WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Критикуя нигилистический взгляд Покровского на существование государственности в Киевской Руси, Б.Д.Греков посвятил характеристике политического строя древней России специальную главу, основанную на анализе источников, в которой содержались убедительные доказательства того, что история Киевской Руси – это история раннефеодального русского государства. Эту же точку зрения провел и С.В.Юшков, отодвигая границы образования государства к несколько более позднемувремени.

Развивая концепцию «городской Руси», характеризуя период Киевской Руси как период варварства в истории нашей страны, Покровский, по существу, приходил к заключению о нашествии татаро-монголов как прогрессивном для России: оно помогло решить внутренние противоречия и послужило стимулом дальнейшего развития. Эту ошибку можно было допустить лишь при поверхностном подходе к изучению периода Киевской Руси. Марксистская концепция этой проблемы была изложена в статье Б.Д.Грекова, вошедшей в двухтомник. Несостоятельности же взглядов М.Н.Покровского на роль татаро -монгольского ига в истории Руси была посвящена работа А.Н.Насонова «Татарское иго на Руси в освещении М.Н.Покровского». По существу, эта статья представляла собой не столько критику М.Н.Покровского, сколько подробный анализ причин и последствий монголо-татарского ига и национально-освободительной борьбы русского народа на широком конкретно-историческом материале. В этой работе помимо частных, например, о прогрессивной роли церкви в национальноосвободительной борьбе русского народа, выводов, имелись и более широкие.

Во-первых, это трактовка периода татарского нашествия как оказавшего пагубное влияние на развитие страны, задержавшего его более чем на сто лет, но не сумевшего пресечь. Во-вторых, это указывало на то, что процесс феодальной раздробленности, который застали татары на Руси, - не кризис «городской Руси», а закономерный процесс, развивавшийся в результате роста производительных сил страны.

Вопрос о роли торгового капитала в историческом процессе занимал основное место в историко-философских взглядах М.Н.Покровского. Поэтому закономерно было появление в упомянутом сборнике статьи К.В.Базилевича «Торговый капитализм» и генезис московского самодержавия в работах М.Н.Покровского. Именно в истории создания и расширения русского государства торговый капитал, по словам М.Н.Покровского, сыграл особую роль. Вопрос о создании Московского государства, полагал он, «неотделим от вопроса о причинах «возвышения Москвы». Эти причины М.Н.Покровский видел в торговом преимуществе Москвы, обусловленном выгодностью ее положения. Он признавал также, что при этом Московское государство было «созданием феодального общества». Однако это последнее верное положение так и осталось неразвитым и даже противоречащим его собственной схеме, где Московское государство оказывается созданием не феодального общества, а «торгового капитализма». Практически и рост территории Московского княжества у М.Н.Покровского выступал как распространение на другие земли московской финансовой организации.

В отличие от М.Н.Покровского К.В.Базилевич прослеживал создание национального государства Российского в тесной связи с крупными изменениями в политическом устройстве как Московского княжества, так и новых приобретений.

Согласно концепции М.Н.Покровского, в XV - XVI вв. еще не существовало основного условия для объединения и образования единого русского государства, не было «торгового капитализма», который один, по его мнению, мог покончить с феодальной раздробленностью и создать самодержавную царскую власть. При Иване IV, по М.Н.Покровскому, начинается разрушение феодальной организации, намечается переход к «торгово-бюрократической монархии» под воздействием «торгового капитализма». Однако этот процесс прерывается в XVII в., когда в московской государственной системе наблюдается «возврат к старине», ко времени до Ивана IV. Развитие крепостнических отношений XVII в. М.Н.Покровский не считал продолжением социально-экономического процесса предшествующего столетия. Тем самым историк приходил к грубейшей методологической ошибке – противопоставлению «феодального» и «крепостного» хозяйств как двух различных социально -экономических систем. Вскрывая несостоятельность этих положений на основе анализа экономических, политических, юридических документов Московского государства, К.В.Базилевич провел мысль о том, что Московское государство XVII в.

оставалось феодальным по своей социально-экономической основе и самодержавным по системе организации политической власти. Самодержавная феодально-крепостная централизованная монархия выражала, прежде всего, интересы дворянства, образующего ее социальный базис. Этот вывод способствовал преодолению теории «торгового капитализма» и утверждению ленинской концепции истории российского феодализма.

В ходе критики исторических взглядов М.Н.Покровского на проблему крестьянской войны и польской интервенции в начале XVII в., развернутой на страницах сборника А.А.Савичем и В.И.Пичетой и основанной на привлечении большого количества отечественных и зарубежных источников, советской исторической науке также удалось сделать существенный шаг вперед в утверждении новой концепции отечественного исторического процесса. Это нашло свое отражение, прежде всего, в выяснении причин, вызвавших движение крестьян под руководством Болотникова и выделение его из лагеря Лжедмитрия II. Накануне крестьянской войны крестьянство было зажато «в тисках феодальной эксплуатации, от которой можно было освободиться лишь путем ее полной ликвидации». В свете этого тезис М.Н.Покровского о голодных годах, якобы явившихся первопричиной выступления крестьян и холопов, в начале XVII в. выглядел совершенно непригодным. Голод только обострил и без того напряженные классовые противоречия в деревне между феодалами и зависимыми крестьянами. А.А.Савич верно подчеркнул стихийность и неорганизованность как главные причины поражения крестьянской войны под руководством Болотникова.

В статье В.И.Пичеты на фактах была четко показана антикрестьянская политика Бориса Годунова и Лжедмитрия I. Тем самым отмечались шатания М.Н.Покровского от «крестьянского» царя к «дворянскому», несостоятельность его позитивной оценки Б.Годунова и Лжедмитрия. Указывалось и на ошибки ученого в характеристике Василия Шуйского, в котором М.Н.Покровский видел олицетворение связи боярства с торговым капиталом. Все эти цари, по мнению В.И.Пичеты, являлись выразителями интересов различных группировок одного класса, класса феодалов.

По существу, впервые в советской историографии было уделено пристальное внимание иностранной интервенции в начале XVII в. и героической борьбе с ней русского народа. Работа А.А.Савича по этому вопросу была чрезвычайно богата конкретно-историческим материалом.

Статьи А.А.Савича и В.И.Пичеты помимо их научного назначения имели и большое патриотико-воспитательное значение накануне Отечественной войны.

Это же можно сказать и о статье В.И.Пичеты «М.Н.Покровский о войне г.». Здесь был четко определен национально-освободительный характер этой войны и показан героизм русского народа.

В ходе критики взглядов М.Н.Покровского на крестьянские восстания, где он явно преувеличивал степень их организованности, М.В.Нечкина поставила вопрос о причинах, вызвавших их, движущих силах, об участии в движениях национальных меньшинств, о причинах поражений, о роли России как жандарма Европы.

Резкой критике подвергла М.В.Нечкина взгляды М.Н.Покровского на движение декабристов. Двойственное отношение ученого к декабристам отрицательно сказывалось на разработке этой проблематики. По его мнению, высказанному в «Очерках по истории революционного движения в России XIXXX вв.», М.С.Ольшанский был «совершенно прав по отношению к Северному обществу – праздновать его ублюдочное выступление нечего». Кроме того, М.Н.Покровский противопоставил друг другу Северное и Южное общество в классовом отношении. Он считал, что у декабристов был не единый заговор, а два: дворянам севера противостояли мелкие буржуа южные. К этому надо прибавить ошибки историка в характеристике Общества соединенных славян.

М.Н.Покровский сравнивал это общество с «левыми эсерами», а Южное - с «правыми», что вообще не выдерживало никакой критики. Надо учитывать, что эти ошибки были восприняты и распространялись его учениками. В критической статье М.В.Нечкиной была изложена развернутая ленинская оценка движения декабристов, как «дворянских революционеров», первыми организованно выступивших против царизма с определенной программой.

В противовес выдвигаемым М.Н.Покровским построениям, основанным на его ошибочной теории «торгового капитализма» в статьях Н.М.Дружинина и Е.А.Мороховца, вошедших в первый том сборника, восстанавливалась ленинская концепция кризиса феодальной системы и отмены крепостного права в России. Указывалось на необходимость исследования глубинных социально-экономических процессов первой половины XIX в., бывших предпосылками реформы 1861 г. В том числе в работах обращалось внимание на эволюцию крестьянского и помещичьего хозяйства, рост внутреннего рынка, развитие капиталистической промышленности, уточнялась сущность и масштабы так называемого «помещичьего рационализаторства», размеры и буржуазное содержание которого сильно преувеличивались последователями М.Н.Покровского. В статье Н.М.Дружинина было показано, что колебания в объеме хлебного экспорта и цен на зерно, которые М.Н.Покровский клал в основу объяснения исторических событий XIX в. в действительности не были настолько ясно выраженными. Н.М.Дружинин и Е.А.Мороховец подчеркивали необходимость учета крестьянского антифеодального движения как одного из главных факторов кризиса и падения крепостничества. Е.А.Мороховец отмечал в качестве недостатка исторической литературы 1920-х – 1930-х гг. о реформе 1861 г., что в ней приглушалось буржуазное содержание реформы. Необходимо было конкретно и обстоятельно изучать пореформенное крестьянское и помещичье хозяйство в свете ленинского учения о борьбе двух форм капитализма в сельском хозяйстве в России. Эти две статьи, как и предыдущие, давали установки для дальнейших исследований историков.

Значительное внимание было уделено в сборнике критике наследия М.Н.Покровского по проблемам международных отношений и внешней политики России. Этому были посвящены статьи А.А.Сидорова, А.С.Ерусалимского, М.В.Джервиса, А.П.Попова.

В противовес широко распространенному в 1920-е начале 1930-х гг. в исторической науке мнению М.Н.Покровского о доминирующей роли во внешней политике торгового капитала с его извечной борьбой за торговые пути М.В.Джервис и, особенно А.П.Попов, провозгласили широкий подход к связи внешней политики с ее социально-экономической основой. Абстрактные социологические схемы, которые нередко у М.Н.Покровского являлись взаимоисключающими, были заменены конкретным историческим исследованием, основанном на углубленном изучении источников.

Складывалось представление об относительной независимости внешней политики от экономики, о прогрессивности результатов внешней политики России на Балканах, о крупной роли России в XIX в. на международной арене.

А.Л.Попов довольно подробно разбирал взгляды М.Н.Покровского, остановился в своей статье на межимпериалистических противоречиях, на самом понятии империализм.

Однако наряду с этими сдвигами в историографии внешней политики и условий, ее определяющих, обнаружились и некоторые расхождения между историками по ряду вопросов.

Например, А.А.Сидоров в статье «Ошибки М.Н.Покровского в оценке русско-японской войны» и А.С.Ерусалимский в работе «Происхождение мировой империалистической войны 1914-1918 гг. в освещении М.Н.Покровского» высказывались о России как о стране со средним уровнем развития капитализма накануне Великой Октябрьской революции. В то же время они расходились в оценке российского империализма. Так понятие «военно-феодальный империализм» А.А.Сидоровым трактовался как царизм эпохи империализма, а А.С.Ерусалимским – как определение особенностей монополистического капитализма в России.

Усиление критической деятельности советских историков по актуальным проблемам отечественной истории во второй половине 1930-х гг. было вызвано необходимостью решения задач, стоящих перед исторической наукой на новом этапе.

Борьба против фашистской фальсификации истории имела огромное политическое, идеологическое, патриотико-воспитательное значение. В условиях нарастания войны необходимо было показать несостоятельность взглядов фашистских историков на славян вообще и на русский язык как не способных к самостоятельному историческому развитию. Утверждениями о том, что в истории России с древнейших времен решающую роль играл германский элемент, оправдывались притязания фашистской Германии и ее лозунг «Drang nach Osten!». Именно поэтому одной из задач, стоявших перед советскими историками второй половины 1930-х гг., было воссоздание полной истории СССР на основе новой концепции отечественной истории.

Утверждение в исторической науке этой концепции было невозможно без преодоления социологических схем и приемов, ошибок и заблуждений М.Н.Покровского. Критика концепции исторического развития России М.Н.Покровского приобрела еще большее значение в силу его главенствующей роли на историческом фронте в 1920-е – начале 1930-х гг. и его влияния на историков. Этим, в частности, можно объяснить резкость критики в адрес «школы Покровского».

В ходе критики наследия М.Н.Покровского было окончательно преодолено влияние экономического материализма на советских историков.

Это нашло отражение в раскрытии несостоятельности теории торгового капитализма, упрощенного подхода к изучению исторических событий и явлений с позиций современности. Был провозглашен переход от социологических схем к изучению исторического процесса на конкретноисторическом материале в полном хронологическом объеме.

С другой стороны, в статьях, где критиковалось творческое наследие М.Н.Покровского и, прежде всего, вошедших в двухтомник «Против исторической концепции М.Н.Покровского» и «Против антимарксистской концепции М.Н.Покровского», внимание советских историков обращалось на изучение истории страны на всем ее протяжении, с древнейшего времени и до современности, с позиции историзма. Критика М.Н.Покровского вела историков к тщательному изучению целостного исторического процесса, к расширению проблемно-тематической структуры исторической науки.

В проблематике исследований происходит смещение акцентов в сторону изучения дореволюционной истории России. При этом основной стала национально-патриотическая идея, что обозначало отказ от позиции «национального нигилизма», свойственного историкам 1920-х – начала 1930-х гг.

Таким образом, критической работой советских историков второй половины 1930-х гг. создавались условия для работы над учебниками и обобщающими трудами по отечественной истории. Большинство статей, вышедших в эти годы, были написаны с позитивно-исследовательских позиций.

Глава 2. НОВОЕ В ПОНИМАНИИ ПРЕДМЕТА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ И В РАЗРАБОТКЕ ЕЕ ПРОБЛЕМ.

§ 1. Изменение направленности научно-исследовательских работ советских историков в 1930-е гг.

Предметом изучения становились не отдельные, наиболее актуальные с позиции современности, проблемы, а вся совокупность исторического процесса в его хронологической и событийной полноте. Появилось новое понятие «гражданская история», включавшая в себя весь исторический процесс во всем его многообразии, в полном объеме событий и действующих лиц, в хронологической последовательности.

Одним из подтверждений этому служил возврат к практике систематического освещения отечественной истории. В эти годы в Институте истории началась подготовительная работа к созданию многотомной истории СССР. В 1937 г. был разработан план пятитомника по истории СССР. После доработки этого плана было решено увеличить объем издания до семи томов.

По пересмотренному в 1939 г. плану издание увеличилось до двенадцати томов.

Работа, которая велась по подготовке к изданию многотомной истории, была прервана начавшейся Великой Отечественной войной.

Расширению проблемно-тематической структуры исторической науки способствовала перестановка в актуальности проблем истории СССР.

Происходит смещение акцентов исследовательской работы в сторону изучения дореволюционной истории России. Во второй половине 1930-х гг. была существенно потеснена революционная тематика, занимавшая господствующее положение в исторической науке 1920-х гг. Это происходит как за счет усиления внимания к дореволюционной истории России, так и за счет хорошей разработки этой тематики в предшествующий период.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






















© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.