WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |

Главным свершением Никона на патриаршем посту стала церковная реформа, проведенная им в 1650-х гг. Ее целью было вроде бы рутинное дело, не обещавшее серьезных последствий, — исправление богослужебных книг и уточнение некоторых обрядов, приведение их в соответствие с изначальными догмами греческой веры. А вылилось все в еще одну смуту, сопровождавшуюся большими потрясениями, затронувшими не только религиозную, но и иные стороны жизни общества, и продолжавшуюся несколько столетий.

В 1654 г. началась эта столь значительная реформа, проводимая с согласия Алексея Михайловича, а летом 1658 г. произошел разрыв некогда исключительно близких отношений Никона с царем. В чем же главная причина столь крутых перемен Все дело в разных взглядах царя и патриарха на соотношение между духовной и светской властями в русском государстве.

А если быть более точным — в посягательстве Никона на верховенство над царем, с чем даже такой богобоязненный царь, каким являлся Алексей Михайлович, конечно же, не мог согласиться.

Видя охлаждение Алексея к своему бывшему любимцу, усилили интриги против всесильного патриарха бояре, высшие сановники, воеводы и другие влиятельные лица, им притесняемые. Он раздражал их, восстанавливал против себя постоянным вмешательством в судебные и другие мирские дела. Им были недовольны как поклонники старых обычаев, никогда не испытывавшие на себе столь мощного давления верховного церковного лица, так и сторонники новых веяний за нетерпимость Никона ко всему западному (книги, костюмы, домашний обиход, утехи и т.д.).

В июле 1658 г. Никон заявил о сложении с себя обязанностей патриарха, в душе, очевидно, надеясь, что его будут отговаривать, и он попробует восстановить пошатнувшееся положение. Однако созванный в феврале 1660 г. Собор избрал нового патриарха. Обиженный Никон, удалившийся в Воскресенский монастырь, вел себя вызывающе как по отношению к царю, так и церковным деятелям.

В 1664 г. обратились к Вселенским патриархам с 25 вопросами, суть которых сводилась к одному: прав или нет Никон в своих притязаниях и гордыне Патриархи ответили, что не прав, что «московский патриарх и все духовенство обязаны повиноваться царю и не вмешиваться в мирские дела, что местные епископы могут судить патриарха».

На Соборе Никон был лишен сана и сослан в Белозерский Ферапонтов монастырь, а потом в заключен в Кирилло-Белозерский монастырь с более тяжелыми условиями.

В 1681 году Никон от болезни и старости едва передвигался. Его привезли на берег Шексны, посадили в струг и поплыли, по его желанию, в Ярославль. Везде по берегу стекался народ, просил благословения и приносил все потребное Никону. Его сопровождал Кирилловский архимандрит Никита. 16 августа утром достигли они Толгского монастыря, близ Ярославля. Никон причастился Св. Тайн и готовился переплыть на другую сторону Волги к Ярославлю.

На другой день, 17 августа, Никона повезли на другой берег реки. Народ из города и сел встречал его на берегу реки Которости, куда вошел струг с Волги. Толпа бросилась в воду и тащила струг на берег. Никон был в совершенном изнеможении и ничего уже не мог говорить. Народ целовал ему руки и ноги. День склонялся к вечеру, начали благовестить к вечерне. Никон в это время немного ободрился, оглянулся вокруг себя и начал оправлять себе волосы, бороду, одежду, как будто готовясь в путь. Архимандрит Никита понял, что настает последний час его и начал читать отходную.

Никон скончался.

Биография Никона отражает историю Российской державы в XVII веке, полную величия и драматизма. На протяжении всей своей истории церковь неизменно оставалась главной скрепляющей осью русского государства.

XVII век называют «бунташным веком», и он действительно такой:

Смута, соляной бунт, медный бунт, Степан Разин. Появление на этом фоне выходца из народных низов, с выдающимися личными качествами, — Никона, Патриарха Московского и Всея Руси, значило, что он оказался в нужное время и в нужном месте.

Мне как жителю Мордовии особенно приятно осознавать то, что она дала такую выдающуюся личность. Выходец из глухой деревни, поднявшийся к высотам власти и подтвердивший своей судьбой аксиому роли о личности в истории.

Как говорится в Послании Главы Республики Мордовия Государственному Собранию, «400-летие со дня рождения выдающегося церковного деятеля Святейшего Патриарха Никона стоит по значимости для Мордовии в ряду с канонизацией адмирала Федора Ушакова и 250-летием со дня рождения преподобного Серафима Саровского. И мероприятия, посвященные этому событию, должны соответствовать его значению и масштабу».

Никон, в миру Никита Минин, — одно из значительных лиц истории России XVII в., чьи идеи и деятельность оказали большое влияние не только на состояние общества того времени, но и на историю страны, а в некотором смысле, и на ее судьбу.

Интерес к личности патриарха Никона связан с тем, что его биография связана с моей малой Родиной — Мордовией.

В мае 1605 г. в мордовском селе Вельдеманове Княгининского уезда Нижегородской губернии родился мальчик, крещеный Никитой. О своём детстве Никон рассказывал мало. Он вспоминал добрую бабушку Ксению, которая взяла его на воспитание после смерти матери. Из первых лет жизни ему запомнились злая мачеха и постоянное чувство голода.



Освоив у местного грамотея чтение, Никита взял у отца своего Мины денег и ушел в монастырь Макария Желтоводского. Он читал писание и пел на всякой службе; чтобы не проспать, ложился у благовестного колокола.

Запомнился татарин-прорицатель, который приютил Никиту с товарищами во время дальней прогулки. « Никито! - сказал вещун. - Почто ты так просто ходишь, блюдись и ходи опасно, ибо ты будешь государь великий царству Российскому!» Через некоторое время отец Никиты, вероятно, уже вдовый в то время, узнав, где находится сын, послал к нему своего приятеля звать домой и сказать, что бабушка его лежит при смерти. Никита вернулся домой, но вскоре лишился не только бабки, но и отца.

Будучи человеком грамотным и начитанным, он начал искать себе места и вскоре посвящен был в приходские священники одного села. Ему было тогда не более 20 лет.

Послужив сельским священником, переехал в Москву, гдеполучил приход. Потом постригся в монахи в Анзерском ските, что на Белом море, под именем Никона. Молодой монах не ужился с настоятелем, бежал и осел в Кожеозерской пустыни, где был стал игуменом (1642—1646 гг.).

Будучи в Москве по делам своей обители, представился Алексею Михайловичу, как было принято в то время. Никон поразил богомольного царя своей начитанностью, ясностью мышления, логикой в суждениях, четкой позицией, готовностью пострадать за православие, за спасение душ грешников. Царь взял его под свою опеку, поспособствовал посвящению в архимандриты Новоспасского монастыря, в котором располагалась родовая усыпальница рода Романовых (1646).

Алексей стал часто встречаться с Никоном, бывать у него и приглашать к себе, внимательно выслушивал пожелания священника, предложения, просьбы о защите обездоленных, незаслуженно обиженных, убогих.

Поскольку царь, как правило, внимательно относился к словам Никона, выполнял его просьбы, о последнем пошла слава, как о народном заступнике, и его популярность в Москве оказалась необыкновенно высокой. В 1648 г.

Никон по протекции царя стал митрополитом Новгородским.

Межконфессиональное и межэтническое взаимодействие в ходе торгового общения русского и восточного купечества в Поволжском регионе в XVII – XVIII вв.

Е.З. Грачева, к.ист.н., доцент кафедры всеобщей истории и права МГПИ им. М.Е.Евсевьева Последнее десятилетие в российской историографии отмечено ростом исследовательского интереса к вопросам формирования отечественного предпринимательского сословия. И, как правило, приоритетное внимание уделяется анализу социально-поведенческих, ментальных и конфессионально-этических факторов данного процесса.

Торговое общение российского и восточного купечества в Поволжском регионе представляет собой, помимо прочего, уникальный опыт многовекового межконфессионального и межэтнического взаимодействия.

Руководствуясь сугубо прагматическими соображениями, представители торгового капитала выработали модель поведения, отличавшуюся относительной религиозной и этнической терпимостью. Таким образом, толерантность была обусловлена практической деятельностью, стремлением извлечь максимальную выгоду от торговли, сделать ее более эффективной.

На протяжении XVII- XVIII вв. крупнейшими торговыми центрами в Поволжье, где осуществлялся товарообмен России с Ираном, Индией, Закавказьем и странами Средней Азии, были Астрахань, Казань и Макарьевская ярмарка. Этому способствовало их выгодное месторасположение на Волжско-Каспийском пути, являвшемся главной транспортной артерией, соединявшей страну со средневосточными государствами.

Длительные и регулярные контакты русских и восточных купцов породили свои традиции и устоявшиеся формы организации торговли, определился состав ее участников. С одной стороны, это были представители российского гильдейского купечества, зачастую сочетавшие торговую и производительную деятельность; с другой стороны - закавказские (особенно армяне) и собственно иранские и среднеазиатские торговцы, их доверенные лица (векили) и многочисленный отряд посредников.

В XVII-XVIII столетиях Астрахань обладала статусом важнейшего транзитного города и опорного пункта в торговле с Востоком. Здесь сформировались многочисленные восточные диаспоры, компактно проживавшие в слободах, где в основном сохранялся традиционный уклад жизни, имелись собственные культовые сооружения. Существование в городе нескольких религиозных конфессий оказывало влияние на общий ход жизни в Астрахани, однако серьезных межрелигиозных противоречий не возникало1.

Самыми значительными и влиятельными торговыми колониями стали индийская и армянская, в которых проживали богатые купцы, имевшие огромные торговые обороты и обширные торговые связи. Бесспорным свидетельством религиозной толерантности в купеческой среде являлась широко распространенная практика найма в качестве приказчиков и доверенных лиц представителей иных этнических общностей: русских, азербайджанцев, «персиян» и т.д. Так, посредниками, представлявшими коммерческие интересы индийских купцов в других российских городах и на крупнейших ярмарках, как правило, выступали армяне.В отличие от Астрахани, которую представители восточного торгового капитала избирали местом постоянного жительства, другие поволжские города были пунктами в их торговых маршрутах. Это прежде всего касается знаменитой Макарьевской ярмарки. Возникшая у стен МакарьевЖелтоводского монастыря в 20-е гг. XVII в., ярмарка довольно скоро превратилась в крупнейший центр общенационального значения, осуществлявший не только внутрироссийский торговый обмен, но также игравший большую роль во внешнеэкономических связях страны, в первую очередь – с Азией. В конце XVIII в. в Макарьеве для азиатских купцов были построены две мечети – суннитская и шиитская, а недалеко от монастыря – армянская церковь.3 Интересно, что после переноса ярмарки в Нижний Новгород в 1817 г. здесь также по распоряжению властей были сооружены «татарская» мечеть и однокупольная церковь для армянских торговцев.В поощрительных действиях местных властей нашла отражение политика официальных кругов России, стремившихся к стабилизации и постоянному расширению торгово-экономического сотрудничества со странами Среднего Востока. В целом ряде дипломатических документов и материалов, освещающих межгосударственные отношения, на протяжении рассматриваемого периода одновременно с заверениями в дружбе звучал призыв: «А гостям и всяким торговым людям наших государств ходити по обе стороны без всякие зацепки и торговати на всякий товар по вольной ценой».5 Отстаивая российские геополитические приоритеты в данном регионе, властные структуры также способствовали созданию долговременной обстановки веротерпимости и этнической толерантности.





Общие торговые интересы российского и восточного купечества также нейтрализовывали политические и национальные конфликты.

Литература 1. Юхт А.И. Русско-восточная торговля в XVII-XVIII вв. и участие в ней индийского купечества // История СССР. - 1978. - №6. - С.57.

2. Антонова К.А. Роль индийских купцов в торговле России с Востоком в первой половине XVIII в. (по материалам астраханских таможенных книг)// Проблемы истории Индии и стран Среднего Востока. - М.: Наука, 1972. - С.143.

3. Мельников А.П. Очерки истории бытовой Нижегородской ярмарки. - Н.Новгород,1892. - С.31.

4. Филатов Н.Ф. Нижегородское зодчество XVII –начала ХХ вв. - Горький, 1980. - С. 5. Цит. по: Куканова Н.Г. Очерки по истории русско-иранских торговых отношений в XVII первой половине XIX века. - Саранск: Морд. книж.

изд-во,1977. - С.Миссионерское просветительство Поволжья: социокультурная функция (вторая половина XIX– начало XX века) И.А. Зеткина, доцент кафедры педагогики МГПИ им. М.Е. Евсевьева Целенаправленная христианизация народов Среднего Поволжья стала государственной политикой и центром миссионерской активности церкви с момента вхождения этих народов в состав России: религиозная и этническая пестрота края несли в себе потенциальную опасность нестабильности.

Координационным центром миссионерской деятельности в Поволжье выступала Казанская епархия, учрежденная в 1555 г. «Наказная память» и статьи «Стоглава» 1551 года определили программу миссионерского просветительства Поволжья.

Особенности российской миссионерской традиции, сказавшиеся на церковном просветительстве Поволжья, определились преемственностью традиции византийских миссионеров IX - XI в., которые, как заметил еще А.В. Карташов, стремились перенести в сознание и души новообращенных русичей слово Божие и комплекс современных им знаний.

На определенном историческом этапе миссионерство обладало монополией на просвещение. Школьное образование народов Среднего Поволжья в отсутствие общественной инициативы до конца XIX в.

развивалось во многом благодаря усилиям миссионерских кругов края и под влиянием миссионерской педагогики Н.И. Ильминского. Школьное обучение было важной, но не единственной частью программы миссионерского просветительства края.

Историк церкви священник Г. Богословский отмечал в конце XIX в., что если в продолжение всего XVIII в. характер миссионерства в Казанском крае выражался в возможно большем обращении инородцев в христианство, хотя бы и чисто внешним образом через «окрещение» их, то в XIX столетии характер этот существенно изменяется.

Православное священство осознавало свое просветительное влияние в стране «официальной святости». «Русское духовенство, издревле составлявшее лучшую и образованную часть общества, предначертывало решение серьезных и сложных общественных вопросов, руководило умственным и религиозным просвещением народа и заправляло всем ходом его духовной жизни»i. «Средство к просвещению народному как прежде было, так в настоящее время почти единственное то, какое тот или другой священник найдет предложить ему». «Наша главная обязанность разгонять черноту и мрак невежества, и вместе с тем смягчать и облагораживать эту дикую грубость обычаев и нравов наших пасомых». Мы сознательно приводим высказывания, принадлежащие пастырям сельских инородческих приходов: церковное строительство, идеология миссионерства развивались под влиянием таких фигур, как архиепископы Казанский Гурий, Рязанский Мисаил и Стефан Пермский. Реализация идей миссионерства осуществлялась на местах безымянными пастырями. Священник маленького инородческого прихода в Лукояновском уезде Модератов сравнительно с Серафимом Саровским - фигура другого масштаба, но для его прихожан - единственный транслятор идей миссионерства и источник светской информации.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.