WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 69 |

12. Была разработана «Программа обновления и развития национальной школы на 1991–1995 гг.» (1990 г.), приняты законы Республики Карелия «О правовом статусе национального района, национальных поселковых и сельских Советов в Республике Карелия» (1991 г.), «Об образовании» (1994 г.), «О культуре» (1994 г.), создан Фонд национального возрождения (1992 г.), подготовлена и утверждена «Концепция возрождения и развития языка и культуры карел, вепсов, финнов Республики Карелия» (1994 г.) и программа к ней (1995 гг.), разработана «Концепция развития финно-угорской школы» и программы к ней (1997 г.), утверждены целевые программы «Этнокультурное образование в Республике Карелия на 2000–2005 гг.»., «Развитие сферы культуры в Республике Карелия на период до 2010 года» (1999 г.), внесены дополнения, изменения и поправки в Конституцию Республики Карелия и в «Концепцию социально-экономического развития Республики Карелия на 1999–2002–2020 годы», приняты постановления Правительства Республики Карелия «О мерах по совершенствованию обучения карельскому, вепсскому и финскому языкам в общеобразовательных учреждениях Республики Карелия» (1999 г.), «О мероприятиях по национальному развитию и межнациональному сотрудничеству народов, проживающих в Республике Карелия, на 2002–2005 годы (2001 г.), принят закон «О государственной поддержке карельского, вепсского, финского языков в Республике Карелия» (2004 г.) и программа к нему (2005 г.).

Раздел I Быть ли в Карелии карельскому языку № Быть ли в Карелии карельскому языку (Из выступлений представителей Министерства просвещения и представителей научной и художественной общественности) В. Степанов, министр просвещения Карельской АССР:

Министерством просвещения подготавливается в 1990–1991 гг. эксперимент по преподаванию в начальных классах некоторых школ Олонецкого и Пряжинского районов карельского языка и в Шелтозерской средней школе – вепсского языка. Существует договоренность с научными сотрудниками Института языка, литературы и истории Карельского филиала Академии наук СССР по созданию букварей и другой учебно-методической литературы. Букварь карельского языка уже создан, и требуется его срочное рецензирование специалистами и опытными учителями, владеющими карельским языком (ливвиковским, т. е. олонецким наречием). В 1989 году букварь карельского языка должен быть издан, к году планируется издание букваря вепсского языка.

С. Михайлов, заведующий музеем истории Карельского пединститута:

В республике, носящей одноименное название, карельский язык в школах совершенно не упоминается, а дети-карелы стесняются говорить на родном языке, на котором дома общаются их родители и бабушки. И это тоже одна из причин уменьшения численности этих народов. В этой ситуации совершенно необходимо возрождение и развитие карельской письменности. Успеха здесь можно достичь только в единстве инициативы «сверху» и «снизу». Инициатива населения может быть организована обществом изучения и развития карельского и вепсского языков, или можно его назвать обществом по развитию карельской и вепсской культуры. Цель общества: распространение знаний об истории этих народов, их духовной и материальной культуре и языке. Оно могло бы заняться организацией лекториев, чтением лекций, проведением конференций, праздников языка, созданием литературы, телевизионных и радиопередач на карельском и вепсском языках.

В. Машин, заведующий финской редакцией издательства «Прогресс»:

Я могу только приветствовать то, что уже в самое ближайшее время в школах Олонецкого и Пряжинского районов начнется обучение детей родному карельскому языку.

Очень хорошо, что к этому времени школы получат букварь карельского языка. Но этого мало. Необходимо, мне кажется, оперативно подготовить и издать хотя бы небольшую книжку для чтения, а в недалеком будущем и содержательную, интересную хрестоматию. Да и вообще следовало бы расширить рамки издательской и печатной деятельности на карельском языке. Лично мне непонятно, почему газета «Неувосто-Карьяла» и журнал «Пуналиппу» до сих пор ничего не предпринимают в этом направлении, хотя речь об этом шла неоднократно. И существует опыт издания на карельском языке в предвоенные годы. Думается, что в наших архивах сохранилось немало хорошего и полезного для сегодняшнего дня, и на это стоило бы обратить внимание. А создание самодеятельного общества по развитию карельской культуры как координирующего общественного органа имело бы огромное значение.

Г. Керт, доктор филологических наук:

Трудно переоценить значение сегодняшнего совещания. Воссоздание письменности укрепит общественные функции карельского языка, поможет кодифицировать его нормы. В то же время оно даст импульс сохранению и развитию национальной карельской культуры во всем ее многообразии (литература, фольклор, музыка, народные обычаи и обряды, ремесла и многое другое). Необходимо создать комплексную программу по сохранению и развитию национальной культуры в республике. Чрезвычайно важно поддерживать и развивать культуру межнациональных отношений в условиях нашей многонациональной республики. Необходимо, чтобы все народы и народности, имеющие равные юридические права, смогли фактически, на деле реализовать свои национальные потребности. Нет интернационального без национального.

Успех этого большого дела во многом будет зависеть от того, насколько поднимающаяся инициатива снизу будет поддержана соответствующими государственными организациями.

П. Зайков, доцент, кандидат филологических наук:

Знания о карельском языке даже у живущих в нашей республике порой очень приблизительные. В школах ведь об этом почти не говорят, на страницах газет и журналов заметок о карельском языке тоже не найдете. Вопрос о том, почему карелы до сих пор не имеют письменности, вот уже в течение нескольких десятков лет упорно замалчивается. Нежелание поднимать и решать эту проблему, вопервых, загоняет саму проблему в угол; во-вторых, играет на руку тем, кто считает, что в нашей стране национальные вопросы решаются удовлетворительно. Авторитет карельского языка в нашей республике сейчас чрезвычайно низок. Дети перестают даже в семьях говорить на родном языке, стесняются его и даже требуют от родителей, чтобы они говорили только по-русски. Некоторые, у кого родители являются карелами, при получении паспорта меняют свою национальность.



У нас в Карелии финский язык в настоящее время преподается в 36 школах. Это хорошо. Удивляет же другое: вводя финский язык в карельские школы, мы якобы решаем проблему преподавания родного языка. Считать так значит быть на такой позиции, что родным для карел является финский язык. Но когда мы наконец усвоим, что родным для карел является карельский, а финский – для финнов Когда мы усвоим, что карельский язык является таким же самостоятельным языком, как финский, эстонский, вепсский и другие финно-угорские языки Когда мы усвоим, что письменность на финском языке не заменяет и не может заменить карельской письменности М. Муллонен, заведующая кафедрой финского языка и литературы ПГУ:

Я поддерживаю идею создания общества карельской и вепсской культуры. Воссоздание карельской письменности следует начать с создания творческой группы, способной подготовить учебные пособия для начального обучения. По вепсскому языку такая группа уже создана. Если будут изданы букварь и книга для чтения на карельском языке, думаю, что многие учителя финского языка, работающие ныне в Олонецком районе и владеющие карельским языком, могут после краткосрочных подготовительных курсов вести начальное обучение родному языку.

Подготовку учителей карельского и вепсского языков на первых порах можно было бы осуществлять на кафедре финского языка и литературы университета с привлечением специалистов по этим языкам из филиала АН СССР. Можно бы использовать и богатейшую фонотеку ИЯЛИ.

Н. Филатов, старший редактор главной редакции радиопередач на финском и карельском языках:

На отделение карельского языка Петрозаводского университета в 1939 году была принята группа молодежи, около 40 человек. В архивах, возможно, сохранились учебные программы этого отделения.

В дошкольном педучилище, в пединституте и на отделении финского языка госуниверситета надо организовать факультативы или какую-то другую форму оказания методической помощи для будущих специалистов, которые будут обучать детей карельскому языку. <...> З. Строгальщикова, кандидат филологических наук:

Обсуждение проблемы очень своевременно. Как показало исследование, у вепсов объективно происходит постепенный переход народности на русский язык. Это последствия отсутствия письменности, литературы на родном языке, интереса к нему средств массовой информации. Поэтому изучение вепсского языка в школе поднимет пошатнувшийся престиж языка и, будем надеяться, изменит отношение к нему самого народа. Важно и то, что большинство населения было за введение вепсского языка в школе.

Нужно менять не только отношение к национальным языкам, но и в целом к национальным культурам. То же исследование показало, что вепсы мало знают о происхождении своего народа, основных этапах его истории. Необходимо срочно вводить преподавание народоведения. Стоит подумать и о предмете «Народы Карелии».

У. Конкка, фольклорист, кандидат филологических наук:

Старый учитель, известный у нас поборник карельской культуры М. П. Пирхонен из поселка Калевала (к нашему прискорбию, недавно скончавшийся) писал буквально следующее в последние дни своей жизни: «Установилось мнение, что истинный патриот тот, кто у себя дома не говорит на родном карельском наречии». <...> Надо всеми силами и средствами воспитывать в людях уважение к своей культуре и родному языку.

Важную роль здесь могла бы сыграть пресса. Почему бы не печатать в районных газетах время от времени материалы на карельском языке Знаете, как приятно представителю «бесписьменной» народности увидеть в печатном слове свою родную речь.

Р. Пелля, заведующий редакцией литературы на финском языке издательства «Карелия»:

Уже несколько лет в своих публичных выступлениях я говорю, что издательство выпускает литературу на трех языках: русском, финском и карельском. Так что утверждение о том, что карельского языка как письменного не существует, не может быть принято как абсолютно бесспорное. Мы выпустили уже три поэтические книжки Владимира Брендоева, пишущего на диалекте олонецких карел; сейчас в производстве его прозаическая книжка «Кюльмил» («На постое»). Герои романа Артема Степанова говорят на севернокарельском диалекте; в книге «Сказ о Костомукше» вы найдете целые рассказы, написанные на этом диалекте. Другое дело, что не существует единого литературного карельского языка и зафиксированных его норм.

Л. Маркианова, кандидат филологических наук:

В Карелии в результате определенных умозрительных представлений карельский язык, которым народ пользовался веками и который, несмотря ни на что, до сих пор бытует, и больше того – на нем существует богатейший фольклор, постепенно начал квалифицироваться как ненужный. По всей видимости, нам сегодня не удастся оставить эту проблему без внимания, и именно к языку, как к первоэлементу, основному компоненту культуры и показателю этнической принадлежности народа, необходимо обратиться прежде всего. Настала пора от разговоров, продолжающихся не один год, переходить к делу.





Нужна конкретная программа действий на уровне соответствующих инстанций.

Комсомолец. 1988. 23 апреля.

№ И русский, и финский...

(В сокращении) Я карел. Мой народ и вепсы – мы не имеем письменности, пользуемся финским и русским языками. Считаю правильным, что в материалах пленума, состоявшегося недавно, областной комитет КПСС остро поставил вопросы о сохранении карельской и вепсской культуры. Сам я в школе учил русский язык, в техникуме – финский. Хотелось бы, чтобы решение проблем не осталось на бумаге, а воплотилось в жизнь.

П. Сидоров, участник Великой Отечественной войны, пенсионер.

п. Спасская Губа.

Читаю в Петрозаводске вывески на финском языке, смотрю на кипы нераспроданных журналов, слышу радиопередачи и грустно думаю о том, что послевоенное поколение финнов не знает родного языка.

Ничего не говорят им холодные неоновые огни. Народ, забывающий свой язык, – это страшно. Не написаны еще книги о судьбах ингерманландцев. Наши отцы и деды не забывали родного языка. Мы, дети, говорили на финском, гордились, что знаем еще и русский, карельский, а некоторые – и эстонский.

А в школе – не звучат ли стихи Маяковского «Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин...» как право на исключительность одного языка Может быть, теперь преподавание финского языка изменилось к лучшему Думаю, не очень.

Четыре года назад я окончил филологический факультет пединститута. На выпускных экзаменах студентка, второй год подряд проваливавшая экзамен по русскому языку, в сердцах воскликнула в адрес членов госкомиссии: «А нужен мне этот ваш язык!..» Выходит, искусственное возвеличивание одного языка над другими ничего не дало Словом, в последнее время мы не преуспели в изучении языков и даже забыли то, что знали. Дело идет к тому, что скоро ненужными станут газеты, журналы и книги на финском языке.

В продаже нет, например, финско-русского словаря, а выпущенный в 1955 году стал библиографической редкостью.

Платные курсы языка многого не решат. Изучение языка, считаю, нужно начинать с детского сада, в университете открыть, может быть, вечернее финно-угорское отделение. Готовить не только учителей, но и переводчиков. Довольно прятаться за словами «проблема» и «к сожалению».

В. Терехов. Петрозаводск.

Разные мнения могут вызвать эти процитированные письма. Кто-то согласится с высказанными авторами писем суждениями, кто-то имеет другую точку зрения. При всем при том трудно не согласиться с приславшими письма в том, что тема поднята действительно важная. И появляющиеся время от времени в редакционной почте письма на эту тему – тому подтверждение.

В равной степени противоречивые мнения может вызвать и наш разговор – это естественно. И тем не менее...

Попробуем не впадать в крайности. Постараемся быть объективными, тем более что вопрос этот не простой, и связан он прежде всего с историей национально-государственного строительства нашей автономной республики...

Декабрь 1920 года. «Мы, представители карельских волостей – Ухтинской, Вокнаволокской, Юшкозерской и других, констатируем, что освободившаяся от капиталистического ярма Карелия только в тесном союзе с Советской Социалистической Федеративной Республикой может восстановить свое разрушенное экономическое положение и создать новое социалистическое общество Карелии».

Процитированный документ был принят делегатами шести карельских волостей в Ухте (ныне поселок Калевала), когда во время белофинской оккупации края правители буржуазной Финляндии пытались под видом освобождения карел и вепсов создать свои марионеточные правительства. Коренное население нашего края задавалось тогда вопросом: неужели тяжелое военное положение вынудит правительство молодой Советской республики отдать на откуп оккупантам кемские, повенецкие, олонецкие и другие исконно российские земли И хотели одного: разрешить им с оружием в руках защищать свое право жить в составе Советской России.

А еще раньше, летом 1920 года, губернский ревком, состоявший из пяти карел, двух финнов и одного русского, решил: не должно быть национального разъединения карельских, русских и других граждан Севера. Восьмого июня того же года ВЦИК молодой Республики Советов принял постановление о создании советской национальной государственности карельского народа. Тогда же установил ревком Олонецкой губернии в деле народного образования два языка – русский и финский. И на первом Всекарельском съезде, состоявшемся в феврале 1921 года, свою речь Эдвард Гюллинг произносил на двух языках – русском и финском.

Напоминаю об этом только затем, чтобы еще раз убедиться в том, как неразрывны были на всем протяжении истории судьбы карел, русских, финнов, а значит, и судьбы их национальных культур, и неотъемлемой части культуры – языка.

В Центральном архиве республики хранится интересный документ – письмо Э. Гюллинга профессору из Хельсинки Карлу Крону. «Национальная культурная работа для нас, – пишет Гюллинг, – не является самоцелью... Это лишь средство, наиболее способное развивать из карельского трудового народа энергичного борца в общем могучем революционном строительстве. Мы ведем эту работу, ни в коей мере не уменьшая, а наоборот, укрепляя единство проводимой во всем Советском Союзе революционной культурной работы. Мы считаем важным особенно, чтобы карелы наряду с изучением финского литературного языка изучали бы также и русский, тем самым еще в большей степени мы могли бы приобщиться к могучей массово-культурной работе, которая проходит в России. К этому нас центральная власть не принуждает...».

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.