WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 69 |

«Пик» дискуссии пришелся на 1988–1989 гг., однако она приняла «затяжной» характер, чему способствовало начало второй дискуссии, посвященной вопросу огосударствления карельского языка.

Материалы этого раздела свидетельствуют о том, что постановка задачи возрождения карельского языка и, главное, предлагаемые для ее решения методы не встретили сколько-нибудь серьезных возражений, а, наоборот, нашли поддержку, и не только в среде прибалтийско-финских народов.

Медленное развитие национальной школы, низкие темпы повышения языковой компетенции учащихся, не обеспечивающие достижения «возвратного двуязычия» (свободного владения карельским и русским языками), порождали поиск более эффективных законодательных форм защиты языка. Именно в этих поисках зародилась правовая модель языковой мобилизации. Сторонники такого подхода считали, что необходимым условием, гарантирующим сохранение и дальнейшее развитие карельского языка, является обязательное наделение его статусом государственного.

В 1991 г. первый съезд представителей карел принял декларацию, пункт 8 которой гласил: «Исходя из сложившейся демографической ситуации, съезд считает необходимым признание государственными языками Карельской АССР карельского и русского.

В республике должны быть созданы возможности для пользования карельским языком, наряду с русским, в государственных учреждениях и организациях, т. е. гарантированы условия для его изучения.

Необходимо обеспечить обучение карельскому языку в детских садах и школах» (12).

Последующие съезды (1994 г., 1998 г., 2001 г., 2005 г.) продублировали это решение, хотя и не в такой жесткой формулировке.

Материалы второго раздела иллюстрируют процесс поисков реализации этой модели языковой мобилизации. Здесь приводятся тексты восьми проектов закона о государственных языках республики.

Весной 1994 г. Министерством юстиции Республики Карелия были подготовлены два проекта закона о языках (см. Раздел II, №№ 1 и 2), не содержавших, однако, ответа на вопрос об огосударствлении карельского языка.

Но их появление, а также начавшаяся дискуссия «Какие языки в Карелии должны быть государственными» стали своеобразным стимулом к разработке Государственным комитетом Республики Карелия по национальной политике (далее – Госкомнац) проекта закона «О языках в Республике Карелия» в начале 1996 г. (см. Раздел II, № 3). В этом проекте впервые была определена концепция закона, согласно которому карельский язык наделялся функциями второго государственного языка.

20 марта 1996 г. текст проекта закона обсуждался в Институте языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН с участием председателя Совета уполномоченных съезда карел В. Е. Богданова.

С учетом недостатков проекта закона (нечетко прописанные функции карельского языка как государственного, придание статуса государственного языка двум диалектам карельского языка, ограничение действия закона территорией компактного расселения карел и др.) было принято решение о создании рабочей группы и доработке проекта закона.

Четвертый вариант проекта закона о языках, опубликованный в газете «Карелия» в начале сентября 1996 г. для обсуждения, был подготовлен рабочей группой, состоявшей из научных сотрудников Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН (автор Е. И. Клементьев при участии П. М. Зайкова, Г. М. Керта, Н. Н. Мамонтовой, Л. Ф. Маркиановой) (см. Раздел II, № 4). Именно этот законопроект вызвал острейшую полемику в республиканских СМИ.

В газете также была опубликована пояснительная записка к проекту закона, подготовленная заместителем председателя Госкомнаца В. Н. Бириным. Содержавшийся в пояснительной записке тезис о том, что «карельский язык в его нынешнем состоянии не может выполнять функции государственного языка», дал дополнительный аргумент противникам государственного двуязычия.

В начале 1997 г. были подготовлены несколько вариантов проектов закона о языках.

В одном из них, разработанном депутатом Законодательного Собрания Республики Карелия Г. Ф. Андреевым и опубликованном в январе 1997 г. в газете «Карелия», функциями государственного языка наделялся только русский язык (см. Раздел II, № 5).

В Госкомнаце был подготовлен новый вариант проекта закона «О языках в Республике Карелия» (см. Раздел II, № 6), рассмотренный на заседании Правительства Республики Карелия 25 февраля 1997 г.

По предложению Председателя Правительства В. Н. Степанова было принято решение о разработке двух проектов законов – «О языках в Республике Карелия» и «О статусе государственного языка Республики Карелия» (последний не был подготовлен – см. Раздел IV, № 23).

В соответствии с этим поручением представителем Правительства республики в Законодательном Собрании Республики Карелия А. И. Киннером был подготовлен проект закона «О языках в Республике Карелия» (см. Раздел II, № 7), многие положения которого не были достаточно проработаны. Статус русского языка как государственного определялся ст. 68 Конституции Российской Федерации. С одной стороны, он объявлялся единственным государственным языком в республике, с другой – в ст. проекта закона говорилось о том, что «каждый имеет право свободного выбора и использования любого из государственных языков (выделено нами. – Е. К., А. К.) для передачи устной и письменной информации, воспитания, обучения и творчества». Проект закона предполагал право граждан и обязанность должностных лиц использовать карельский, финский и вепсский языки в общении, передаче информации и делопроизводстве, в порядке, установленном законом. Однако сам порядок использования этих языков не был прописан.



Одновременно Государственный комитет по национальной политике с учетом замечаний, высказанных в ходе обсуждений, подготовил новый вариант проекта закона «О языках в Республике Карелия» (см. Раздел II, № 8). Он был направлен Председателю Правительства для официального представления в Законодательном Собрании. Однако от последнего был получен отказ, и законопроект был внесен для обсуждения в Законодательном Собрании депутатом Палаты Республики В. В. Богдановым. Рассмотрение проекта закона состоялось в Палате Республики Законодательного Собрания РК 29 января 1998 г.

Большинством голосов проект был отвергнут (см. Раздел IV, №№ 25, 26).

В третьем и четвертом разделах сборника публикуются материалы, отражающие ход обсуждения законопроектов. В третьем разделе приводятся материалы дискуссии «Какие языки в Карелии должны быть государственными». В четвертом разделе собраны документы официального характера – отзывы, заключения, протоколы заседаний, стенограмма обсуждения проекта закона «О языках в Республике Карелия» в Законодательном Собрании. В этот раздел также включены направленные Комитетом по национальной политике в Правительство документы, содержащие анализ обсуждения проектов закона в прессе, и обращения общественных организаций в адрес руководства республики.

Вначале дискуссия велась в основном на страницах карелоязычной газеты «Oma mua» («Своя земля») и финноязычной «Karjalan Sanomat» («Новости Карелии»), поэтому ее ход был неизвестен большей части населения Карелии. После опубликования в газете «Карелия» проекта закона «О языках в Республике Карелия» в обсуждении проблемы государственных языков приняли участие практически все республиканские газеты.

Вторая языковая дискуссия, в отличие от первой, быстро приняла остро полемический характер.

Публикуемые в этих разделах сборника материалы достаточно полно отражают аргументацию сторонников и противников огосударствления карельского языка.

Неприятие правовой модели языковой мобилизации поддерживалось межнациональными конфликтами, в том числе национально-языковой политикой в Прибалтике. У части населения республики складывалось мнение, что принятие закона о государственном двуязычии в республике может привести к межнациональной конфронтации.

Отклонение законопроекта в Законодательном Собрании РК не ослабило накал страстей. Вопрос об огосударствлении карельского языка вновь возник при обсуждении проекта Конституции Республики Карелия в 2000–2001 гг. и вновь остался нерешенным.

* * * Документы, представленные во втором и четвертом разделах сборника, хранятся в текущем архиве Государственного комитета Республики Карелия по национальной политике.

Ряд газетных материалов, включенных в первый и третий разделы сборника, по причинам большого объема, повторов, наличия информации, не относящейся прямо к рассматриваемой проблеме, даны в сокращении.

В пределах каждого раздела материалы расположены в хронологической последовательности. При публикации газетных статей сохранены авторские названия. Статьи, не имеющие названий, озаглавлены составителями, заголовки при этом заключены в квадратные скобки.

Статьи из газет «Oma mua» и «Karjalan Sanomat» даны в переводах.

Язык и стиль документов и материалов сохранен при орфографической, пунктуационной и минимальной стилистической правке в соответствии с нормами современного русского языка. Текст стенограммы обсуждения законопроекта «О языках в Республике Карелия» на заседании Палаты Республики Законодательного Собрания Республики Карелия дается в литературной обработке В. Н. Бирина.

* * * В последующих за данным сборниках авторы, работающие над проектом «Карелия: модели этнической мобилизации», надеются опубликовать материалы и исследования, посвященные различным сторонам означенной проблемы: основные документы всех национальных общественных и политических организаций республики, пяти съездов карел, двух национальных конгрессов карел, вепсов и финнов и др. В планах авторского коллектива подготовка специальных томов, освещающих деятельность законодательной и исполнительной властей Республики Карелия по сохранению и развитию культурно-языкового наследия прибалтийско-финских народов республики, правовой защите их интересов. Специальный том документов и материалов будет посвящен проблемам развития «национальной школы», ее месту в сохранении прибалтийско-финскими народами республики своей этнокультурной идентичности.

Авторский коллектив надеется, что публикуемые материалы привлекут внимание как специалистов, так и всех интересующихся современными этнополитическими проблемами.

* * * Составителями сборника документов и материалов «Карелы: модели языковой мобилизации» являются Е. И. Клементьев, к.и.н., старший научный сотрудник Института языка, литературы и истории КНЦ РАН (руководитель), В. Н. Бирин., к.и.н., начальник отдела Государственного комитета по делам национальной политики Республики Карелия, А. А. Кожанов, к.и.н., заведующий кафедрой Петрозаводского госуниверситета.





Предисловие к сборнику написано Е.И. Клементьевым и А.А. Кожановым.

Пользуясь случаем, составители сборника выражают признательность рецензентам к.и.н. А.И. Бутвило и к.и.н. А. Ю. Жукову, критически и вместе с тем доброжелательно оценившим работу составителей. Мы выражаем огромную благодарность литератору А. Л. Волкову и языковеду, д.ф.н. Г. М. Керту, предоставившим значительную часть материалов по дискуссиям «Быть ли в Карелии карельскому языку» и «Какие языки в Карелии должны быть государственными». Выход настоящей работы в свет не был бы возможным без помощи, оказанной составителям Н. Л. Шибановой на всех этапах работы по проекту «Карелия: модели этнической мобилизации».

Примечания:

1. Список работ, изданных ЦИМО, приведен в конце сборника.

2. Ленинская правда. 1990. 11 августа.

3. См. подробнее: Кожанов А. А. Изменения в этническом составе сельского населения Карельской АССР в послевоенный период (1945–1979) // Этнокультурные процессы в Карелии. Петрозаводск, 1986. С. 5–20; Клементьев Е. И., Кожанов А. А. Сельская среда и население Карелии. 19451960 гг. Историко-социологические очерки. Л., 1988. С. 15–37; Клементьев Е. И., Кожанов А. А.

Сельская среда и население Карелии. 1960–1980-е годы. Историко-социологические очерки. Петрозаводск, 2000. С. 6–45.

4. С 1939 г. по 1959 г. удельный вес городского населения увеличился с 23,1 % до 62,9 %, а численность карел-горожан по отношению к их общей численности за это же время возросла с 11,1 тыс.

человек до 26,5 тыс. человек. В конце 1950-х годов 31 % всех карел республики являлись городскими жителями (рассчитано по: НА РК, ф. 1532, оп. 1, д. 128/1390, л. 51; ф. 659, оп. 14, д. 1/5, л. 3–6), к 1989 г. это показатель возрос до 61,8 % (рассчитано по: Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Сборник III. Национальный состав населения Карельской АССР. Петрозаводск, ноябрь 1990. С. 17).

5. С 1939 г. по 1959 г. общая численность карел сократилась с 108,6 тыс. чел. до 85,7 тыс., к 1989 г.

она уменьшилась до 78,9 тыс. чел., в том числе численность сельских карел уменьшилась соответственно с 97,5 тыс. чел. (1939 г.) до 30,2 тыс. человек (1989 г.), а карел-горожан за эти же годы возросла с 11,1 тыс. до 48,8 тыс. человек (рассчитано по: НА РК, ф. 1532, оп. 1, д. 128/1390, л. 51; ф.

659, оп. 14, д. 1/5, л. 3–6, Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Сборник III. Национальный состав населения Карельской АССР. Петрозаводск, ноябрь 1990. С. 17).

6. По демографическим стандартам ООН население считается старым, если доля пожилых превышает 12 % (Современная демография. М., 1995, С. 235). В 1959 г. в возрастно-половой структуре карел на долю лиц в возрасте до 14 лет приходилось 29,5 %, в возрасте 60 лет и старше – 9,1 %, в 1989 г. эти соотношения составили соответственно 15,7 % и 20,3 %. Рассчитано по: НА РК, ф. 659, оп. 14, д. 3/13; Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Сборник III. Национальный состав населения Карельской АССР. Петрозаводск, ноябрь 1990 г. С.17.

7. По данным этносоциологического обследования русского, карельского и белорусского населения, проведенного под руководством авторов настоящего предисловия в 1979 г., в карельских семьях муж с женой практически в равной мере пользовались и карельским и русским языками.

Такая же модель языкового поведения характерна и для внутрисельских языковых контактов с представителями своей национальности. Лишь в общении с родителями карелы чаще пользовались языком своей национальности. В общении же с детьми основная функциональная нагрузка приходилась на русский язык. См. также: Раздел I, № 22.

8. См. подробнее: Клементьев Е. И. Национально-культурные ориентации карельского городского населения // Советская этнография. 1976. № 3. С. 68.

9. См. подробнее: Клементьев Е. И. Языковые процессы в Карелии (по материалам конкретносоциологического исследования карельского сельского населения) // Советская этнография.

1971. № 6. С. 38–44; Клементьев Е. И. Развитие языковых процессов в Карелии (по материалам конкретно-социологического исследования карельского городского населения) // Советская этнография. 1974. № 4. С. 26–36; Клементьев Е. Некоторые черты языковой ситуации в Карелии:

тенденции развития, современное состояние (на примере карел, вепсов, финнов) // Финно-угроведение. 1994. № 1. С. 41–60.

10. НА РК, ф. 659, оп. 14, д. 1/5, л. 27; 1532, оп. 1, д. 128/1390, л. 51; Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Сб. III. Национальный состав населения Карельской АССР. Петрозаводск, 1989. С. 32. Считается, что, если у половины представителей этнической общности национальность и родной язык не совпадают, перспективы сохранения ее весьма проблематичны (Козлов В. И. Динамика численности народов. М., 1969).

11. Ленинская правда. 1991. 2 июля.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.