WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |
М. Б. ЕЛИСЕЕВА Фонетическое и лексическое развитие ребенка раннего возраста Санкт-Петерург 2008 Издательство РГПУ им. А. И. Герцена УДК ББК Рецензенты:

С. Н. Цейтлин, д-р филол. наук, проф.

Г. Р. Доброва, д-р филол. наук, проф.

Работа осуществлена при финансовой поддержке грантов РФФИ «Освоение ребенком родного (русского) языка: ранние этапы» (06-06-80349-а) и «Развитие и взаимовлияние различных компонентов языковой способности ребенка раннего возраста» (08-06-00247-а).

Елисеева М. Б.

Фонетическое и лексическое развитие ребенка раннего возраста. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2008.

ISBN В книге изложены результаты лонгитюдного исследования речи одного ребенка, отраженной в дневнике и видеозаписях. Рассматривается развитие и взаимовлияние фонетического и лексического компонентов языковой способности. Основное внимание уделено речи ребенка до двух лет: прослеживается взаимосвязь лепета и словесной речи, порядок появления гласных и согласных фонем, все фонетические преобразования слов нормативного языка в речи ребенка, особенности имитации, соотношение понимания и продуцирования, типы слов активного лексикона, особенности усвоения лексической семантики, детская омонимия. Показаны последствия лексического взрыва в речи ребенка, влекущего за собой взрыв морфологический. Очерчены основные линии дальнейшего развития речи ребенка от двух до трех лет: развитие игровых переименований, гиперонимов, появление абстрактной и стилистически окрашенной лексики, а также освоение ребенком полисемии и омонимии.

Книга адресована лингвистам, логопедам, психологам, педагогам, а также всем, кто интересуется речью ребенка.

2 Содержание Введение Взаимосвязь довербального и вербального периода развития речи Порядок появления гласных и согласных фонем Фонетические преобразования ребенком слов нормативного языка Субституция согласных Субституция гласных Особенности усвоения слоговой структуры слова Пропуск согласных, ассимиляция, метатезис Усвоение групп согласных Начальный детский лексикон Роль имитации в построении лексикона Понимание и продуцирование речи Количественные показатели развития активного и пассивного лексикона Типы слов в начальном детском лексиконе и детская омонимия Классификация первых слов Лексико-семантические сверхгенерализации Игровые переименования Лексический взрыв и его последствия Сопоставление лонгитюдных данных и данных МакАртуровского опросника Дальнейшие направления лексического развития ребенка Особенности освоения ребенком полисемии и омонимии Литература Приложения Физическое и когнитивное развитие ребенка Пассивный лексикон Активный лексикон Никто не будет или не может утверждать, что он знаком с растением, если он видел его только в цвету… Б. Сигизмунд. Дитя и мир Введение Как известно, существует два основных метода исследования детской речи – наблюдения над спонтанной речью и эксперимент. Наблюдения над спонтанной речью могут проводиться с помощью различных «техник» – дневниковых записей родителей и аудио- или видеомагнитофонных, каждый из которых имеет свои достоинства и недостатки.

Конструктивные исследования детской речи стали возможны лишь с того момента, когда за детской речью признали статус явления, принципиально отличного от речи взрослого. Такой поворот стал возможен, когда ребенка начали воспринимать иначе, чем маленького взрослого.

Начало изучения детской речи в русской лингвистической традиции подробно рассмотрено И. С. Ивановой. Автор выделяет два основных научных подхода, сложившихся в этот период: лингвистический и психолого-педагогический (Иванова 1999: 222).

С конца XIX века в России в журналах стали публиковаться фрагменты дневников родителей, записывавших речь своих детей.В 20-е годы XX века в России интерес к детской речи резко возрос в связи с развитием педологии. Директор Центрального педологического института Н.А.Рыбников в своей книге «Язык ребенка» писал: «Педология склонна видеть в детстве не только подготовительную ступень для зрелого возраста, но считает период детства имеющим и самодовлеющее значение». Приложение к этой книге, «Словарь русского ребенка» (1926), – сборник дневников родителей, записывавших речь своих детей, первое подобное издание на русском языке, имеющее научную ценность и сегодня. Н.А. Рыбников писал, что при наблюдении за речью ребенка перед исследователем, ведущим дневник, «стоят три основных задачи:

1. установление запаса словесных реакций в тот или иной момент жизни ребенка, 2. установление частоты употребления словесных реакций в языке ребенка;

3. установление того значения, которое связывает ребенок с той или иной словесной реакцией» (Словарь русского ребенка 1926: 7–8).

Этот сборник в России был первым шагом в деле собирания «вербализованного поведения» ребенка. После опубликования Педологическим институтом «Словаря русского ребенка» предлагалось присылать материалы в Объединенную комиссию по детскому языку.

Симонович А. О детском языке. Сравнение периодов индивидуального развития ребенка с эпохами человечества. СПб., 1884; Левоневский А. Мой ребенок. Наблюдения над психическим развитием мальчика в течение первых четырех лет его жизни. СПб., 1914; Ивъ В. Из дневника отца // Психология и дети, 1917, № 6-8, с. 5-79; Кричевская Е. К. Моя Маруся (записки матери). Петроград, 1916; Гаврилова Н. И. Дневник матери. Записки о душевном развитии ребенка от рождения до 7-летнего возраста. М., 1916; Соколов Н.



Жизнь ребенка (по дневнику отца). М., 1918; Таубе И., Голубева Н. Сплошная однодневная запись за Ниной Б. 4 лет // Как изучать дошкольника. Сб. статей. М., 1923; Павлова А. Д. Дневник матери. Записки о развитии ребенка от рождения до шести с половиной лет. М., 1924; Станчинская Э.И. Дневник матери. М., 1924; Лурия А. Р. Из дневника за 1938-1941 гг. (Наблюдения за развитием дочери) // Вестник Московского ун-та, сер. 14. Психология, 1992, № 2, с. 12-16; Менчинская Н.А. Дневник о развитии ребенка (от рождения до 6 лет). М.-Л., 1948; Менчинская Н. А. Психическое развитие ребенка от рождения до 10 лет. Дневник развития дочери. М., 1996.

Педологи развивали традицию эмпирических исследований детства: проводили анкетные исследования, тестирование детей по всей стране. В это время в России появилось множество переводов книг зарубежных психологов, упомянутых мною. Как и многие другие начинания 20-х годов, педология была осуждена и забыта.

4 июля 1936 года было принято Постановление ЦК ВКП(Б) «О педологических извращениях в системе Наркомпросов», квалифицировавшее педологию как «создание в школах вредной организации, имевшей свои руководящие центры». Осуждались эксперименты, бесчисленные обследования, анкеты и тесты. Все это якобы имело целью найти отрицательную или патологически извращенную информацию, характеризующую советского школьника, его семью и общественную среду. Осуждалось обследование умственного развития и одаренности школьников, особенно - специальные и вспомогательные школы. Безусловно, «извращения» в тот период, когда педология была официозом, действительно были. Педология ставила своей задачей "вывести" нового человека, а задача была, как мы понимаем сегодня, невыполнимая. Но при этом ценнейшие достижения этой науки были полностью перечеркнуты и забыты на долгое время.

Лев Семенович Выготский, один из главных педологов (сегодня его никто так не называет, хотя сам он называл себя именно педологом), умер в возрасте 36 лет в году, не дожив до разгрома этой науки. Но работы его не переиздавались двадцать лет.

Сборник избранных психологических исследований появился впервые после 1936 года только в 1956 году, а собрание сочинений – в 1982 – 84 годах.

Таким образом, традиция изучения детской речи в России была нарушена.

Исподволь, незаметно ее возродил скромный куйбышевский (самарский) ученый - Александр Николаевич Гвоздев (1892–1959), который в 40-е годы опубликовал несколько работ по детской речи на основе дневника речи своего сына Жени, в 1941 году погибшего на фронте. Первые работы Гвоздева, небольшие статьи, появились еще в конце 20-х годов (именно тогда он вел свой дневник: Женя родился в 1921 году). В них он писал о значении изучения детского языка для языковедения.

После 15-летнего перерыва в 1943 г. появилась девятистраничная статья Гвоздева, касающаяся основных линий формирования у ребенка морфологической системы русского языка, через 4 года появилась статья об усвоении ребенком звуковой стороны родного языка. В 1949 г. выходит большая книга в 2-х частях – «Формирование у ребенка грамматического строя русского языка». Все главные труды А.Н.Гвоздева по детской речи были напечатаны уже после его смерти в большой книге 1961 г. - «Вопросы изучения детской речи» (переиздана в 2007). Знаменитый теперь во всем мире дневник А.Н.Гвоздева – «От первых слов до первого класса» впервые полностью был опубликован в Саратове в 1981 г. племянницей Александра Николаевича Еленой Сергеевной Скобликовой, известным лингвистом.

Основные принципы ведения дневника я заимствовала именно из дневника Александра Николаевича. Вот что он писал: «Основная задача, поставленная в настоящей работе, состоит в том, чтобы проследить усвоение ребенком различных элементов родного языка, последовательность и, по возможности, причины этого усвоения… Поставив себе указанную широкую проблему, я старался отмечать в Дневнике все факты, касающиеся усвоения родного языка. Наблюдения велись мною в течение всего свободного времени, проводимого дома» (Гвоздев 1981). Замечу, что, в отличие от А.Н.

Гвоздева, не имевшего «возможности записывать все проявления речи ребенка», поскольку он работал на двух работах и проводил с ребенком только утренние часы, я могла отмечать все, что необходимо для решения того или иного вопроса.

Так же, как и А. Н. Гвоздев, я черпала эти вопросы и проблемы до начала наблюдений из двух основных источников. Вот что писал об этих источниках Александр Николаевич: «1. Из литературы по развитию детской речи. В этом отношении передо мной стояли задачи выяснения на данном единичном случае, подтверждаются ли в нем те или иные линии развития детского языка, намеченные в литературе2. 2. Из общих понятий о языке, законах, им управляющих, в частности о литературном русском языке, которым говорили окружающие ребенка взрослые и который был предметом усвоения.

Передо мной всегда была критическая задача - проверка выдвинутых в литературе положений; поэтому всегда тщательно отмечались случаи, противоречащие тому или иному предположению. Вообще та или иная проблема, имевшаяся в виду, помогала не упустить и точнее фиксировать нужный материал. И во многих случаях выводы на основании собранного материала отличались от предварительных предположений и были даже неожиданными». Так же, как и у А.Н. Гвоздева, «записи в дневнике всегда делались во время самой речи или непосредственно после нее… если возникали малейшие сомнения, материал или не записывался, или записывался с оговорками…» Однако следует оговорить: Александр Николаевич не фиксировал понимание речи ребенком, эту задачу исследователь и не мог себе поставить до возникновения психолингвистики, поскольку именно предметом психолингвистики являются «человеческие процессы кодирования и декодирования» (Сахарный 1989: 8). А. Н.





Гвоздев отмечал, что в его задачу «не входит вопрос о зачатках речи у ребенка – времени крика, лепета, звукоподражаний, о первоначальном возникновении ассоциаций между звуковым рядом и значением. В эту раннюю эпоху я не имел возможности... длительных наблюдений...» (Гвоздев 1981). Систематические подробные записи активного лексикона начинаются только с 1 года 8 месяцев и 14 дней – с возникновением лексического скачка в речи ребенка, когда отец-лингвист заинтересовался речью сына, верно почувствовав значение изучения детского языка для языковедения (именно так называлась первая работа Гвоздева по детской речи) – до этого момента отрывочные записи производились матерью Жени.

А. Н. Гвоздев пишет: «Наблюдения над усвоением родного языка были удобны в одном отношении - язык взрослых, окружавших ребенка, был однороден. Это был язык нашей семьи…» Речь родственников, окружавших Лизу в раннем возрасте, тоже была достаточно однородна. Это речь отца, историка по образованию, литератора по профессии; брата (старше Лизы на 11 с половиной лет), учившегося ко времени ее рождения в 6 классе Академической гимназии; а также родителей отца, артистов по специальности, живущих рядом и часто общавшихся с ребенком. Реже ребенок общался с моими родителями: бабушка (учитель русского языка и литературы по образованию) в год рождения Лизы переехала на постоянное местожительство в Германию, а дедушка (учитель истории по образованию) посещал внучку изредка. До 3 лет 8 месяцев Лиза не посещала детский сад. Сейчас Лизе 12 лет; она посещает общеобразовательную школу и школу искусств, где весьма успешно занимается рисованием. Любит читать, хорошо излагает свои мысли письменно, пишет с очень небольшим количеством орфографических и пунктуационных ошибок. Менее способна к математике и иностранным языкам.

Сегодня в Фонд данных детской речи входят и другие родительские дневники (часть из них опубликована3), а также расшифрованные видеозаписи речи детей.

В 1995 году, когда моя дочь Лиза еще не родилась, я получила по почте (не электронной, а обычной, как это сейчас ни странно) статью: Suzan Braunwald и Richard Brislin. Updated diary method. Вот основные положения этой статьи. Авторы указывают, что пятьдесят лет назад "ручной" дневник был по необходимости единственным методом лонгитюдного исследования усвоения языка. Сегодня, когда существует множество альтернативных технически изощренных методик, дневниковые записи как Естественно, научной литературы к 1996 году было уже значительно больше, чем во времена А.Н.

Гвоздева.

Детская речь. Тексты, дневники, наблюдения / сост. М.Д.Воейкова, М.Б. Елисеева. СПб.: РГПУ, 1993; От нуля до двух: дневниковые записи / сост. С.Н. Цейтлин. СПб.: РГПУ, 1997; От двух до трех: дневниковые записи / сост.: С.Н. Цейтлин, М.Б. Елисеева. СПб.: РГПУ, 1998.

исследовательская методология выбираются уже по теоретическим причинам, а не из-за технологической недостаточности. Идеи, представленные в статье, - результат исследовательского опыта авторов, обнаруживших преимущества и «помехи» дневникового метода как исследовательской методологии.

Авторы намечают пути усовершенствования этого ценного метода.

Примеры в статье взяты из трех дневников: два дневника велись Braunwald, записывавшей речь двух своих дочерей – Джоанны и Лоры; третий был задуман этим же автором, а велся женой Р. Брислина, записывавшей речь их дочери Черил.

Дневник Джоанны почти не цитируется в статье, так как из-за неопытности автора этот дневник планировался без достаточного понимания того, какая информация будет важна на стадии анализа материала. Данные не были ни достаточно обширны, чтобы их можно было использовать, решая широкий круг теоретических проблем, ни достаточно специфичны, чтобы решать какую-то одну определенную проблему. Два других дневника иллюстрируют два указанных подхода к сбору данных.

Дневник Лоры – дневниковое исследование широкого спектра. Главной целью было фиксировать прогресс в языковом развитии ребенка и связь с общим коммуникативным развитием. Кроме того, для фиксации речи Лоры использовались видео- и аудиомагнитофонные записи4.

Дневник Черил планировался с определенной теоретической целью - проследить возникновение коммуникативных намерений и изменения в способах общения. Поэтому записи велись тогда, когда Черил вступала в коммуникацию в новой ситуации или/и выражала новое намерение.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.