WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 76 |
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ (с древнейших времен до начала XX века) Материалы международной научной конференции (Благовещенск, 17-18 мая 2004 г.) Благовещенск 2004 ББК 63.51(255) я 431 Печатается по решению редакциМ 57 онно-издательского совета Благовещенского государственного педагогического университета Миграционные процессы на Дальнем Востоке (с древнейших времен до начала XX века): Материалы международной научной конференции (Благовещенск, 17-18 мая 2004 г.). - Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2004. – 390 с.

Редакционная коллегия: Д.П. Болотин (отв. редактор);

А.П. Забияко, Н.А. Шиндялов.

ISBN 5-8331 -0065-8 ©Издательство БГПУ, 2004 М.А. Акинин СТАНОВЛЕНИЕ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В ЯКУТИИ До революции Якутия представляла собой край со слаборазвитой промышленностью, использовавшийся для политической и уголовной ссылки, против чего неоднократно выступала якутская интеллигенция [1]. Постепенное развитие промышленности, включая угольную, вызвало большие изменения в национальной, социальной и демографической ситуации в области.

До прихода русских у якутов было весьма развито кузнечное дело, в качестве топлива использовался древесный уголь, который готовили из пеньков лиственницы.

Эксплуатация местным населением полезных ископаемых, за исключением железной руды, носила случайный характер[2]. Несмотря на удачные опыты по применению угля, его потребление и добыча не развивались. Причина заключалась в общей отсталости горнозаводской техники и сравнительной дешевизне, в отличие от европейской России, древесного угля.

До середины XIX века промышленная добыча угля в России осуществлялась в небольших объемах для отопления жилых домов, кузниц и мелких промышленных предприятий, о чем свидетельствуют незначительные объемы добычи: 1796-1801 гг. – 2,4 тыс. т угля, 1840 – 14,3 тыс. т угля, 1850 – 27,6 тыс. т угля. Ситуация изменилась со второй половины XIX века, когда в связи с развитием металлургии, железнодорожного, водного транспорта потребность в угле резко возросла. Накануне отмены крепостного права в России в 1860 году было добыто 121 тыс. тонн, в 1880 – 2 млн. т, 1900 – 12 млн.

тонн, 1913 – 29 млн. тонн. Доля угля в топливно-энергетическом балансе дореволюционной России составила 48 %. 1916 год принес максимальные объемы добычи угля – 34,5 млн. тонн [3]. Основным угледобывающим районом в начале XX века являлся Донецкий бассейн, где добывалось 87 % угля, в Кузбассе и на Урале – 7 %, на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири – 4 %, на остальной территории России – 2 %. 99,4 % добычи угля осуществлялось подземным способом. Работа в шахте была основана исключительно на ручном труде. Производительность труда на одного человека в месяц была в 1,7-1,8 раза ниже, чем на шахтах Германии и Англии. В подавляющем большинстве это были средние и мелкие шахты [4].

Развитие водного транспорта, открытие на реке Лене пароходства, золотодобыча вызвали оживление интереса угольным месторождениям и в Якутии. Первая попытка использования угля для нужд речного флота была предпринята в 1879 году на пароходе Лена, капитан которого пытался заменить им дрова.

Со второй половины XIX века начинается процесс планомерного изучения угольных месторождений.

Первые сведения о Кангаласском месторождении получены в XVII веке, но лишь только в 1909-1910 гг. впервые геологами Резцовым А.А., Трухиным Ф.Д. была проведена оценка месторождения. С 1913 года организуются четыре небольших добычных участка. В 1914-1915 гг. производилась разработка угля на Кангаласском месторождении для золотых приисков в количестве 40-50 тыс. пудов в год[5].

В 1849 году получены первые сведения о Джебарики-Хайском угольном месторождении от Н. Иванова. В.Н. Звереву удалось обобщить в 1913 году данные по месторождению в своем отчете о результатах геологических изысканий, проведенных по ряду месторождений угля, расположенных на берегах рек Алдана, Лены, Вилюя [6].

Месторождение угля было найдено в 1914 году и в районе Сангар, при обследовании береговой части р. Лены – возвышенности Сангар-Хая, а также в районе Жиганска и Булуна. В Сангаре и Жиганске угольные пласты представляли интерес для разработки. В 1915 году Л.А. Либерман дал подробные сведения о Сангарском месторождении [7].

Исследованием рек Яны, Индигирки, Колымы занималась экспедиция под руководством И.Д. Черского. Он впервые указал на угленосные отложения Зыряновского угольного бассейна. В 1913 году В.Ф. Попов обнаружил выходы мощных каменных углей по реке Зырянка, в 70 км от ее устья [8].

Южная Якутия еще в XVII веке была описана экспедицией Василия Пояркова.

По ее территории пролегал маршрут и отряда Е.П. Хабарова. В Приамурье в середине XVII века русские, собирая ясак и приводя в русское подданство даурских князей, столкнулись с молодым агрессивным государством Цин. Действия цинских войск в 1683-1686 гг. создали серьезную угрозу русским владениям на Амуре, на побережье Охотского моря и Якутии. Дело дошло до того, что цинский император Канси потребовал ухода русских в Якутск и превращения последнего в границу между русским государством и Цинскй империей. Противостояние закончилось подписанием 29.08 (07.09.) 1689 года Нерчинского договора, по которому граница была установлена по рекам Аргуни и Горбицы, далее проходила по горному хребту, ближайшему к р. Амур и идущему параллельно ей [9]. Таким ближайшим хребтом оказался Становой хребет. Южная Якутия превратилась в приграничную зону, что затрудняло ее исследование. Попытка создания Алданского уезда в XVII веке не увенчалось успехом [10].



В середине XIX века Дальний Восток посетили ряд научных и военных экспедиций, целью которых было определить, освоено ли Приамурье и Приморье китайцами;

попутно проводилась топографическая съемка и геологическая разведка. Этим и объясняется секретный характер ряда экспедиций. С 1849 по 1852 годы на Дальнем Востоке работала секретная экспедиция подполковника генерального штаба Н.Х. Ахте. В состав экспедиции были включены горные инженеры штабс-капитан М.И. Кованько и поручик Н.Г. Меглицкий. Летом 1850 года Алданской поисковой партией, входившей в экспедицию Н.Г. Меглицкого, под руководством М.И. Кованько был обследован район верховий рек Олекмы и Алдана, и на левом притоке р. Амедичи Алдакае было найдено богатое месторождение бурого угля – это были первые сведения о Южно-Якутском каменноугольном бассейне.

В дальнейшем исследования Южно-Якутского бассейна были продолжены в 1896 году С.П. Протодъяконовым, а в 1912 году – В.Н. Зверевым. В том же году П.В.

Оленин, Н.И.Прохоров зафиксировали юрские отложения в районе озера Токо. Через три года Е.К. Миткевич-Волчасский отмечает в районе р. Нюкжа выходы угольных пластов [11].

Несмотря на то, что к 1915 году было разведано 65 месторождений угля [12], в дореволюционной Якутии добывалось лишь 0,05 % общероссийской добычи угля [13].

За годы революций 1917 года, гражданской войны угледобывающая промышленность пришла в упадок. Советская Россия остро нуждалась в угле. В 20-е годы началось возрождение угольной отрасли на новом качественном уровне.

С 1925 года геологом Г.И. Ивановым по заданию угольной секции геологического комитета начинается систематическое изучение угленосности Якутского региона.

Первыми объектами разведки и эксплуатации стали Сангарское и Кангаласское месторождения, позже – Зыряновское, Джебарики-Хайское, Чульманское.

Этим задачам была подчинена и деятельность Якутской горнотехнической конторы, образованной в 1927 году. Большая работа была проделана геологоразведочными организациями «Главсевморпути», Всесоюзным Арктическим институтом, разведочными экспедициями Дальстроя.

Южная Якутия до войны, за исключением золота, которое добывалось с XIX века старателями, частными артелями, государственными компаниями, была изучена недостаточно на угленосность и содержание угленосных отложений. Исследования, проведенные в 20-40-х гг. XX века позволили составить карту угленосных районов Южной Якутии с общей площадью 25000 квадратных километров, которые были разделены с запада на восток на Усмунский, Алдано-Чульманский, Гонамский, Токинский угленосные районы [14].

С открытием в 1923 году на Алдане золота начался массовый поток людей на ключ Незаметный. Встал вопрос о строительстве постоянно действующей дороги, которая связала бы Алдан с Транссибирской магистралью. С этой целью в 1925 году начинается строительство Амуро-Якутской магистрали (АЯМа). Строительство АЯМа способствовало дальнейшим исследованиям района. Сведения о выходе угольных пластов севернее и южнее п. Чульман были получены при изыскании по трассе АЯМа в 1925-1926 гг. [15]. При строительстве АЯМа в 12 километрах выше Чульмана, в районе будки «Пионер» в 1930 году дорожниками были вскрыты пласты каменного угля [16].

В 1928 году были добыты первые 0,5 тыс. тонн угля на шахте Сангарская техником Некипеловым, проводящим промышленную разведку [17]. С 1929 года начинается эксплуатация Кангаласского месторождения якутской горнотехнической конторой, реорганизованной в конце 1930 года в горнопромышленный трест [18]. Эксплуатация запасов и освоение Джебарики – Хайского месторождения начинается с 1940 года.

В 1934 году в 23 километрах к северу от п. Чульман были заложены первые штольни рудника «Пионер». Через четыре года начальник Якутского горного округа А.П. Монастырский, посетивший шахту «Пионерка», на основании единичных анализов определил уголь коксующимся. В 1941 году геологом Г.Н. Безрадецким была взята проба угля, которая показала, что уголь пригоден для получения металлургического кокса. Это был первый коксующийся уголь на всей территории восточнее озера Байкал [19]. Всего же за период с 1928 по 1940 гг. в Якутии было добыто 533,2 тыс. тонн угля.

В начале XX века и в первые годы советской власти закладывались основы угледобывающей промышленности, система комплектации кадров. Кадры комплектовали, в основном, за счет малоквалифицированного и неадаптированного в условиям Севера контингента, использовался и отсидевший свой срок уголовный элемент. Коллективы угледобывающих предприятий складывались из представителей практически всех национальностей, населявших Советский Союз. Рабочие из числа коренных жителей республики составляли незначительную часть. Это не в последнюю очередь было связано со сложной социально-психологической адаптацией, в силу особенностей ментальности коренных народов Якутии. Социальная инфраструктура рабочих была не развита. Низким был и уровень жизни горняков. Это приводило к большой текучести кадров, на недостаточном уровне была и техника безопасности производства работ.

Негативно сказался процесс создания промышленного потенциала на коренном населении Якутии. С 20-х годов XX в. начинается насильственный их перевод на осдлый образ жизни. Традиционные промыслы, которые составляли жизнеобеспечивающие ресурсы, постепенно приходили в упадок. Огромные по площади участки земли были изъяты из охотничьих, рыболовных угодий, что отразилось на оленеводстве, рыболовстве, охоте. Насильственное включение малочисленных народов Якутии в процесс индустриализации породил у них неуверенность в завтрашнем дне, психологическую напряженность.





За индустриализацию республики заплачена слишком большая цена: разрушение духовного и культурного мира природных сообществ.

1. Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917. Якутск, 2000. С.378-379.

2. Иванов В.Н. Кузнечное дело у якутов XVII в.//Якутский архив. Якутск, 1966. Вып. 3. С.75;

Докторов П.И. Ремесло и кустарное производство якутов (история и современность). Якутск, 1999. С.38;

Иванов В.Н. Социально-экономические отношения у якутов XVII века. Якутск, 1966. С.161.

3. Хронология развития угольной промышленности России. Страницы истории//Уголь. 1997.

№;7-8. С.103-104.

4. Малышев Ю.Н. История и будущее угольной промышленности России//Уголь. 1977. № 3.

С.27-28.

5. Митюшкин В.В. Социалистическая Якутия. Якутск, 1960. С.39.

6. Серебренников Л.И. История изучения и освоения территории работ ГУП «Якутуголь»//лет спустя. Якутск, 2000. С.167.

7. Якутия. Хроника. Факты. События. С.384, 395; Серебренников Л.И. Указ. соч. С.170.

8. Серебренников Л.И. Указ. соч. С.173.

9. Внешняя политика государства Цин в XVII веке. М., 1977. С.319, 331.

10. Сафронов Ф.Г. Русские на северо-востоке Азии в XVII – середине XIX вв. М., 1978. С.34.

11. Сергеев Ю. Баллада об экспедиции. М., 1997. С.34.

12. Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917. С.393.

13. Башарин Г.П. Социально-экономические отношения в Якутии второй половины XIX – начала XX вв. Якутск, 1974. С.33.

14. Сергеев Ю. Указ. соч. С.32-33.

15. Серебренников Л.И. Указ. соч. С.174.

16. Сергеев Ю. Указ. соч. С.19; Воробьв С.А. От истоков к современности//Нерюнгри: история и развитие. (1975-1995). Нерюнгри, 1995. С.4.

17. Якутуголь – 35. М., 2001. С.23-25.

18. Там же. С.26.

19. Сергеев Ю. Указ. соч. С.19; Серебренников Л.И. Указ. соч. С.174.

А.В. Алепко «ПРОАМЕРИКАНСКАЯ» ПОЛИТИКА Н.Н.МУРАВЬЕВА И ВОПРОС ОСВОЕНИЯ ПРИАМУРЬЯ В СЕРЕДИНЕ XIX В.

Проблема привлечения иностранного капитала для освоения Дальнего Востока России является особо актуальной в наши дни. В условиях острого дефицита инвестиций, крайне необходимых для развития региона, массового оттока трудоспособного населения в западные районы страны этот вопрос имеет первостепенное значение.

Возможность его разрешения сегодня имеет стратегическое значение для Российской Федерации. В этом смысле особо полезен опыт деятельности чинов российской администрации на Дальнем Востоке в дореволюционный период, которые решали глобальную задачу его освоения и закрепления за Россией.

Наиболее ярким е представителем является Н.Н.Муравьев-Амурский, внешнеэкономические взгляды и практическая деятельность которого как истинного патриота своего Отечества зачастую не удостаивались внимания и игнорировались консервативной частью правительства Российской империи. В советский период этот выдающийся человек был объявлен «царским сатрапом» и незаслуженно забыт. Опыт его деятельности на Дальнем Востоке искажался и рассматривался догматически с точки зрения непререкаемых постулатов господствовавшей коммунистической идеологии. Поэтому подробное изучение, в частности, экономической политики Н.Н.Муравьева в Приамурье имеет серьзный научный интерес в наши дни.

Освоение районов Восточной Сибири, Дальнего Востока и Аляски в XIX в. поставило вопрос перед правительством России об использовании Амура как важнейшего транспортного пути в этом регионе. Возникла также и проблема защиты дальневосточных рубежей России от угрозы их занятия западными державами. В связи с этим особое значение для России имело открытие экспедицией Г.И.Невельского судоходности Амурского лимана в 50-е гг. XIX в., которое в то же время положило начало проникновению иностранного капитала из бассейна Тихого океана в Восточную Сибирь.

Тем не менее это проникновение официально санкционировалось российским правительством при активной деятельности в этом направлении генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьева. В условиях неразвитости российской экономики, узости внутреннего рынка передовые люди того времени прекрасно понимали, что без привлечения иностранных капталов освоить и закрепить за Россией огромные тажные пространства будет невозможно.

Как известно, в 50-х гг. XIX в. российское правительство ведт активную политику и предпринимает практические шаги, направленные на присоединение Приамурья к России. А с началом Крымской войны Россия заняла устье Амура, имевшее стратегически важное положение. В 1856 г. министр иностранных дел направил запрос генералгубернатору Восточной Сибири, суть которого заключалась в возможности разрешения американской торговли на Амуре. Н.Н.Муравьев отвечал, что усиление российской торговой деятельности «посредством плавания по Амуру и особенно сближения с Северо-Американскими соединенными штатами столь важны для будущности России, что должны быть предметом всей нашей заботливости». При этом он предложил объявить в Вашингтоне через посольство России о разрешении американцам привозить беспошлинно всякие, без ограничения, товары в бухту Де-Кастри, к устью р.Амура и на о.Сахалин. Н.Н.Муравьев выступил также за разрешение американским предпринимателям учреждения на Нижнем Амуре торговых контор и аренды земли. В обмен на это, по мнению генерал-губернатора Восточной Сибири, Россия могла «бы требовать, чтобы наши товары, отправляемые с берегов Охотского моря и Тихого океана, были изъяты в портах Северо-Американских штатов от таможенного осмотра и платежа пошлин»1.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 76 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.