WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Справочно: Важнейшую роль предтечи произошедших в западных странах кардинальных постиндустриальных сдвигов, особенно в части формирования отраслей “знаний”, выполнила так называемая революция в образовании в период 1950-1970 гг. (а в США еще раньше). Получение доступа к образованию, в том числе высшему, широких слоев населения в огромной степени оказало воздействие, как на усиление практической отдачи научных исследований, так и рационализацию структуры занятости. Ускорение экономического и одновременно социального развития, достигнутого благодаря изменению образовательной системы, способствовало формированию благоприятного общественного отношения, в том числе со стороны органов государственной власти, к идеологии постиндустриального развития и самому практическому осуществлению постиндустриальных преобразований, связанному с огромными издержками (в частности, на финансирование некоммерческих инновационных программ).

Нельзя не признать, что происходящие в постиндустриальную эпоху фундаментальные технологические сдвиги и, особенно, информационно-технологическая революция кардинально меняют инфраструктуру социальных коммуникаций. Более того, технологический прогресс способствует возникновению внешних условий для коренной трансформации различных институтов. Так, практическое применение искусственных материалов взамен наиболее распространенных сырьевых ресурсов само по себе будет знаменовать сокращение рынков, близких к естественной монополии, и ослабление роли ряда экономических и политических институтов, в настоящее время крайне весомых в глобальном масштабе.

Однако институциональные, ресурсные и организационно-поведенческие перемены, происходящие в ходе постиндустриальной трансформации, отнюдь не влекут за собой изменения по существу условий формирования собственности, наиболее социально значимым из которых остается зависимость прибыли (доходов) от размеров вложенного капитала. “Невидимый” рубеж в виде регламентаций, определяющих условия присвоения и распределения ресурсов, остается не преодоленным.

В качестве примера уместно обратиться к современной практике мировых фондового и валютного рынков, где благодаря Интернет-технологиям в роли “капиталистов” выступают представители почти всех имущественных слоев населения.

Тем не менее, основная часть доходов на этих рынках достается узкому кругу главных действующих лиц - крупнейшим финансовым центрам, а также богатейшим валютным и фондовым спекулянтам.

Очевидно, постиндустриальные преобразования в любой стране связаны с мировой технологической трансформацией. Период новейшей истории ознаменован становлением общемировой технологической системы, объединяющей мириады частных видов технологических систем. Процесс диффузии технологических инноваций на основе распространения соответствующих знаний приобрел поистине всемирные масштабы. Особенно ярко это проявляется в сфере информационных технологий. Стоит задуматься хотя бы над тем, как существенно изменилась наша деловая и повседневная жизнь вследствие повсеместного распространения мобильной телефонной связи.

Можно утверждать, что технологический прогресс неизбежно выходит за границы макросоциальных систем отдельных стран. Как таковых, изолированных технологических макросистем просто не существует. В принципе любая национальная технологическая система является частью, а более точно, подсистемой общемировой технологической системы.

Вместе с тем в полной мере технологическое пространство в рамках отдельной макросоциальной системы не совпадает с общемировым технологическим про странством. Сказанное касается и наиболее развитых стран, включая США - до последнего времени мирового технологического лидера.

Главная причина заключается в ограниченности собственного внутреннего технологического потенциала и недостаточности механизмов распространения инноваций в этой системе. Правда, внутрисистемная технологическая недостаточность может быть компенсирована путем трансферта – импорта технологий и их реализации, в значительной мере с помощью зарубежного капитала. Однако неограниченный технологический трансферт из-за рубежа может привести к неблагоприятному уменьшению степени самодостаточности данной макросоциальной системы, выражающемуся в слишком сильной зависимости ее состояния от состояния других конкурирующих макросоциальных систем.

Следует принимать в расчет и то, что в современных условиях острой межгосударственной конкуренции возможность непосредственного заимствования технологических инноваций ограничивается со стороны самих их потенциальных экспортеров, представляющих другие страны. Нет нужды долго говорить и о значимости так называемых «закрытых» технологий, являющихся предметом особой государственной протекции.

Внутрисистемная институциональная трансформация.

Фундаментальные технологические сдвиги дополняются институциональными трансформационными сдвигами, также происходящими в масштабе всей макросоциальной системы. Один из видов институциональных макро трансформаций представляют трансформации, происходящие в результате институциональных новаций в границах соответствующей системы. Они могут быть названы внутрисистемными институциональными трансформациями.

В реальном времени и пространстве рассматриваемый процесс распадается на частные макро трансформации, происходящие на отдельных общественных аренах.

Возможной представляется градация большей части всего социального пространства на пять основных полей: экономическое поле, поле политических действий, статусное, правовое и культурное поля. Каждое из названных полей индуцирует свои собственные институты. В совокупности они образуют целостный институциональный каркас, который структурирует движение ресурсов и поведение акторов.



Безусловно, не все социальные процессы в полной мере развертываются в рамках пяти указанных полей. Так, существенное самостоятельное воздействие на состояние макросоциальных систем могут оказывать демографические и этнические процессы. Эти процессы во многом подобны природным процессам; они прямо не связаны с изменениями обычных социальных институтов. Вместе с тем почти все демографические и этнические перемены происходят под воздействием сдвигов на экономическом, политическом и других указанных полях социальных действий. Тем более, сказанное справедливо в отношении современных миграционных процессов.

Превалирующая позиция в рамках общей социологии состоит в признании многообразия противоречий, предопределяющих наступление коренной внутрисистемной или просто системной трансформации15. Фундаментальные противоречия экономического, статусного, политического, правового и культурного характера выражаются в рассогласовании ожидаемых действий корневых институтов, на основе которых складывается вся совокупность существующих официальных и неофициальных регламентаций социального поведения. В реальной жизни это проявляется в неполноте сложившихся институциональных порядков относительно возникающих потребностей в осуществлении новых форм социальных взаимодействий.

Что же представляют собой корневые институты На роль корневых могут быть предложены, исходя из превалирующих фундаментальных представлений, две группы институтов. Во-первых, институты собственности в широком ее понимании, обеспечивающие воспроизводство доминирующих отношений владения, использования и распоряжения ресурсами на основных полях социальных действий; во-вторых, институты координации, обеспечивающие реализацию этих доминирующих отношений в рамках всей макросоциальной системы.

В пользу такого выбора свидетельствует многовековой исторический опыт коренных институциональных реформ в различных странах, а в современный период – в странах Третьего мира и бывших социалистических странах. Во всяком случае, никто пока серьезно не поставил под сомнение то заключение, что при всей вариации этих реформ в решающей мере главное направление преобразований социальных систем тех или иных стран определяли изменения институтов собственности и политической власти, а также институтов координации движения экономических и политических ресурсов.

В контексте сказанного, впрочем, нельзя обойти вниманием весьма укоренившееся представление об институте собственности (именно институте!) как единственно основополагающем атрибуте общественного устройства. Но на самом деле, права (пучок прав) собственности предопределяют только потенциальные возможУместно сослаться хотя бы на фундаментальный труд Энтони Гидденса, одного из крупнейших современных обществоведов: Гидденс Э. Устроение общества. Очерк теории структурации. М.:

Академический Проект, 2003.

ности достижения социальными акторами желаемых для них результатов. Не меньшее значение имеют нормы и правила координации социальных взаимодействий, опосредуемых движением конкретных ресурсов.

Главный вопрос - кто реально распоряжается и пользуется собственностью.

Можно привести массу примеров того, как использование частной собственности регламентируется сугубо административными рамками и, наоборот, общественная (государственная) собственность фактически используется в свободном рыночном обмене.

Уместно отметить, что реально собственность при утвердившемся социализме советского образца никогда не была общенародной. Так, в бывшем СССР подавляющая часть национального богатства фактически находилась в личном распоряжении Сталина и его ближайшего окружения. В дальнейшем это неформально признанное право перешло как бы по наследству к так называемой номенклатуре - высокопоставленной партийно-государственной бюрократии.

Несомненно, корневые институциональные новации вызывают импульс к адекватным переменам обычных, формальных и неформальных, регламентаций. Эти изменения могут происходить посредством спонтанных институциональных новаций, являющихся результатом децентрализованных взаимодействий корпоративных и прочих акторов в рамках отдельных сегментов полей социальных действий. Но в большинстве случаев, как показывает конкретный исторический опыт, их дополняют институциональные реформы “сверху”, в том числе связанные с заимствованием институциональных образцов из других макросоциальных систем. В итоге такого действия разнообразных сил, инициированных корневыми институциональными новациями, происходят перемены относительной роли институциональных порядков, прежде всего порядков саморегулирования и общественной регуляции, и в целом институционального устройства данной макросоциальной системы относительно других сходных систем.

Справочно: До настоящего времени наиболее выдающийся вклад в постижение проблемы общественной трансформации внес Карл Поланьи (Поляни) своей работой “Великая трансформация”, опубликованной еще 65 лет назад. Как блестяще показано в “Великой трансформации”, на протяжении длительного изменения рыночных институтов можно выделить две повторяющие противоположные тенденции. С одной стороны, усиление государственного вмешательства в рыночную жизнь и ее целенаправленное преобразование (пример тому деятельность европейских городов - государств в эпоху Возрождения). С другой стороны, либерализация рынков, которую можно рассматривать и как возврат к их исходному, первона чальному состоянию, присущему рыночному обмену в примитивных обществах собирателей и охотников.





Эти две противоборствующие тенденции проявляются и до настоящего времени. При этом одни исторические периоды характеризуются превалированием тенденций либерализации, другие, наоборот, отличаются распространением государственного дирижизма в рыночной сфере и сопряженных с ней областях социальной деятельности. Так, в период 80-х - первой половины 90-х годов прошедшего столетия имела место беспрецедентная волна демократизации при повсеместном распространении либеральных ценностей. В то же время в последний период новейшей истории - на рубеже 20 и 21 веков - наблюдается явный откат волны демократизации и сужение действия либеральных механизмов при кардинальном параллельном расширении разнообразных форм государственного вмешательства во всех сферах жизни современных обществ, особенно на наднациональном уровне.

Непосредственным результатом всей совокупности внутрисистемных институциональных перемен становятся колоссальные ресурсные и организационноповеденческие сдвиги. Крайне важно принимать в расчет обратное воздействие ресурсных и организационно-поведенческих пертурбаций на преобразования институциональной среды, особенно неформальной, в ходе системной трансформации.

Реальные примеры свидетельствуют о значимости процессов такого рода.

Один и очень убедительный из них - резкий ресурсный сдвиг в сторону топливноэнергетических отраслей и одновременно глубокое изменение их организационной структуры в ходе радикальной рыночной реформы в России. Следствием этих перемен стало изменение многих неформальных и, в конечном итоге, формальных регламентаций, коснувшееся практически всех сторон социальной жизни в ресурсодобывающих регионах страны.

Относительно устойчивое соотношение между базовыми порядками далеко не обязательно присуще процессу институциональной внутрисистемной трансформации в рамках определенной страны и в долговременной перспективе. Путь нерадикальных реформ – пример более чем двух столетнего развития США.

Но можно привести и много примеров, когда соотношение между этими порядками существенно изменяется и, соответственно, изменяется сам характер трансформации рассматриваемого типа. Достаточно обратиться к феномену трансформации социальных систем постсоветских стран. В соответствии с первоначальными замыслами неолиберальных реформаторов, радикальные рыночные реформы призваны были автоматически привести к ликвидации последствий экономических дефицитов и установлению эффективного рыночного равновесия. Однако вместо этого произошел беспрецедентный трансформационный спад. В странах СНГ он повлек за собой настоящее обнищание населения, сопоставимое по своей глубине только с периодом второй мировой войны. Кроме того, в странах, наиболее трудно переживших начало радикальных системных изменений, происходила и явная культурная деградация среди самых многочисленных по своему составу слоев общества.

Внесистемная институциональная трансформация.

Иной вид макро трансформации представляет внесистемная или глобализационная институциональная трансформация. Ей сопутствуют трансформационные сдвиги, обусловленные институциональными новациями извне определенной макросоциальной системы.

Рассматриваемый трансформационный процесс отличает становление экономических, политических и других социальных институтов мирового значения. Каждая из разнообразных частных глобализационных трансформаций - торговая, финансовая, миграционная, экологическая и др. - связана с функционированием широкого состава значимых институтов. В их числе стоит выделить правила международной торговли, регламентации движения капитала на международных рынках, институты, регулирующие мировые политический и информационный порядки.

Глобализационным институциональным сдвигам соответствуют столь же масштабные ресурсные сдвиги. Они однозначно выражаются в росте ресурсного потенциала глобальных товарных, прежде всего сырьевых, и финансовых рынков, глобального политического ареала, всемирной масс-медиа. По имеющимся оценкам, 70-80 % международной торговли и мировых финансов находится в “зоне” глобализации.

Но, пожалуй, наиболее зримо процесс глобализационных перемен характеризуют сами его главные действующие лица - транснациональные корпорации (ТНК), мировые финансовые центры, международные экономические и финансовые организации, наднациональные органы регионального и глобального управления. Всех их объединяет ориентация долговременных стратегий поведения на достижение успеха именно в рамках глобализируемых полей социальных действий, экономического, политического и других.

Безусловно, внесистемную институциональную трансформацию не следует рассматривать как исключительно современный феномен. Фактически трансформации этого типа происходили на протяжении всех известных прошедших эпох. Они, как известно, нередко приводили к исчезновению отдельных стран в итоге завоеваний и территориальных разделов. Вместе с тем в большинстве случаев такого рода трансформационные сдвиги носили относительно локальный характер, оставаясь замкнутыми в рамках отдельных территорий. Только спорадически происходили институциональные перемены, которые имели действительно мировую значимость или близкую к ней. В их числе правомерно выделить Крестовые походы, монгольское завоевание Евразии, Великую Французскую революцию и последовавшие за ней Наполеоновские войны.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.