Нагих, для раннегосударственного права характерно обособление статуса правителя, связанное с формированием представлений о правителе как носителе верховной власти, что «проявляется в первую очередь в ужесточении санкций при покушении на личность или имущество правителя»6. Данные германского раннесредневекового права свидетельствуют о том, что королевской властью по мере ее укрепления были предприняты меры по усилению ответственности за посягательство на личную неприкосновенность короля. В вестготском праве признавалось недопустимым возводить на короля какое-либо обвинение7. В наиболее раннем англо-саксонском кодексе се обычного права, законах (domas) короля Этельберта, содержится норма, усRadding, C.M. Legal Theory and Practice in Eleventh-Century Italy // Law and History Review 21 (2003). 377–382..

Электронная версия: http://www.historycooperative.org/journals/lhr/21.2/comment_radding.html Перевод мой – С.С.

Foegelin E. The Collected Works. History of Political Ideas. Vol.20. P.167.

Несыхин А.И. Возникновение зависимого крестьянства в Западной Европе в VI-VIII вв. М., 1956. С.52.

Цит.по: Хрестоматия по истории средних веков. Т. 1: Раннее средневековье… С. 609.

Liber Iudiciorum, VI.

Нагих, С.И. Нормативная система догосударственного общества и переход к государству // Юридическая антропология. Закон и жизнь. М., 2000. С.32-45.

Liber iudiciorum II, 7.

танавливающая уплату штрафа в двойном размере за совершение преступления в доме, в котором пирует король1. В кодексе короля Альфреда предусмотрена уже более суровая санкция за подобное преступление, вплоть до смертной казни, на усмотрение короля2. Аналогичная мера предусмотрена законодательством лангобардов: «Если кто в королевском дворце (intra palatium regis) во время присутствия короля раздор учинит, пусть будет он предан смертной казни или выкупит жизнь свою, если сможет добиться этого от короля»3. Эдикт Ротари предусматривает наказание штрафом также и за учинение скандала или раздора в том городе, в котом находится король4.

Вопрос о том, какая ответственность за посягательство на жизнь короля устанавливалась в более ранних германских обществах, является открытым.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 36 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.